Маша Гайдар уходит, слава богу, или остается, не дай бог?

Злоба дня

Злоба дня

Америка — страна бесконечных возможностей. Там каждый может стать Обамой. 

Россия — тоже страна бесконечных возможностей, здесь тоже каждый может стать Обамой. 

Идете в загс, пишете заявление, тратите месяца три на разные бюрократические проволочки, и — опа! — вы Обама. Спросите: на ..., в смысле зачем вам это надо? Не скажите! Для Россия очень важно, какая у тебя фамилия! У нас ведь зачастую встречают-то по одежке. Хорошо хоть провожают по уму.

Вот, например, недавно мы проводили Машу Смирнову и все никак не успокоимся. Каждый день все кому не лень обсуждают сие прискорбное событие... Кто такая Маша Смирнова? Вы не знаете, кто такая Маша Смирнова? Да ладно! Ее все знают, очень сейчас фамилия на слуху. Ну, Маша же! Ну! Гайдар! Она в 22 года поменяла фамилию. Могла еще Бажовой стать, Павел Петрович у нее тоже, как говорят, в каком-то там колене. Но, видно, посчитала девушка, что «Тимура и его команду» в России знают лучше, чем «Малахитовую шкатулку». 

Но если «Тимура...» у нас кто и знает, то точно не Маша. Маленькой была, когда из страны уехала, где-то десятилетней. А в Боливии, где она и выросла с мамой и отчимом (его фамилия осталась непрозвучавшей), Гайдара, наверное, не издавали. И поэтому чудное детское произведение о любви и верности людям и своей стране Машу ничему не научило... Жаль, конечно. Но вообще это только ее проблемы. 

Кстати, кто не знает, Гайдар — это литературный псевдоним, настоящая фамилия писателя — Голиков. И вот кого, собственно, волнует, что Маша по сути Голикова уехала из России и стала вице-губернатором Одесской области? Да никого! Подумаешь. Какая-то Смирнова-Голикова... Которая ничего полезного для своей Родины, на земле которой и не росла, не сделала. К тому же она женщина и может еще не раз сменить фамилию. Выйдет, например, замуж за губернатора (ну чем черт не шутит, вдруг он разведется!) и станет Саакашвили. Делов-то! 

Я, собственно, про что думаю... А что все на эту Машу так возбудились? Мало ли в России Маш. И каждая, между прочим, может стать Гайдар. Закон разрешает. Добрая ведь страна Россия. Принимает, позволяет, внимает... Не отбирает гражданство... 

В стране больших возможностей Америке фамилия такой уж значимой роли не играет. Ну разве что эта фамилия — Буш или там Клинтон. А, скажем, какая-нибудь Маша Твен, да еще большую часть своей жизни не жившая в США, сегодня эту страну вряд ли бы заставила о себе говорить. Особенно по факту своего из нее отбытия. В Америке отчеств — и то нет. А в России понятие фамилии, отчества, то есть принадлежности к определенному роду, имеет огромное значение. И у нас любая старушка, обсуждая действия Маши Гайдар, наверняка бы сказала коротко и просто: «Что ж ты так, Егоровна?» У нас род — это та самая скрепа, про которую говорил президент и которая, увы, не удержала в нужном месте и в нужный час Машу.

А раз не удержала, то и Бог с ней. С глаз долой — из сердца вон. Если уж встретили по одежке как наследницу реформаторской фамилии, то давайте хоть проводим по уму и скажем, что отъезд Маши Смирновой (Голиковой-Гайдар) — просто мелкий, ничего и ни для кого не значащий факт. Кстати, в Одессе по этому поводу бытует одна очень хорошая фраза: вы уходите, слава богу, или остаетесь, не дай бог?