Образовательная политика наткнулась на учителя

Злоба дня

Злоба дня

5 октября завершилась главная традиционная педагогическая интрига года — Всероссийский конкурс «Учитель года Россия»-2015. Финальное испытание с участием пятерки лидеров прошло с утра в .

По давней традиции учитель в России — это наше все, не то что, не к ночи будь помянуты, какие-нибудь менеджер с мерчендайзером. Но в этом году устроители конкурса педагогов превзошли себя, объявив учителей еще и «участниками госполитики в сфере образования, к чьему мнению должна прислушиваться власть». А в подтверждение этих слов провели финальное испытание «Учителя года» в Госдуме, обозначив его как «Круглый стол» образовательных политиков».

В этом качестве пятерка главных кандидатов на звание учителя года (Мария Ахапкина, учитель английского языка, Московская область; Алла Волкова, учитель физики и информатики, Липецкая область; Олег Катренко, учитель истории и обществознания, Санкт-Петербург; Сергей Кочережко, учитель истории и обществознания, Самарская область; Ольга Рычкова, учитель математики, Кировская область) должна была высказаться по актуальным вопросам обучения в школе. Жюри с участием родительской общественности — просуммировать баллы за их ответы. А присутствовавший при сем глава Минобрнауки Дмитрий Ливанов — представить официальную позицию исполнительной власти. Так и сделали.

По главному вопросу договорились быстро: учитель свободен в своем труде от министерских нормативок в виде примерных рабочих программ: «Это не более чем опора, ориентиры, навигатор для учителей, которые в этом нуждаются — например, для молодых, еще не разработавших собственных авторских программ. Но и в рамках этих регламентов учитель осуществляет свободное творчество», — заверил министр. Если же ученики регулярно показывают высокие результаты, в том числе на экзаменах и контрольных, их учитель волен обойтись без регулярно внедряемых педновшеств, неожиданно добавил он: «Не надо заставлять его работать по каким-то другим программам: результаты его учеников доказывают, что и без того он работает как надо».

А вот на тему единого учебника реакция министра оказалась более обтекаемой. Между тем учителя высказались однозначно: одного учебника мало!

— Ни один учитель не отказался от того, чтобы пользоваться несколькими учебниками. И не откажется, — обрисовала ситуацию Ольга Рычкова. — Нельзя ограничивать мышление учащихся одним учебником: обязательно нужна альтернативная точка зрения! Не будем забывать: многие важные открытия были сделаны на противоречиях, по принципу: попробую-ка я сделать наоборот.

— Понятно, что учитель, главной задачей которого является подготовка учеников к ЕГЭ, будет рад, если останется один учебник — так ему проще. Но для других, в том числе для меня, нужна дополнительная информация, с которой дети смогут сопоставить ту, что есть в учебнике. Учебник нужен лишь для повторения и закрепления материала перед экзаменом, — поддержал коллегу Сергей Кочережко.
Затронули, разумеется, и вал бумаг, затопивший школу. При этом многие документы, проинформировал министра Сергей Кочережко, принимаются в полном отрыве от жизни школы и не соответствуют ее реалиям. «Чтобы этого не было, надо предварительно обязательно консультироваться с педагогами».
Противоречивость «указивок» друг другу — другой бич школы, признались учителя:
— К примеру, новый федеральный государственный образовательный стандарт предполагает наличие в школе специалистов — психолога с дефектологом. Но тут же объявляется «оптимизация». И приходит приказ: все «непедагогические» ставки сократить! — констатировала Мария Ахапкина.
А уж как забюрокрачен у нас воспитательный процесс! Сейчас, на беду педагогов, приняли еще и «стратегию воспитания». И в школу повалили списки обязательных мероприятий от «смежников», притом составленные по принципу «количество за счет качества». Между тем школы давным-давно утвердили собственные планы мероприятий. Да такие, что учитывают индивидуальные особенности каждого конкретного класса. Но это никого не волнует.