Бывший журналист "МК", возможно, погиб от рук черных риелторов

Свидетель, обнаруживший выпавшего с 9-го этажа Дмитрия Кафанова, полагает, что того перед этим сильно избили

17.08.2015 в 19:05, просмотров: 25618

В смерть бывшего журналиста «МК» Димы Кафанова, якобы шагнувшего из окна собственной московской квартиры на 9-м этаже, мы, его друзья и коллеги, не могли поверить двое суток. Да, Димка любил выпить, да, с личной жизнью были нелады, да, здоровье пошаливало. Но все это его не тяготило, он по жизни был добр, отзывчив, безотказен, такая «палочка-выручалочка» для всех. О себе он не думал, жил как жил. И вдруг вот так нелепо расстаться с жизнью, бросив на произвол судьбы в запертой квартире тяжелобольную маму, с которой он жил практически всю свою жизнь, Дима не мог и, полагаем, никогда бы этого не сделал.

Бывший журналист

К сожалению, наши опасения о возможном криминальном характере смерти начали подтверждаться. Нам позвонил друг Димы, чиновник столичной мэрии, и рассказал, что несколько недель назад тот жаловался, что на старости лет остался без крыши над головой. «Мама переписала квартиру на совсем чужого человека, дарственную написала, ее вынудили, обманули, я теперь бомж», — так говорил Дмитрий другу. Не исключено, что злоумышленники воспользовались беспомощным состоянием больной женщины, а возможно, что в деле замешаны и черные риелторы. Безработный 51-летний Дима, ведущий свободный образ жизни, и 87-летняя пенсионерка, чья болезнь прогрессировала весь последний год, — идеальные жертвы.

Попробуем восстановить хронологию страшных событий. 11 августа, в 4.20 утра, Диму нашел его сосед по подъезду, который и вызвал «скорую». По словам свидетеля, сначала тот был без сознания, потом пришел в себя, громко задышал, стал хрипеть. «Дима лежал на земле, рядом с кустами. На нем были только трусы. Лицо у него было обезображено, фингалы под глазами, несколько зубов выбито, все тело в синяках. Дмитрия явно избили перед падением, — рассказывает очевидец. — Явных переломов я не увидел, рука была выбита из сустава. Запаха алкоголя я от него не почувствовал. Дима открыл глаза, протянул мне руку и снова закрыл. На мои вопросы не реагировал».

Приехала «скорая» и увезла Диму в Боткинскую больницу. «Я знал имя и фамилию Дмитрия, но, как сказали мне врачи, по закону «скорая» не имеет права верить на слово постороннему человеку. Даже несмотря на то, что я его сосед, а не случайный свидетель. Якобы поэтому его зарегистрировали как неопознанного мужчину».

Врачи дали телефонограмму в полицию. Приходили или нет домой к Диме полицейские, нам неизвестно. Да и дверь им все равно бы никто не открыл. А права вскрыть жилище без владельца у участкового нет.

Димка жил еще два дня. Что он чувствовал, оставшись наедине со смертью, без поддержки друзей и родных, мы уже никогда не узнаем. 13 августа в 11.30 он умер в больнице. Вскрытие показало, что причиной смерти стало падение с высоты. Только 13 августа полиция связалась с бывшей женой Димы Ольгой. Вызвали сотрудников МЧС, полицию и следователя. Вскрыли жилище.

— Когда мы вошли в квартиру, обнаружили на полу маму Димы в бессознательном состоянии, — рассказывает второй муж Ольги, Олег. — Комната Дмитрия была разгромлена. Но бутылок не было. Окно было открыто… Мама Димы, зная, что он выпивает, составила завещание в пользу внука, сына Димы. У нас дома хранится соответствующий документ. Однако в квартире мы не обнаружили оригинал этого документа, в то время как в шкафу лежали на видном месте деньги, а также паспорта и различные свидетельства.

Общеизвестно, что дарственная по российским законам отменяет все предыдущие завещания. Квартира, считай, твоя — бери да пользуйся. Так зачем ждать? И если преступники, черные риелторы действительно вынудили старую больную женщину оформить квартиру на некоего чужого человека, шансов на долгую жизнь у Димки, конечно, не было.

Очень похоже на криминальный след — в этом мнении сходятся почти все. Конкретные обстоятельства гибели Димы свидетельствуют о типичной схеме отъема недвижимости у москвичей, тем более относящихся к так называемой группе риска.

Ведь смерть Димы неминуемо повлекла бы и смерть его матери в запертой квартире, если бы ее вовремя не обнаружили родственники. Почему мама Димы была без сознания столько дней — с 11 по 13 августа? Возникает вопрос: она потеряла сознание вследствие проблем со здоровьем или ее кто-то ввел в бессознательное состояние, рассчитывая на естественный трагический исход? Кто из посторонних присутствовал в квартире накануне и во время, когда Дима якобы «выпал» из окна? Почему по сводкам Дима проходил как «неопознанный мужчина», хотя сосед четко указал его имя, фамилию, квартиру?

Получить ответы на эти вопросы с каждым днем все сложнее: с момента трагедии прошла уже неделя. Для полиции в подобных случаях предпочтительнее вариант с несчастным случаем или самоубийством жертвы: нет необходимости возбуждать и расследовать дело по факту смерти. Это на руку только преступникам, которые остаются безнаказанными, и им ничто не мешает продолжать свой смертельный высокодоходный «бизнес» по отъему квартир у москвичей.

Редакция «МК» просит считать этот материал официальным обращением в правоохранительные органы для проведения проверки по факту гибели Дмитрия Кафанова.