Верховный суд признал законным приговор жителю Перми по «закону Яровой»

ВС принял «дискредитирующее» решение о «реабилитации нацизма»

01.09.2016 в 20:03, просмотров: 8200

К 2016 году количество осужденных за преступления с использованием Интернета выросло до 369 человек, многие из них пошли по так называемым антиэкстремистским статьям за репосты записей в соцсетях. Случай, который в четверг, 1 сентября, рассмотрел Верховный суд, — особый. Жителя Перми осудили за репост по новой статье Уголовного кодекса: Владимира Лузгина обвинили в реабилитации нацизма. Адвокаты просили коллегию суда отменить приговор и оправдать Лузгина.

Верховный суд признал законным приговор жителю Перми по «закону Яровой»

Владимир Лузгин не политический активист, 38-летний мужчина работает автослесарем в Перми. Учился в местном Политехе, но образование не закончил. Внимание правоохранительных органов привлекла статья «15 фактов о бандеровцах, или О чем молчит Кремль», которую он в декабре 2014 года разместил на своей странице ВКонтакте. Написал ее неизвестный автор, а штраф 200 тысяч выписали Лузгину: Пермский краевой суд в июне этого года признал мужчину виновным в реабилитации нацизма (ч. 1 ст. 354.1 УК РФ), а именно в «распространении заведомо ложных сведений о деятельности Советского Союза в годы Второй мировой войны». В приговоре говорится, что фраза из статьи «коммунисты и Германия совместно напали на Польшу, развязав Вторую мировую войну, то есть коммунизм и нацизм честно сотрудничали» противоречит фактам, установленным Нюрнбергским трибуналом. Суд пришел к выводу, что Владимир Лузгин, закончивший школу с «четверкой» по истории, осознавал, что распространяет заведомо ложные сведения. Сам же Лузгин во время допроса пояснил, что узнал о том, что 1 сентября 1939 года фашистская Германия напала на Польшу, а в восточную часть Польши вошли советские войска, на школьных уроках истории.

В начале заседания по апелляции на приговор Лузгину адвокаты попросили коллегию суда изучить выписки из учебных пособий, в которых говорится о разделении территории Польши между Германией и СССР в 1939 году, в частности из энциклопедии «Отечественная история». Прокурор протестовала, заявив, что «копии литературных произведений не имеют отношения к делу». «В Уголовно-процессуальном кодексе не определен круг источников, которые могут служить доказательством», — парировал ей адвокат Генри Резник, отметив, что впервые слышит подобный довод. Посовещавшись минут 15, суд решил ходатайство отклонить, но ссылаться на эти пособия адвокатам не запретил.

Стороны сразу перешли к прениям, но этот процесс больше напоминал показательное выступление адвокатов, дискуссии не получилось. Против почти получасовой аргументирующей речи каждого из них прокурор сказала лишь, что считает приговор Пермского краевого суда «законным и обоснованным».

Адвокат Генри Резник назвал дело Лузгина «искусственно созданным на ровном месте» и «простым как обструганная спичка». «Не могу удержаться от использования сленга, все это отвратительно, — говорил он. — ...Все это инициировано каким-то опером из ФСБ, чтоб получить лишнюю звездочку». Резник отметил, что в деле найдутся нарушения «на многие вкусы», а адвокат Ирина Фадеева их перечислила.

Адвокат отметила, что суд счел, что Лузгин заведомо знал о том, что распространяет ложные сведения, лишь на основании аттестата, в котором стоит «четверка» по истории, и тем самым превысил свои полномочия. Потому что «заведомость» — это субъективное доказательство, получать которое должно следствие, допрашивая подозреваемого. «Эксперты написали, что сведения были заведомо ложными, но они не сказали, на какую же линеечку они примеряли эту ложность», — говорила адвокат. Она пояснила, что есть масса литературных источников, в которых содержатся противоречащие друг другу сведения, а Нюрнбергский трибунал был судом победителей, на котором не оценивалась роль СССР во Второй мировой войне. Она также привела в пример и несколько установленных историей фактов — о существовании секретного приложения к пакту Молотова—Риббентропа, о существовании фотографий, на которых «советские и немецкие воины обмениваются сигаретами на границе Польши», и даже процитировала воспоминания Риббентропа, опубликованные в детской энциклопедии, в которых рассказывается о том, что Сталин как-то предлагал «выпить за фюрера». Генри Резник в своем выступлении удивился, как может фраза о том, что Гитлер совершил преступление вместе с коммунистами, реабилитировать нацизм, ведь совместное преступление — это отягчающее обстоятельство. «Это студенты на втором курсе проходят», — пояснил адвокат.

Однако, несмотря на доводы защиты, суд оставил приговор Владимиру Лузгину в силе. Генри Резник назвал такое решение «дискредитирующим Верховный суд» и заявил, что защита намерена его обжаловать.