Самая долгая месть: женщина пять лет убивала сына своего любовника

И еще десять лет это преступление оставалось нераскрытым. Но сегодня судья вынесет приговор

04.09.2016 в 18:32, просмотров: 45326

У старых грехов длинные тени...

Афоризм королевы криминального жанра Агаты Кристи вполне применим к истории, о которой мы расскажем сегодня. В ней, как в любом детективе английской писательницы, густо перемешаны любовь и ненависть. Но если любовь была скоротечной, то ненависть терзала героиню драмы долгие годы. Это страшное чувство, скорее всего, и сейчас съедает ее изнутри. Хотя сам объект ненависти уже 10 лет как лежит на кладбище под гранитной плитой.

В понедельник Московский городской суд вынесет приговор женщине, заказавшей убийство сына своего возлюбленного. Случай невероятный: пять лет (!) оскорбленная дама пыталась реализовать свой замысел. И в два раза больше времени ушло на то, чтобы справедливость восторжествовала, а виновные оказались за решеткой.

Самая долгая месть: женщина пять лет убивала сына своего любовника
Эта заметка в «МК» 5 октября 2006 года стала доказательством: заказ выполнен.

Вначале было слово. Слово «папа» — такое простое, домашнее, родное. Только вот сказано оно было не ко времени и не к месту. Доверчивая малышка назвала своего отца так, как и должна была назвать, — но в присутствии сводного брата. Который до этого понятия не имел, что у него есть сестра.

Именно тогда поезд под названием «семья» покатился не по тому пути. В сторону катастрофы.

На дворе стоял октябрь 2000 года.

Сын за отца осуждает

Биография Георгия Бурляева (все имена и фамилии изменены. — Авт.) типична для силовика. Женился рано, супруга — боевая подруга, вместе прошли Крым, Рым и медные трубы, а когда утомительный забег вверх по карьерной лестнице закончился и дети выросли, захотелось новых ощущений.

Сотрудник Федеральной службы безопасности, он в середине 90-х дослужился до должности начальника охраны российского посольства в Бишкеке. Чин высокий, но не слишком перспективный. К тому времени Бурляев был давно и глубоко женат, подрастал сын Алеша. И завязался у него служебный… даже не роман — романчик. Случайное знакомство, несколько встреч, общие интересы. Елена с помощью Бурляева устроилась в консульский отдел посольства. Вскоре они стали видеться ежедневно. А впоследствии и еженощно. Результатом этих встреч стало рождение дочери.

Занятно, что Елена хорошо знала жену Бурляева. Более того, Георгий сам их познакомил на одном из посольских приемов. Едва ли он предполагал, во что выльется случайная интрижка. А потом разрубить этот гордиев узел было уже нелегко. Разводы у контрразведчиков тогда еще считались чем-то вроде моветона. И, вопреки ожиданиям Елены, Бурляев не ушел из семьи.

Через три года Георгия перевели в Москву. Любовницу он с собой не позвал. Жену и сына — тоже. В этом был свой резон: Алексей как раз заканчивал школу. Ожидалось, что семья воссоединится в столице чуть позже, когда подросток получит аттестат.

Но в Москву юноша приехал один. Уже сиротой.

Супругу Бурляева подкараулили в подъезде. Вроде даже грабить не собирались — просто ударили по голове чем-то тяжелым. До больницы ее довезли, но в сознание женщина так и не пришла. Ее смерть расследовали вяло и в итоге вообще усомнились, было ли это убийством: предположили, что женщину кто-то напугал, она упала и ударилась затылком о ступеньку.

После похорон отец и сын Бурляевы попросили Елену переехать в Москву и пожить в их квартире. Женское внимание — оно дорогого стоит. Мотивы Георгия понятны. А парень особо не возражал: ведь Елена была подругой погибшей матери.

«Мы стали жить вместе, — вспоминала позднее Елена. — Я занималась воспитанием ребенка, следила за домом, готовила еду. Георгий вышел на пенсию, а Алексей обучался в одном из институтов». Идиллия почти как в сказке Пушкина — до появления злополучной золотой рыбки.

И вот в один из дней Алексей услышал, как дочь Елены назвала его отца… папой. Мог бы и пропустить мимо ушей — мало ли что болтают дети в три года. Но сказанное не шло у юноши из головы. Все пристальнее он вглядывался в черты ребенка, стараясь найти сходство, все сильнее присматривался к Елене. И все больше вопросов вызывала у молодого человека загадочная смерть матери.

ИЗ ПОКАЗАНИЙ ЕЛЕНЫ

«Между нами сложилась обоюдная неприязнь. Мы стали избегать друг друга. Алексей пытался всячески задеть меня, выражал недовольство тем, что я готовлю, как убираю. Дочь мою он также игнорировал. Мог, например, просто молча выключить телевизор, когда девочка смотрела мультфильм. Я, конечно, ругала его. А он заявлял, что в своем доме волен делать все, что хочет».

Зимой 2001 года Алексей и вовсе поставил отцу условие: или я, или они.

И Георгий выбрал сына. Он заявил Елене, что их роман был большой ошибкой. И пора ей убраться из квартиры подобру-поздорову вместе с девочкой.

фото: Евгений Семенов
Елена вынашивала планы мести долгих пять лет.

ИЗ ПОКАЗАНИЙ ЕЛЕНЫ

«Примерно в апреле-мае 2001 года я съехала из квартиры Бурляевых. Работы на тот период времени не было, деньгами мне помогали родители. После моего переезда общение с этой семьей прекратилось. Мне удалось устроиться специалистом по согласованию строительной документации».

Аккуратное перечисление будничных событий… Но за сухой констатацией фактов — ненависть, которая жгла Елене душу. Не к Георгию — хотя по гамбургскому счету все претензии брошенная женщина должна была адресовать именно ему.

Елена люто возненавидела сына своего любовника.

ИЗ ПОКАЗАНИЙ ЕЛЕНЫ

«Чувство личной неприязни к Алексею Бурляеву меня не покидало со дня моего конфликта с ним и только усилилось после того, как Георгий попросил меня с дочерью покинуть их квартиру. Я испытывала обиду к Алексею за его неуважительное отношение ко мне и невозможность проживания с Георгием. Была зла на него за то, что моя дочь осталась без отца».

И Елена решила мстить. Но месть — блюдо, которое нужно готовить на безопасном расстоянии от «клиента». Отвергнутая и оскорбленная, она уехала в родной Красноярск.

фото: Евгений Семенов
Петр — киллер-неудачник, которого замучила совесть.

Две разновидности киллеров

Где обычно ищут наемных убийц? Среди знакомых, разумеется, — желательно ранее судимых, чтобы подходил к делу, так сказать, со знанием дела (простите за каламбур). В окружении Елены на родине нашелся такой персонаж. Муж ее красноярской подруги, уроженец Абхазии Иван Гулая, по профессии был мастером по заготовке леса. Видимо, мать-одиночка решила, что он вообще мастер на все руки. «Заработанная» в соседней Хакасии судимость — правда, условная — только добавляла нужного шарма этому персонажу.

Столь щекотливое дело — убийство, да еще заказное, да еще человека, который живет за тысячи километров, — тяжело потянуть в одиночку. Гулая обратился к своему закадычному приятелю, также судимому за хулиганство, Петру Удальцову.

«Он предложил мне заработать деньги для возврата долга в размере 3000 рублей, — дал позднее показания Удальцов. — Деньги я у него занимал ранее, так как в тот период много проигрывал в игровые автоматы. Предложение Ивана заключалось в том, что мне нужно помочь одной его знакомой. Через три дня у нас с этой женщиной состоялась встреча. Елена сказала: «Надо убить молодого человека в Москве за 7000 долларов». Убить надо было ножом. Затем я получил аванс в размере 500 долларов. Еще 6500 я должен был получить по выполнении заказа».

Разумеется, «молодым человеком» был Алексей Бурляев.

Что творилось в голове у Елены? Едва ли она всерьез рассчитывала вернуть любовника, лишив его сына. Значит, только желание отомстить?

Думается, дело не только в мести. Елена, как шахматист, просчитала все на несколько ходов вперед. Оставалось доказать, что Георгий — отец ее дочери, и все — безбедная старость обеспечена. Тем более что других родных у Бурляева не было: его старший сын погиб задолго до описываемых событий, во время военного конфликта в Чечне.

Но с первого раза выполнить заказ киллеру не удалось.

В один из весенних дней 2003 года Удальцов напал на Алексея в арке его дома на Ленинском проспекте. Ударил ножом в грудь. Бурляев-младший закричал и бросился бежать. Киллер метнулся в противоположную сторону. Мужчины обежали дом и… столкнулись нос к носу на углу! Завязалась драка. Наемник снова ударил жертву ножом, после чего скрылся в темноте. Ночь он скоротал в подъезде одного из домов, а на следующий день уехал в Красноярск.

Бурляев-младший не умер — его спасли врачи. Об этом Удальцову поведала крайне раздраженная заказчица. И потребовала довести начатое дело до конца. Она ссудила Петру еще 200 долларов, потом еще 500… В общей сложности преступник «раскрутил» ее на 5 тысяч баксов! И все это под предлогом тщательной подготовки ко второму покушению.

В этой истории у каждого злодея был свой интерес.

На самом деле Удальцов и не собирался повторять попытку. Более того, он решил поиграть в благородство и предупредить жертву. Добыв номер домашнего телефона Бурляевых, киллер позвонил в Москву. Трубку взял отец. «Вашего сына хотят убить, если кто-то будет интересоваться им, говорите, что он убит», — скороговоркой пробормотал Петр. Вроде как снял грех с души.

Некоторое время Алексей был осторожен, но время шло, ничего не происходило, и отец с сыном постепенно забыли о странном предупреждении. А в Красноярске тем временем медленно, но верно созревал очередной план убийства. С другими исполнителями.

Отчаявшись добиться результата от Удальцова, Елена снова пожаловалась на судьбу Ивану Гулая. Любовник бросил, киллер обманул — что может быть обиднее? Иван снова бросил клич среди знакомых уголовников. Старое задание получил новый наемник — Андрей Прокопьев. Дело было в начале 2006 года. Цены к тому времени подросли: за жизнь Бурляева пообещали уже 20 тысяч долларов. Но на сей раз Елена решила лично контролировать исполнение заказа и сама поехала в Москву. Вслед за ней туда прибыл Прокопьев.

ИЗ ПОКАЗАНИЙ ЕЛЕНЫ

«В один из дней октября 2006 года, поздно ночью, мне на мобильный телефон позвонил Прокопьев и сказал три слова: «Смотрите в новостях!» На следующий день из газеты «Московский комсомолец» мне стало известно о совершенном убийстве Бурляева. Тогда я поняла смысл фразы. При встрече Прокопьев сказал мне, что убийство исполнено и он желает получить деньги в пределах оговоренной суммы — 20 000 долларов. Эти деньги, а также ранее переданный аванс — 7 тысяч долларов — я накопила в процессе работы и подработки в Москве».

Алексея убили осенним вечером во дворе все того же дома на Ленинском проспекте. На сей раз киллер использовал классическое оружие — пистолет Макарова. И никаких зацепок у следствия не было. Конечно, стражи порядка дотошно отработали версию связи убийства с профессиональной деятельностью погибшего (он трудился менеджером в фирме по продаже пылесосов). Проверили его личные связи (молодая жена, ребенок, безупречная репутация). Изучили всех друзей и врагов, узнав про первое покушение (таких совпадений не бывает, а значит, враг Бурляева — человек упорный и жутко мстительный). На этом дело заглохло.

фото: Евгений Семенов
Иван в этом деле играл роль посредника.

Красноярский след

Когда в полицейских пресс-релизах о поимке преступника пишут «полиция проверяет задержанного на причастность к серии квартирных краж (разбоев, грабежей и т.д.)», это вовсе не пустой звук. Такую фразу следует понимать буквально. Ведь как единожды солгавший солжет еще не раз, так и тот, кто ограбил-убил-обманул, вероятнее всего, нарушит закон снова. Почему нет, если первый раз сошло с рук?

Так получилось и с делом Бурляева. Можно сказать, что детективам в чем-то повезло: Алексея убил не случайный человек, а вполне профессиональный киллер. Его Прокопьев также нашел среди своих красноярских друзей. Максим Толстиков чаще «работал» в родном городе, но не гнушался и командировок. Убийство скромного менеджера по продаже пылесосов и стало для гангстера таким выездным заданием.

Забавно, что умелого убийцу в итоге тоже кинули — как и заказчицу. Прокопьев заплатил ему всего полмиллиона рублей. На эти деньги Толстиков намеревался купить машину, чтобы доехать на ней из Москвы до Красноярска, но и здесь его постигло фиаско. На авторынке, куда друзья отправились после убийства Бурляева, они подсели на игру в лотерею и благополучно спустили весь гонорар.

Возвращаться из Москвы пришлось самолетом.

Кстати, уже по прилете в Красноярск Толстиков стал свидетелем встречи Прокопьева с «киллером номер один» Удальцовым. Как выяснилось, Елена поручила новому исполнителю не только выполнить заказ, но и наказать исполнителя старого за неусидчивость и обман. Удальцова в итоге проучили так, что он несколько недель провалялся без памяти в госпитале. А потом потихоньку вернул долг — через Прокопьева. И очередная беседа двух бандитов состоялась как раз в присутствии Толстикова.

«Страшно небось ходить и оглядываться?» — спросил тогда Прокопьев Удальцова. Петр обреченно кивнул.

Откуда все это стало известно сыщикам МУРа?

Да очень просто. Толстиков в итоге всех сдал. Уже после убийства Бурляева в Москве он выполнил еще несколько заказов, но в конце концов попался — сибирские детективы накрыли целую банду наемников. Толстикову и Прокопьеву предъявили обвинение в нескольких убийствах, совершенных в Красноярске и окрестностях. Перспектива перед Толстиковым маячила самая мрачная — пожизненное заключение. Вдобавок где-то в СИЗО он подхватил туберкулез. Так что терять было уже нечего. И на одном из допросов киллер поведал следователю обстоятельства убийства Алексея Бурляева.

Весной прошлого года были арестованы Удальцов и Гулая. Ну и, конечно же, Елена — не прекрасная и не премудрая, но очень расчетливая и мстительная особа.

«Защита Елены просила исключить корыстный мотив, так как убийство было заказано из ненависти, — пояснил «МК» свою позицию гособвинитель прокуратуры Москвы Ярослав Мыц. — Я попросил оставить его. Судите сами: Алексей помешал женщине развить отношения с Георгием Бурляевым и женить его на себе. Имея дочь, женщина могла претендовать на московскую квартиру и после убийства предполагала завладеть жильем. Я просил суд назначить Елене 18 лет колонии общего режима, Ивану Гулая — 16 лет, Петру Удальцову — 12 лет».

Дело Прокопьева и Толстикова выделено в отдельное производство — их красноярские грехи уж очень сильно перевешивают одно московское убийство.

Сегодня Мосгорсуд вынесет приговор. Сроки, предложенные гособвинителем, если и скорректируют, то, скорее всего, незначительно. Георгий Бурляев решения суда не услышит — он недавно умер. Мужчина так и не признал дочь Елены своей.

Сейчас девушке 19 лет. Ее матери 53 года. Вряд ли она сможет поздравить свою дочь в день свадьбы, обнять внуков… И все это ради мести? На одном из последних заседаний Елена призналась: она теперь уже и сама не понимает, зачем заказала сына своего кавалера.

И снова нельзя не вспомнить Агату Кристи: мужчин опасность подстерегает повсюду. А женщин — главным образом в любви.