«Сюрпризы» разбившегося аэробуса A321: лилась вода, барахлила печка

Сотрудники «Когалымавиа» вспоминают о проблемах с бортом А321

02.11.2015 в 17:19, просмотров: 89201

Представители «Когалымавиа» утверждают: разбившийся А-321 был в отличном техническом состоянии, а у авиакомпании не было экономических проблем, которые бы могли повлиять на безопасность полетов. Но стоит только поговорить с сотрудниками авиакомпании — и эти слова разбиваются в пух и прах. Двухмесячная задержка зарплаты — обычная ситуация, с которой многие сотрудники уже начали мириться. Были технические неисправности и у самого самолета. Например, по словам одного из бортпроводников, летавшего на этой аэробусе, у самолета ни с того ни с сего могла включиться аварийная сигнализация, предупреждающая о разгерметизации.

«Сюрпризы» разбившегося аэробуса A321: лилась вода, барахлила печка

Борис (назовем нашего собеседника так, свое настоящее имя и фамилию он просил не указывать) не работает в авиакомпании уже полгода. Бортпроводник говорит, что попал под сокращение. Впрочем, с коллегами он продолжает поддерживать связь.

- Все говорят, что за эти полгода ситуация с заработной платой только ухудшилась. Вообще задержки по зарплате на полтора-два месяца в «Когалымавиа» - обычная практика. Но сказать, что люди оставались совсем без денег нельзя. Ежемесячно выплачивали какой-то мизер, чтобы сотрудники могли доехать до работы. Но это касается лишь действующих работников. Если ты решил уволиться или с тобой не продлили контракт, всю сумму выплачивали в течение дня-двух, - говорит Борис.

Вообще в авиакомпании прокатились сразу несколько волн сокращений.

- Кризис, смена руководства. Кроме того, большинство самолетов были в лизинге. Компания-владелец то продливала с нами контракты, то нет. И из-за этих пертурбаций некоторых сотрудников тоже попросили.

Кто-то переживал из-за увольнений — работу «в небе» в кризисные времена найти не просто. Но многие уходили со спокойной душой. Ведь работу на большинстве самолетов «Когалымавиа» безопасной назвать нельзя.

- У авиакомпании были и новые лайнеры. Например, не так давно наш главный гендиректор, турок, приобрел самолет, который назвал в честь своей супруги «Медина». У того борта проблем не было. У разбившегося же их было достаточно много. Например, у него частенько барахлил компьютер. Несколько раз у нас во время полетов ложно срабатывала аварийная сигнализация, предупреждающая о разгерметизации. При этом в салоне сразу включался яркий свет. Мы мигом реагировали, начинали работать по аварийной схеме, а потом выяснялось, что это ложная тревога.

- Могло ли быть, что зная о таких особенностях борта, экипаж не воспринял аварийную тревогу всерьез?

- Нет, в любом случае экипаж реагирует на каждый сигнал. Все начинают работать по своей схеме.

После сообщения о трагедии в интернете появились множество сообщений от пассажиров, которым когда-либо приходилось летать этим бортом. Все писали, что обшивка самолета так трещала во время взлета и посадки, что было ощущение, что лайнер сейчас развалится. Подтверждает это и наш собеседник.

- Да, самолет трещал, слышно было, как он дребезжал при взлете. Но нам говорили, что это из-за набора высоты, изменения давления. В полете все было нормально. Пилоты также жаловались на этот аэробус.

- Серьезные ЧП пока вы летали на этом лайнере были?

- Если я не ошибаюсь, у другой бригады была разгерметизация. Но они в итоге благополучно приземлились. Вообще бортпроводникам редко во время полета сообщают о проблемах, иногда пилоты выходят все красные и в поту, и только тогда ты узнаешь, что мы приземлились лишь с Божьей помощью. Но время моих рейсов ничего из ряда вон выходящего не было. Только мелкие ЧП и могу вспомнить. Иногда, например, при посадке могли выпасть кислородные маски. Но на этом самолете они вообще были очень чувствительны к к воздействию внешних факторов.

Также, по словам Бориса, частенько барахлила печка.

- Она элементарно не включалась. Но мы перезагружали систему — и все начинало работать. Из мелких неприятностей в памяти также всплывают проблемы с рабочей водой в хвостовой части— она текла и мы не могли остановить ее.

- Работать больше положенного по инструкции экипаж могли заставить?

- Нет, авиакомпания за этим строго следила. Если вдруг самолет задержался даже на 30 минут и экипажа намечалась переработка, тебе моментально меняли рейс на более поздний или вообще снимали. Был у меня один рейс — три взлета и три посадки. Но тогда летели три бригады: пока одна работала, другая отдыхала. Для этого нам даже выделили места в хвостовой части самолета.

Елена (имя изменено по просьбе собеседницы) — еще одна бывшая бортпроводница «Когалымавиа». На «Джулии» (так сотрудники авиакомпании между собой называли разбившийся борт) она летала довольно часто. Говорит: технические проблемы у аэробуса были.

— Я помню, что на «Джулии» пару раз не выходили закрылки. Насколько я знаю, недавно они опять столкнулись с этой проблемой. Обычно летчики стараются не озвучивать к нам в салон, что у них какое-то ЧП, чтобы мы лишний раз не переживали. Но то, что есть проблема с закрылками, можно понять и без пилотов: во-первых, это визуально видно, во-вторых, ты идешь на новый круг, кроме того, при этом раздается характерный звук.

Впрочем, по словам девушки, это никак не могло спровоцировать трагедию.

— Проблемы с закрылками происходят при посадке, у них же был горизонтальный полет на безопасном эшелоне. Думаю, это какой-то предмет извне...

01:19

Авиакатастрофа в Египте. Хроника событий