"Теракт на Ту-154 не исключаем": началась проверка благонадежности сотрудников аэропорта

"Изъяли записи со всех камер наблюдения, теракт никто не исключал"

26.12.2016 в 09:40, просмотров: 45752

В предновогоднем Сочи все изменилось в один миг. Когда с экранов телевизора, точно из пулеметной ленты, посыпались новости. «Ту-154 исчез с радаров», «На борту более 90 человек», «Рейс в Сирию», «Ансамбль Александрова, журналисты, экипаж», «Выживших нет».

В курортном городе подготовка к предстоящим Новогодним праздникам шла полным ходом. Отели в районе Красной поляны забронированы под завязку, места в ресторанах зарезервированы на все каникулы, пальмы в мишуре, парки в гирляндах, улицы – в разноцветных фонарях. Не было никаких дурных предчувствий.

«В городе Сочи всегда отличная погода», - так встречали южане курортников до 25 декабря.

После трагического известия праздничная сочинская картинка тут же поменяла окраску. Погода нахмурилась. С неба полил дождь. Город погрузился в глубокий траур.

Как Сочи переживает трагедию, почему в городе неожиданно перекрыли центральные улицы, что ищут следователи в аэропорту Адлера и какова вероятность достать со дна моря тела всех жертв – в материале «МК».

В день трагедии все рейсы Москва-Сочи были переполнены. В основной своей массе, люди летели за праздником. Вот и после посадки капитан лайнера пожелал всем «счастливого Нового года».

Аэропорт Адлера сейчас встречает пассажиров новогодней елкой и импровизированным мемориалом, который образовался около часовни, построенной внутри здания. Видимо, кто-то из сотрудников принес сюда парту, пассажиры оставили десяток букетов темно-алых роз и фотографию погибшей Доктора Лизы.

Всех пассажиров на выходе встречают мужчины и женщины в красных кепках: «Психологическая помощь». Психологи стоят парами каждые пять-десять метров в разных концах аэропорта. Вглядываются в лица вновь прибывших. Говорят, сразу узнают тех, кому потребуется их помощь.

- Все воскресенье здесь работали, но пока к нам никто не обращался, - говорит одна девушка. – Нас предупредили, что спецборт для близких погибших отменили, нецелесообразно народ сюда привозить.

Но, по некоторым данным, родственники тех, кто находился в том самом самолете, самостоятельно решили прилететь в Сочи. Многие хотят посетить на место трагедии, кто-то даже предлагал свою помощь в поисковой работе. Чтобы люди не остались один на один со своей бедой, мы здесь и работаем.

Сколько еще дней придется отдежурить? Нам сказали, пока все тела не достанут, будем работать. В случае прибытия близких погибших мы должны будем сопроводить приезжающих до машин, которые им выделили от администрации города и довести до гостиницы, где всем приготовили номера. И дальше постараться не отпускать их из вида.

Поднимаюсь в оперативный штаб. Вся информация по родственникам стекается сюда, в просторную комнату.

фото: Ирина Боброва

Психологов в аэропорту, действительно, очень много. По моим подсчетам около пятидесяти. Может, больше. Говорят, на семью выделили по одному штатному сотруднику.

- Мы не знаем, сколько продлится поисковая операция в море, может, три дня, а может и месяц. Поэтому родных погибших убедили остаться в Москве. В связи с этим и опознание решили проводить в столице. Вроде пока они согласились. В понедельник должны отправить первый борт с телами погибших в Москву.

Пока мы беседовали с сотрудниками психологической службы, в комнату зашли три человека – две женщины и мужчина. В черном. Разговаривают с психологами почти шепотом, в руках – носовые платки.

- За все время мы приняли всего двух человек, чьи близкие погибли в катастрофе, - продолжает собеседник. – Это были две женщины. Они обратились к нам, потому что отдыхали здесь рядом, в Туапсе. Узнав о трагедии, приехали в Сочи. Мы их разместили в гостинице. Но в тот же вечер они отправились в Москву.

Тем временем, среди психологов наблюдаю явное беспокойство.

- Поймите, нам строго наказали с прессой не общаться. Обстановка тревожная сейчас, - поделился молодой человек. – Всю официальную информацию до вас обязательно донесут.

Тревогой веяло и от сотрудников аэропорта. На мои вопросы, что же могло произойти, опрашиваемые либо закрывались: «Без комментариев», либо старались отвечать быстро, кратко и тут же извинялись: «Простите, нам нельзя».

С нами согласились пообщаться сотрудники правоохранительных органов, которые работают в аэропорту.

фото: Ирина Боброва
К месту катастрофы стянуты дополнительные силы.

- На первый взгляд, в аэропорту все тихо, спокойно, самолеты летают по расписанию, – начала я беседу.

- Это так только кажется. В воскресенье по тревоге подняли всех штатных сотрудников аэропорта, вплоть до уборщиц. В 6 утра объявили тревогу. Все примчались на службу. К этому времени в аэропорт уже прибыли высокие чиновники из всех ведомств Сочи: из администрации города, руководители нашего Следственного комитета, МВД. Кого здесь только не было. Позже приехали из Москвы.

- Какие первые версии трагедии выдвигали?

- До сих пор нет приоритетной версии.

- Вроде теракт сразу исключили?

- Теракт никто не исключал. Не случайно первым делом изъяли из аэропорта записи абсолютно со всех камер видеонаблюдения. Также следователи подняли личные дела всех сотрудников, сказали, что всех проверят на благонадежность.

- Это о чем говорит?

- Говорит о том, что будут прорабатывать все версии. В том числе и теракт.

- Сотрудников аэропорта оповещают о ходе расследования?

- Нам дали четкое указание: «Это дело военное, борт военный. Пусть военная прокуратура разбирается». Нас ведь туда, откуда вылетел тот самый борт, даже близко не подпускают.

фото: Ирина Боброва
По жертвам трагедии скорбят не только родственники, но и простые жители Сочи.

- То есть самолет вылетел из военного аэропорта?

- Рядом с нашим аэропортом находится и военный терминал. У них даже своя выделенная полоса есть для бортов. Их сотрудники не имеют к нам никакого отношения. Ту часть обслуживают солдаты. У них - отдельный вход, из гражданского аэропорта туда никак не попадешь. Да и просто так с улицы туда не войдешь. Все строго охраняется. Только по личному распоряжению коменданта части можно туда попасть.

- Когда ТУ-154 приземлился в Адлере на дозаправку, пассажиры в это время покидали борт?

- Оставаться или покинуть борт, решает командир экипажа. В этот раз никого из пассажиров не выпускали. Вроде всего полчаса ушло на дозаправку.

- То есть никого из сотрудников гражданского аэропорта Адлера туда не допускают?

- Насколько я знаю, у них даже топливо свое. Хотя дозаправить самолет могут им помочь и наши специалисты.

- Как я понимаю, абы кого на службу в аэропорт не возьмут?

- Здесь работают проверенные ребята. Перед Олимпиадой набирали новый штат сотрудников. Поверьте, биографии людей шерстили по полной программе.

Из аэропорта еду в сторону того места, где идут поисковые работы. Район Хоста. Всюду машины полицейских. Тормозят, проверяют все подозрительные авто. Некоторые улицы перекрыты. Запрещен проезд на вокзальную площадь.

фото: Ирина Боброва

- Зачем перекрыли площадь? – спрашиваю у полицейского.

- Понятия не имею. Велено стоять здесь до особого распоряжения, автомобили не пропускать, подозрительных личностей проверять, - отвечает собеседник.

Тем временем поисковые работы в районе крушения лайнера не прекращались даже ночью. Подъезжаю к набережной. Разглядеть что-то – невозможно. Темнота такая, хоть глаз выколи.

- Наше море на то и Черное, что на глубине 100 метров и днем там уже ничего не видно, там сплошной сероводород, одна чернота, - вздыхает один из жителей города. – Первые тела достали, потому что они были на глубине 50-60 метров.  А если бы находились глубже, шансов практически не осталось бы.

Мужчина бросил в воду гвоздику: «В этом случае на волну принято класть цветы. Будем молиться, чтобы удалось предать земле всех погибших».

Читайте материал "Ужасные предчувствия и чудесные спасения артистов ансамбля Александрова"

Крушение Ту-154 в Черном море. Хроника событий