Дело Гайзера крупным планом: кто и как грабил Коми

“Они выстроили все так, что здесь никакая мышь не проскочила бы, все закатали в асфальт”

24.09.2015 в 18:28, просмотров: 79321

Сыктывкар замер. В ожидании. Стариковские беседы на лавочках, рассуждения интеллигенции в кафе, споры в кулуарах горадминистрации сводятся к одному — пойдет ли по этапу глава Республики Коми Вячеслав Гайзер и кто займет его место? В нашем предыдущем репортаже мы прошлись по местам работы и проживания Гайзера. А теперь поговорили с местными активистами о деятельности группы, члены которой арестованы и находятся в СИЗО.

Дело Гайзера крупным планом: кто и как грабил Коми
Вячеслав Гайзер. Фото: rkomi.ru

Даже те, кого еще вчера волновала лишь пенсия, долги по квартплате, повышение тарифов ЖКХ, сегодня не отлипают от телеэкранов. Жадно ловят скупые новости об обстановке в Желтом доме, которые худо-бедно передают местные телеканалы.

Тем временем Гайзер и его бывшие подчиненные пытаются обжаловать арест и отрицают вменяемую им вину. Некоторые задержанные пошли другим путем — решили подчистую сдать следствию все явки и пароли.

В Сыктывкаре мы встретились с теми людьми, кто на протяжении последних десяти лет вел активную политическую жизнь, следил за деятельностью местной власти, обличал ее.

То, что Коми много лет находилась под плотным колпаком местной власти, — уже ни для кого не секрет. Оппозиция — куплена, СМИ — подконтрольные, так же, как и крупные предприятия, банки. Знаем, слышали.

Но на каждый товар найдется свой купец: на каждый регион найдется свой Навальный. Коми — не исключение. Так, пару лет назад газета «Красное знамя» выдала шокирующую правду о тех махинациях, которые сегодня всплыли на поверхность. Десяток громких разоблачительных материалов, где журналисты буквально разложили по полочкам коррупционную схему — кто, сколько, когда и как.

«Митинги покупали, оппозиционные газеты закрывали»

- Всеми СМИ в Коми «рулил» Павел Марущак (руководитель Управления информации администрации республики, арестован в Геленджике, где проводил отпуск — Прим. авт.), которого «закрыли» вместе с Гайзером, — рассказывает бывшая сотрудница оппозиционной газеты Вероника Горбачева. — Например, сайт БНКоми когда-то считался оппозиционным. Ребята жестко критиковали нашу власть. Потом у них закончились деньги.

Павел Марущак

И тут на авансцену вышел Марущак, предоставив право выбора — либо закрыть сайт и пойти по миру, либо взять деньги и наезжать на власть только по указке. Кушать хочется всем. Это был первый прогиб оппозиции. Вскоре сотрудники сайта перестали скрывать, что работают на власть. Затем закрыли газету «Молодежь севера».

По словам собеседницы, газета «Красное знамя» долгое время не теряла свои позиции лишь потому, что ее учредитель был из Москвы.

Но вскоре владельцев здания Дома печати, где располагалось издание, вынудили не продлевать с ними договор аренды. Выгнали всех на улицу. А потом и деньги на выпуск бумажной версии закончились. Остался один сайт, — продолжает Горбачева. — Так же угробили молодежную газету «Твоя параллель».

Помимо «купли-продажи» СМИ власть занималась организацией «нужных» митингов. Например, меня с командой правозащитников пытались подбить на одно мероприятие. За это дело чиновнику администрации выделили 60 тысяч рублей. Я отказалась проводить митинг, он нашел других людей. Деньги положил себе в карман.

— Вы думаете, Павел Марущак был в курсе тех махинаций, которые проворачивало его начальство?

- А деньги на покупку оппозиции откуда шли? Конечно, он знал, что Гайзер, Чернов (заместитель Гайзера. — Прим. авт.) и другие что-то крутят. Марущак — умный мужик.

Кстати, вы ведь видели страничку Гайзера в соцсети — ее сделал Марущак, он же ее и вел. Таким образом хотел показать людям, что Гайзер — современный и близкий к народу человек.

Но на жалобы, которые люди писали там, он не реагировал. Однажды моя знакомая отправила туда жалобу по поводу строительства жилого комплекса на школьной спортплощадке. В ответ — тишина.

А дома там строила фирма, которую связывали с именем главы Сыктывкара Ивана Позднеева (он сейчас якобы в отпуске). А вы, кстати, в курсе, как Позднеев занял кресло мэра?

— Расскажите.

- До Позднеева городом руководил Роман Зенищев. Что-то не сложились отношения у Зенищева с Гайзером, и Роману тогда дали понять: мы знаем о твоих делишках. Уходи по-хорошему с поста, и мы закроем глаза. Не уйдешь — сядешь.

Он ушел. В Сыктывкаре работы себе не нашел. Уехал в другой регион. Попытался попасть на госслужбу. Но через 3 месяца его выгнали. Он вернулся на родину и через газету «Красное знамя» стал угрожать Гайзеру, что всех сдаст.

После выхода интервью Романа назвали коррупционером, началось следствие. Но сейчас Зенищев активно сотрудничает со следственными органами. Подозреваю, что он из всех свидетелей, которые проходят по делу Гайзера, дал самые ценные показания.

— Многие журналисты сейчас жалеют Марущака: мол, он-то жил скромно, одевался бедненько...

— Он прекрасно жил. Имел жену красавицу, двоих детей. Она одевалась так, как в Сыктывкаре никто не мог себе позволить. С местными не общалась. Видимо, у нее свой круг общения был, не в городе.

— Марущак может пойти на сделку со следствием?

— Мне кажется, если его прижмут, он сдаст всех.

«Номером один во всей этой схеме был бывший муж Лолиты»

Валерий Черницын — тот самый журналист «Красного знамени», который разоблачил в свое время команду главы республики.

Мы встретились с Валерием поздно вечером в Доме печати. Крошечная комнатка, где еле-еле разворачиваются три человека, два стола, компьютеры, бумага и архивная подшивка «Красного знамени». Газета уже давно выходит только в электронной версии. Бумажная — под запретом.

— То, что Вячеслав Гайзер — не номер один в этой схеме, — однозначно, — начал разговор Черницын.

— А кто же номер один?

— На первую позицию надо ставить, конечно же, Александра Зарубина, бывшего мужа Лолиты. Он являлся реальным серым кардиналом республики на протяжении 5–7 лет. Потом немного отдалился от дел. Но, тем не менее, оставался держателем «общака», если выражаться такой терминологией. И основные стратегические решения по очень многим вещам принимались им.

— Какая роль отводилась бизнесменам Валерию Веселову и Юрию Бондаренко? Они вроде к политике не имели отношения?

— Они как раз играли основную роль в тех делах, которые были связаны с бизнесом. Главный — Бондаренко. Веселов — «лайт»-версия. Насколько я знаю, Веселов никаких высоких постов никогда не занимал. Разве что одно время был исполнительным директором сыктывкарского деревоперерабатывающего комбината. Так вот, Веселов и Бондаренко решали вопросы по бизнесу.

— Следующий в списке — Игорь Кудинов — гендиректор Фонда поддержки инвестиционных проектов Республики Коми.

Игорь Кудинов

— Этому человеку отводилась работа с административно-документальными, юридическим вещами. Я думаю, большинство документов, которые сейчас изымаются, были подписаны именно Кудиновым.

— Далее — заместитель Гайзера Алексей Чернов.

Алексей Чернов. Фото: 11.fsin.ru

- Чернов отвечал за политическую составляющую, следил, чтобы ни одна мышь не проскочила неподконтрольная Желтому дому. Вот это была его роль.

Помимо этого у Чернова были свои интересы в энергетической области — эти вопросы они решали вместе с замом председателя правительства РК Константином Ромадановым, который долгое время возглавлял службу по тарифам.

Кстати, он каждый год честно публиковал отчеты о заработной плате в своей декларации. Не скрывал, что заработал много-много миллионов рублей. Ромаданов считается одним из самых высокооплачиваемых чиновников регионального уровня по всей России. Он входил в сотню «Форбс».

Другое дело, что он никак не расшифровывал появление денег. Но известно, что все предприниматели шли на поклон и решали свои вопросы в кабинетах Чернова или Ромаданова.

— Следующий в списке — Павел Марущак, тот самый, который контролировал СМИ. Как я понимаю, его роль во всей этой истории малозначительная?

— Он вышколил подконтрольные СМИ таким образом, что там ничего сделать было невозможно. Но я поражался, как сами руководители газет с готовностью шли у него на поводу, стояли по стойке смирно и выслушивали четкие указания, хотя многие могли это не делать.

— Говорят, что он инвалид?

— Да, инвалидность, наверное, у него есть. Хромает он на одну ногу. Но считать его бедным и несчастным глупо. Например, его жена ездила на дорогом джипе. Значит, было на какие средства покупать?

«Гайзеру отводилась роль административно-политической крыши»

— В чем провинился председатель Госсовета Игорь Ковзель?

Игорь Ковзель

- В городе недавно построили промкомбинат, который занимался выпуском готовых деревянных домов из бруса.

В принципе, дело доброе, потому что в дереве жить полезнее, чем в бетоне. Но эти дома начали насильно навязывать администрациям муниципалитетов, кто занимался переселением людей из ветхого жилья. Или, скажем, кто-то хотел построить школу в селе — их тут же отправляли на промкомбинат. Ковзель являлся председателем совета директоров этого комбината. А вскоре занял еще и пост председателя Госсовета.

— Бывший сенатор и депутат Госдумы Евгений Самойлов...

- Самойлов сам из Петербурга, так же как и Чернов, и Ковзель. Здесь Самойлова избрали депутатом, затем он стал членом Совета Федерации.

Во всей этой цепочке он исполнял роль решателя вопросов в думско-партийных кругах, был связующим звеном. У Самойлова были очень влиятельные друзья. Он ведь долгое время работал в холдинге «Ленинец», был на дружеской ноге с губернатором Псковской области Турчаком.

У Самойлова здесь были интересы, связанные с заводом древесных плит, который в конечном итоге практически загнулся, но тем не менее Самойлов из него повыкачивал определенное количество средств.

Что-то у него было в дорожной отрасли. Но самая яркая его история связана с компанией «Инта-уголь».

Дело в том, что родителям Самойлова принадлежала инвестиционная компания «Таврический», которая купила контрольный пакет акций шахты «Инта-уголь». Эта история тесно связана с делом «Оборонсервиса». Потому что когда-то именно самойловские связи позволили заключить выгодный контракт на поставку интинского угля в Министерство обороны. Понимаете, какой это шикарный заказ?

Но в итоге все пришло к банкротству, когда начался процесс по Васильевой. И вот тогда у Самойлова произошел конфликт с Гайзером. Судя по всему, его отстранили от общих дел.

— Какая же роль отводилась самому Вячеславу Гайзеру?

- Гайзер во всей этой цепочке идет где-то на пятых-седьмых ролях. Но он все-таки глава Республики Коми, поэтому он был административно-политической крышей. Нес на себе всю полноту ответственности.

Но заметьте, корни этой истории берут начало гораздо глубже и раньше. Ведь уже в 2002 году тот самый Зарубин стал главным советником главы республики Владимира Торлопова.

— Как Александр Зарубин вообще познакомился с Гайзером?

- В 1997 году здесь был образован социальный банк, председателем правления которого назначили Сашу Зарубина. Заместителем председателя правления был Вячеслав Гайзер.

Тогда же Зарубин подружился с Торлоповым. В этом банке крутились деньги Пенсионного фонда, представляете, какие были масштабы?

В это же время появлялись Бондаренко и Веселов, которые предоставили банку свои проекты. Вскоре председателем правления банка стал Гайзер. Сам он ничего не воровал, но как председатель знает про все платежные проводки, в конце концов, он выдавал кредиты, которые могли быть невозвратными. Вот тогда и складывался основной костяк этого сообщества.

Все это расцвело при прежнем главе республики Торлопове. У нас в городе многие удивляются, почему этот человек сегодня не фигурирует в списке задержанных. Но у Торлопова вроде есть иммунитет как у члена Совета Федерации.

— Эти люди дружили между собой?

- Могу сказать так: на общих городских мероприятиях они присутствовали. Например, я сам лично наблюдал в 2014 году Гайзера и Ковзеля на ночном велопробеге. Была ли между ними дружба — сложно сказать.

Чернов и Ковзель — друзья детства, оба из Питера. Чернов — сын режиссера Леонида Менакера, Ковзель — сын известного кинооператора Владимира Ковзеля. Кстати, жена у Чернова — балерина Михайловского театра. Живет в Питере, поэтому Чернов все выходные проводил в Санкт-Петербурге.

— Какие самые яркие истории были, касающиеся трат бюджетных денег?

- Самая яркая — выкуп гостиницы «Югор».

Сначала гостиница была государственная, потом ее приватизировали в собственность фирмы «Югор». В числе учредителей стояла мать Александра Зарубина — Татьяна Улыбина, также в числе учредителей значился Игорь Кудимов.

Но в конце 2010 года республика внезапно выкупила эту гостиницу обратно под предлогом создания там арт-центра и помощи с жильем бедным деятелям культуры.

В итоге там сделали суррогат жилого дома для деятелей культуры и открыли арт-центр. Но здесь интересен момент, что цена, по которой ее выкупило государство, — неразумна.

Условно возьмем цифры — продали когда-то гостиницу за 100 тысяч рублей, выкупили обратно за 600 тысяч. Вот самый яркий эпизод, который можно пощупать руками.

Еще интересный момент был — когда предпринимателю Веселову дали госгарантии по кредиту на миллиард рублей. Тогда в бюджете республики была проделана огромная дыра.

— А что это за история с приобретением футбольной команды?

— Константин Ромаданов захотел такую игрушку. Он держал мини-футбольную команду «Новая генерация». Результаты она показывает средненькие. Так Ромаданов даже из Португалии выписал легионеров для команды, платил им немалые деньги.

— Помимо основных фигурантов задержали еще десять человек, что вы о них знаете?

— Это финансисты-технологи, как их называет Следственный комитет. Не более того.

— Почему Евгений Самойлов, единственный из всех, пошел на сделку со следствием, признал вину и начал давать показания?

- Он уже был не в обойме, его выкинули из команды, ему терять нечего. Возможно, мстит.

Самойлов ведь человек, навязанный этой компании. Он не приобрел той степени «братства», которая их связывает. Да и потом, они сильно разругались на почве «Инта-угля». Ведь Инта — родной город Гайзера. После истории с «Таврическим» там шахты простаивали по нескольку месяцев, сложилась социальная напряженность, естественно, все это взбесило Гайзера.

— Говорят, по его стопам пойдет Бондаренко, тоже всех сдаст?

— Думаю, Бондаренко уже всех сдал, раз он находится под домашним арестом.

— Скажите, почему все, кто сейчас оказался за решеткой, не остановились вовремя. Ведь могли просчитать ситуацию?

- На каком-то этапе чувство самосохранения ими было потеряно. Например, тот же заместитель Гайзера Чернов сделал в Сыктывкаре все, чтобы исключить хоть какую-либо оппозицию, какие-либо проявления гражданского самосознания. Он выстроил все таким образом, что здесь никакая мышь не проскочила бы, все закатал в асфальт.

Выборы провели блестяще. Регион всегда хвалили, губернатор был на отличном счету — Гайзер входил в пятерку самых эффективных губернаторов. И зачем оглядываться? Вот на этом-то этапе инстинкт самосохранения был потерян

— Вы давно видели бывшего мужа Лолиты Зарубина?

- Давно. По-моему, он уехал из страны лет 5 назад. Вроде он сильно болел, сдал заметно, ходили слухи, что у него онкология. Может, лечиться уехал. (Про отношения Зарубина с бывшей супругой читайте в материале «В связи с делом Гайзера Лолита рассказала о подарках Зарубина»).

«В языке коми нет слова «извини»

В Коми модно быть блогером, активным пользователем соцсетей. Не случайно вся команда Вячеслава Гайзера была зарегистрирована в соцсетях.

Мы встретились с одним из самых известных блогеров Сыктывкара Андреем Кустовым. Этому человеку тоже есть что поведать о членах правительства республики.

Андрей Кустов

Когда-то у нас была тихая спокойная республика, которой правил Спиридонов. Затем его место занял учитель физики Торлопов, которого продвинули определенные люди, те самые, которые сегодня не сходят с первых полос газет.

Когда к власти пришел Гайзер, он произвел на людей положительное впечатление — я видел, как он спокойно ходил на работу пешком, катался по городу на велосипеде, зимой вставал на лыжи. Своей простотой он покорил народ.

— Вы о нем так говорите, как будто вместе чаевничали.

- Нет, с ним лично не чаевничал. Но он жил публично. Я видел дверь в его квартиру — обычная железная дверь, обитая вагонкой.

Его мама, Нина Абатурова, живет в 300 метрах от него. У нее «двушка» без какой-либо роскоши, она ведет жизнь скромной пенсионерки. Моя матушка с ней дружит.

На крупные юбилеи она приглашает к себе домой всех подруг, никаких застолий в ресторане не организует. Также у главы республики есть брат Сергей, тоже в Сыктывкаре живет. Работает в компании, которая выписывает квитанции по гостарифам.

Брат тоже живет в обычной старой пятиэтажке. Гайзер никогда не пристраивал своих родственников на хорошие должности. Если все его окружение из Желтого дома не стеснялось ездить на хороших машинах и выражать презрение к окружающим, Гайзер был не из таких.

Смотрите фоторепортаж по теме: Гайзер жил в Коми, как Корейко
22 фото

— Сейчас что-то поменялось?

- Большинство людей поменяли к нему отношение за один день, после того как услышали про два самолета, часы. Хотя наши телеканалы показали эти новости с задержкой в 3–4 часа, тянули до последнего.

Я слышал разговор женщин на днях: «Гайзер — нехороший человек, потому что бывший мэр дарил моей парализованной бабушке букеты роз, а Гайзер — три несчастные гвоздички». Другая моя коллега утверждает: «Теперь я поняла, почему у нас не строится набережная и темно в городе. Гайзер на эти деньги купил часы».

Или моя соседка по даче, 60-летняя женщина работящая, сидит и причитает: «Ненавижу вашего Гайзера. Он обидел Шулепова из КПРФ. Я этого ему не прощу».

Друг мой, «афганец», тоже внезапно невзлюбил главу республики: «Прочитал в газете, что средняя зарплата по городу 40 тысяч рублей, а у меня всего 7 тысяч. Как же можно так врать?» А то, что он работает на кислородной станции 2 часа в день, перетаскивает баллоны с одного места на другое, — разве это стоит большего?

Люди как будто ищут причины, за что теперь можно «казнить» Гайзера.

— Это реакция обычных людей. А как отнеслись к задержанию Гайзера его подчиненные?

- Все те люди, которые еще недавно гордились, что являлись доверенными лицами главы республики, — никто из них после задержания Гайзера не сказал ни одного слова о нем.

А ведь эти люди были обязаны ему многим, они эксплуатировали его имя, благодаря ему имели высокое положение в обществе. Сегодня они все спрятались.

У нас есть один депутат, который козырял тем, что он является доверенным лицом Гайзера; перед ним открывались любые двери. Сейчас его не видно, не слышно. Никаких комментариев по делу он не дает.

— Кто-то из соратников главы республики высказался?

- Лишь бывший мэр Воркуты Шпектор сказал: «Как я был другом Гайзера, так им и остался. Я не знаю, что было за желтой дверью, но я знаю, как он работал».

В этом же ключе выступила член председатель общества инвалидов.

После всего этого я вспомнил историю, как однажды Гайзер не заступился за друга. Речь пойдет об экс-мэре Ухты Олеге Казарцеве, которого Гайзер позвал возглавить министерство архитектуры в Сыктывкаре. Долго уговаривал его. В итоге Казарцев согласился.

Олег Казарцев

Но он не успел заступить на должность, как в Сети появился компромат на него — его обвинили в том, что он раздал квартиры силовикам, а не очередникам. Но на то была причина — в город приехали военные, селить их было некуда, и Казарцев распорядился отдать им квартиры.

Через 5 месяцев Казарцев сложил полномочия и ушел с должности. И вскоре дал интервью.

Цитата из интервью газете «Знамя Севера»: «В отставку подал сам. По одной простой причине. Замглавы Коми, курирующий Минархстрой, Константин Ромаданов — сильный и жесткий руководитель, не принимающий иную точку зрения. Наш тандем не сложился. Ничего страшного».

- Но даже после этого советники главы республики Чернов и Ромаданов не успокоились, — продолжает собеседник. — В итоге в отношении Казарцева завели уголовное дело за распределение квартир, дали год условно.

А минувшим летом против него возбудили новое уголовное дело. И Казарцев сел на 6 лет. Вячеслав Гайзер тогда промолчал.

И нет ничего удивительного, когда сегодня приятелей Гайзера просят прокомментировать ситуацию, все отводят глаза: «Следствие разберется, я не при делах». Вот так же и Гайзер тогда поступил по отношению к Казарцеву — покраснел, отвел взгляд и продолжил ходить пешком от дома на работу. Бумеранг.

Тем временем 22 сентября Верховный суд Коми приступил к рассмотрению апелляционной жалобы адвокатов Олега Казарцева. Защитники настаивают на отмене обвинительного приговора. Возможно, теперь Казарцев пойдет и как важный свидетель по делу Гайзера. По слухам, ему есть что рассказать следователям.

— Гайзер тогда никак не извинился перед Казарцевым?

— В языке коми нет такого слова - «извини». Чтобы попросить прощения, надо произнести фразу из пяти слов.

Кстати, думаю, Гайзеру сейчас припомнят, что он ввел обучение языка коми в школах, против чего выступало большинство населения республики. Были жалобы, одна женщина даже подала обращение в суд, но, естественно, проиграла. Конституционный суд постановил, что данный язык нужно изучать в обязательном порядке.

— Гайзер знает язык коми?

- Думаю, вряд ли... Может, потому и не извинялся никогда…

Читайте первую часть репортажа «Как Гайзер жил и правил в Коми: по следам арестованного губернатора»

Продолжение темы: "До задержания мэр Сыктывкара тайно находился под домашним арестом"