Катастрофа в метро доехала до приговора: кто на сколько сядет

«МК» проанализировал детали громкого уголовного дела

В понедельник, 9 ноября, в Дорогомиловском суде столицы будет вынесен приговор по одному из самых громких уголовных дел последнего времени — делу об аварии в метро, произошедшей 15 июля 2014 года на перегоне между станциями «Парк Победы» и «Славянский Бульвар» и унесшей жизни 24 человек. Судье Антону Толстому предстоит решить судьбу четверых обвиняемых в самой страшной катастрофе в истории столичного «сабвея», и эксперты сходятся во мнении, что шансы получить серьезные сроки у каждого из них весьма велики. Тем не менее, все те, кто окажется в понедельник на скамье подсудимых, внесли разные «вклады» в аварию — и если тюремный срок для одних оправдан, другие, если разобраться, могут рассчитывать на освобождение прямо в зале суда. В деталях предстоящего приговора разбирался корреспондент «МК».

«МК» проанализировал детали громкого уголовного дела

Четверо обвиняемых, которым в понедельник вынесут приговор — это дорожный мастер Валерий Башкатов, помощник дорожного мастера Юрий Гордов, заместителя начальника дистанции капитального ремонта службы пути ГУП «Московский метрополитен» Андрей Трофимов и директор по производству субподрядной организации ООО «Спецтехреконструкция» Анатолий Круглов. Все они так или иначе принимали участие в монтаже стрелочного перевода на перегоне между станциями «Парк Победы» и «Славянский Бульвар»; именно нарушения во время этих работ следствие и считает главной причиной аварии.

Однако, степень виновности четверых обвиняемых явно не одинакова — чтобы понять это, достаточно вспомнить роль каждого из них в монтаже злополучной «стрелки». Для ее врезки на перегоне между станциями «Парк Победы» и «Славянский Бульвар» руководство столичного «сабвея» наняло субподрядную организацию — ООО «Спецтехреконструкция». Ответственным за весь комплекс работ был ее директор, Анатолий Круглов; он же должен был согласовать со всеми инстанциями подземки наряд на них (фактически, план работ, который в итоге так и не был оформлен надлежащим образом). По логике вещей, компания, берущаяся за работу, должна иметь необходимый для этого штат сотрудников — однако, его у ООО «Спецтехреконструкция», судя по всему, не оказалось. Именно поэтому компания решила обратиться к действующим работникам метро, чтобы те в свободное от основной работы время немного «пошабашили» на нее; в числе этих работников, как нетрудно догадаться, оказались Башкатов, Гордов и Трофимов. Если заглянуть в УК РФ, то легко можно прийти к выводу, что по действующим в Россия законам за организацию любых теневых схем предусмотрены более серьезные сроки, чем за участие в них. Поэтому, по логике вещей, самый большой срок по делу об аварии в метро должен «светить» именно Анатолию Круглову. Любопытная деталь: на суде он много раз говорил о том, что все рабочие моменты со стороны метрополитена с ним решал старший дорожный мастер по фамилии Мосин. Этот человек наверняка был в курсе того, как на самом деле идет монтаж стрелочного перевода — но обвинение ему следствие так и не предъявило.

В суде допросили машиниста по делу о катастрофе в метро

В суде допросили машиниста по делу о катастрофе в метро

Смотрите фотогалерею по теме

Андрей Трофимов и Валерий Башкатов, по версии обвинения, сыграли свои роли в страшной аварии 6 и 7 июля соответственно. Они принимали участие в непосредственном монтаже стрелочного перевода на перегоне между станциями «Парк Победы» и «Славянский Бульвар»; по правилам, вначале на путях монтируются остряки «стрелки» (подвижные рельсы с заостренными концами, которые, примыкая к основным, рамным рельсам, обеспечивают перевод составов между путями), которые затем фиксируются тягами. Делается все это сразу, друг за другом. Однако, работы в июле 2014 года проводились исключительно в «ночные окна» - с 2:30 до 4:30 утра — когда поезда в метро не ходят. Из-за такого графика собрать всю стрелку за один раз рабочие не могли физически — а потому им пришлось заниматься самодеятельностью. 6 июля Андрей Трофимов закрепил левый остряк «стрелки» в отведенном от основного рельса состоянии двумя витками проволоки толщиной 6 мм. 7 июля занимавшийся правым остряком Валерий Башкатов увидел «самотворчество» своего коллеги — но не принял никаких мер.

Судя по данным экспертиз, утром 15 июля проволока, который был закреплен левый остряк, порвалась, и он постепенно начал придвигаться к рамному рельсу под воздействием вибрации. В какой-то момент остряк примкнул к нему — и в 8:39 утра направил состав, двигавшийся со скоростью около 70 км/ч, в перегородку, разделявшую два тоннеля. В том, что непосредственной причиной аварии стала порвавшаяся проволока, сторона обвинения даже не сомневается. Само собой, что в таком случае под ударом оказывается Трофимов — вот только есть одна деталь: его проволоку к 15 июля заменили на другую — в два раза тоньше. И тут «на сцене» появляется, пожалуй, самая драматичная фигура этого уголовного дела — Юрий Гордов.

Если на «административном» уровне всеми работами на перегоне между станциями «Парк Победы» и «Славянский Бульвар» руководил Анатолий Круглов, то их руководителем «на месте» был дорожный мастер по фамилии Соколов (стоит отметить, что ему, как и старшему дорожному мастеру Мосину, никакие обвинения не были предъявлены). Именно он отвечал за безопасность всех работ, а также открывал и закрывал через доклады диспетчерам движение на перегоне Арбатско-Покровской линии каждое утро и вечер. Однако, в роковые дни, предшествовавшие 15 июля, он был в отпуске, а его функции исполнял Юрий Гордов. 9 июля он перерезал проволоку, которую поставил Андрей Трофимов (два витка по 6 мм) и поставил свою — один виток в 3 мм, которая в итоге и порвалась. Зачем он это сделал — до сих пор неизвестно: руководствуясь 51 статьей Конституции РФ Городов отказался от дачи показаний во время судебного процесса. Именно ему по всем прогнозам 9 ноября будет вынесен самый суровый приговор; что до Башкатова с Трофимовым, то они, конечно, виноваты — согласились на сомнительную работу, применяли в ходе нее методы, не предусмотренные инструкциями...Но с другой стороны — что еще им было делать? Ведь за два часа «ночного окна» стрелку никак не соберешь — а открывать движение так или иначе было нужно. Да и в конце концов, ведь порвалась проволока Гордова - не Трофимова, а сам Башкатов к ней и вовсе прямого отношения не имел.

Впрочем, обвинение, похоже, вдаваться в подробности не стремится: для троих обвиняемых — Башкатова, Трофимова и Круглова — оно попросило у суда по 5,5 лет, а для Гордова — 6,5 лет в колонии общего режима (максимальное наказание по 3 части 263 статьи УК РФ «Нарушение требований в области транспортной безопасности», которая инкриминируется всем четверым — 7 лет лишения свободы). Причем эти сроки — лишь полбеды: пострадавшие при аварии в метро уже предъявили к обвиняемым иски на общую сумму в 34 миллиона рублей. «Думаю, Гордов, как и Круглов, получат те сроки, которые просит обвинение, - говорит адвокат Валерия Башкатова Сергей Князькин, - что касается моего подзащитного и Андрея Трофимова, то наказание для них по объективным причинам должно быть мягче. Я надеюсь, что Валерия Башкатова могут даже освободить прямо в зале суда. Если же «слуги Фемиды» дадут всем обвиняемым сроки, которые просит следствие, мы непременно будем оспаривать такое решение. Это — общая позиция всех адвокатов по делу об аварии в метро».

Сюжет:

ЧП в московском метро: поезд сошел с рельсов