Значения слов в ненастоящем времени

«Если на клетке слона прочтешь надпись «буйвол», не верь глазам своим»

22.05.2015 в 18:42, просмотров: 7862
Значения слов в ненастоящем времени
фото: Алексей Меринов

Бытие определяет сознание. Сознание определяет язык. Заметили, что он у нас в последние годы стал каким-то... ненастоящим, что ли? Например, мы к месту и не к месту говорим «как бы»: «Завтра как бы приезжает шеф». Как бы? Он что, иллюзионист? Если вы сомневаетесь, для этого есть слова «вроде», «вероятно», «очевидно», «кажется», «по-видимому»... Но они оказываются ненужными — зачем «париться», когда есть вездесущее «как бы»?

А бывает, что мы, напротив, ни на йоту не сомневаемся — для этого в новоязе имеется слово-вытеснитель «реально»: «реально интересный», «реально рассердился» и т.п. Если надо «реально усилить» высказываемую оценку, в ход идут новоязовские словечки «по-любому», «в разы». Ну и завершает этот словарь Эллочки-людоедки слово-паразит «типа»: «Он типа куда-то уехал».

Почему так происходит? Ненастоящие слова отражают виртуальную реальность, вытесняющую действительность. Мы все больше привыкаем к тому, что надо воспринимать жизнь в соответствии с наставлением Козьмы Пруткова: «Если на клетке слона прочтешь надпись «буйвол», не верь глазам своим».

Российская политика — давно уже сплошной «фейк» (модное такое русское слово, позаимствованное у проклятых «пиндосов»). В Госдуме «как бы» заседают — в роли политиков — спортсмены, шоумены и бизнесмены. Они заняты «типа» законотворчеством — проштамповывают спущенные из Кремля декреты, а также выступают с законодательными инициативами уже «реально» за гранью здравого смысла, ведь кашу маслом «по-любому» не испортишь.

Но «фейк» царит не только в политике. Включаешь телевизор — а там сплошь все «ненастоящие»: певцы исполняют чужой репертуар, подражая мастерам-легендам (неизменно с понижением качества); в качестве журналистов выступают пропагандисты, а в Интернете — вообще все кому не лень. Пишут обо всем, навязывая читателю выводы на основе снятых с потолка фактов и цифр. «Фейковая» атмосфера влияет и на профессиональную прессу: отличить содержание, заслуживающее доверия, от «фейка» и там становится практически невозможно. Ну а уж форма — это песня!

О безграмотности. Нередко вижу, что профессиональные журналисты, выпускники лучших вузов России, пишут «начеку» в два слова — «на чеку», а «неспроста» в три — «не с проста». Но журналисты-недоучки — явление не чисто российское. Когда смотришь CNN или ABC, порой видишь безграмотные титры ничуть «не хуже» российских образцов. Вдобавок «у них» почти не осталось настоящих новостей — их заменили дискуссионно-развлекательные шоу. Из-за этого многие американцы смотрят британский продукт BBC, а кое-кто — даже пропагандистские телеканалы Russia Today и Al Jazeera: хоть и пропаганда, но по форме больше напоминает новости.

В материальной сфере «фейк» свирепствует еще больше, чем в духовной. Не будем сыпать соль на раны напоминаниями о контрафактной фармацевтической продукции или о сделанных на Малой Арнаутской «лейблах» западных фирм. Даже если вы покупаете одежку-обувку «крутой» фирмы не на московской барахолке, а в приличном магазине где-нибудь в Лондоне, Париже или Нью-Йорке, это еще не гарантия фирменного качества. Потому что изготовляется все это почти всегда не в Европе или Америке, а в Китае, Вьетнаме, Бангладеш, Гондурасе, Беларуси и далее — «по странам и континентам».

В силу возраста я еще помню времена, когда японская электроника — радио, видео, фото — была японской без кавычек. Сегодня без кавычек — только для японского рынка, а все другие покупают «японскую», сделанную в Китае, Таиланде, Тайване и т.п. А не так давно купил в Дании куртку-ветровку шведской (когда-то) фирмы Melca, сделанную в Таиланде. Она была на два размера больше, чем я обычно покупаю, — и впору! Рядом висела ветровка другой фирмы на размер меньше моего обычного — она тоже была впору! Откуда-то берутся и «фейковые» размеры, хотя вроде европейцы в страны «третьего мира» свои лекала дают — шейте по ним... А когда я попытался в Америке купить джинсы фирмы Levi’s, то две одинаковые пары одной и той же модели (514) оказались очень неодинаковыми и категорически мне неподходящими. Одни брюки были сделаны в Индонезии, другие — в Мексике.

Глобализация приносит баснословные барыши производителям, но сплошные проблемы потребителям. Она лишила товары «национальной принадлежности», а нас — ориентиров качества. Можно ли считать японским минивэн Honda Odyssey, который собирают исключительно на заводе в штате Алабама, США? Являются ли американскими айпэды, которые корпорация Apple производит в Китае и только в Китае? Можно ли назвать швейцарской компанией UBS — финансового гиганта, ведущего деятельность в 50 странах, штаб-квартира которого находится в Швейцарии, а главный рынок — в Америке?

Кредитоспособность компаний определяют американские рейтинговые агентства, которым компании платят за то, чтобы агентства их отслеживали и проставляли им рейтинги. Корпорации также платят уолл-стритовским финансовым фирмам, аналитики которых их отслеживают и оценивают. Американский регулятор фармацевтического рынка FDA получает деньги от фармацевтических компаний, чтобы проверять в лабораториях и оценивать на предмет безопасности и эффективности их продукцию. При такой системе чего стоят все эти рейтинги, оценки, анализы, разрешения? Не стоят ни гроша — «реально» и «чисто конкретно».

В этом году церемонию присуждения «Оскаров» вел Нил Патрик Харрис, о котором Википедия сообщает: «американский актер, писатель, продюсер, режиссер, иллюзионист, комедиант и певец». Не многовато ли для сорокалетней творческой личности? Нет, в самый раз. А еще о нем сообщается, что он «первый открыто гомосексуальный ведущий» оскаровских церемоний. Возможно, для американской киноакадемии последнее обстоятельство является венцом достижений Харриса. Хотя, кажется, важнее все-таки творческие достижения, поэтому я с удовольствием смотрел, как вели оскаровские церемонии всем известные (в отличие от Харриса) артисты Билли Кристал, Стив Мартин, Вупи Голдберг... И то, что они гетеро-, а не гомосексуальные, не умаляет их заслуг. Но это я, конечно, отстал от жизни. Прошлогодняя ведущая «Оскаров», Эллен Дедженерес, тоже, как раньше говорили, «многостаночница» — «комедиант, телеведущая, актриса, писатель и телевизионный продюсер». И сексуальная ориентация у нее такая же, как у Харриса. Он состоит в браке с мужчиной, она — с женщиной.

О’кей, пусть они создают «семью» (еще один «фейк») хоть с амурским леопардом, но это точно не должно быть критерием отбора на роль ведущего телешоу, которое смотрят 35–40 миллионов человек. Ведь люди смотрят это шоу не для того, чтобы увидеть раздевшегося до трусов (зачем он это сделал, неясно) Харриса, а чтобы познакомиться с лучшими достижениями кино и теми, кто их создал. Роль ведущего здесь — вспомогательная, а не центральная. Но самовлюбленный эпатаж так и прет с экрана. Форма вытесняет содержание.

На российском ТВ эта тенденция заметна не меньше, чем в Голливуде. Каждый ведущий программы, каждый репортер пытается переключить внимание зрителя на себя, используя для этого все мыслимые и немыслимые трюки. Вот автор программы о Великой Отечественной войне бредет по пояс в снегу, рассказывая о сражении под Москвой. Корреспондент скачет верхом на лошади, ведя рассказ о казаках. Другой повествует об авиации, сидя за штурвалом самолета. К чему? Почему? Мы ведь не о вас смотрим программу, пацаны!

Но должен же быть хоть какой-то позитив? Должен. Будем утешаться тем, что «там, у них» пресловутый «фейк» присутствует в не меньших масштабах, чем в России. Хотя утешить это может разве что тех, у кого ненависть к Западу «в разы» перевешивает любовь к себе. А вот это «реально» глупо.