Сын «красногорского стрелка» объяснил почему отец устроил бойню: виноват сахар

Но истинные причины конфликта огласить на суде не дали

Судебный процесс по делу «красногорского стрелка» Амирана Георгадзе (напомним, что на скамье подсудимых его водитель Шота Элизбарашвили, которого обвиняют в пособничестве) напоминает настоящий детектив. Защите не разрешают вызвать на суд одного из свидетелей - экс-главу Красногорского района Бориса Рассказова. Меж тем о его поведении в день убийства стали известные любопытные, если не сказать шокирующие подробности: увидев в кабинете два трупа, он первым делом попросил секретаршу разогреть... обед.

Судья и прокурор, по мнению защиты, скрывают от присяжных заседателей самое главное: причину конфликта между бизнесменом и чиновниками. И как только на заседании свидетели заикаются об этом, их прерывают со словами: «К делу это не относится».

Но истинные причины конфликта огласить на суде не дали
Амиран Георгадзе.

СПРАВКА МК: 19 октября 2015 года «красногорский стрелок» устроил кровавую бойню в местной администрации. Георгадзе убил заместителя главы района Караулова, руководителя местных электросетей Котляренко, а позднее - делового партнера Закаидзе и случайного свидетеля, охранника «МК», после чего застрелился.

Во вторник, 24 октября, суд выслушал одного из ключевых свидетелей по делу — сына «красногорского стрелка» Нодари Георгадзе. Нодари рассказал, что в фирме отца было целых пять электронных пропусков в здании администрации. Они лежали в шкатулке. Когда Амиран Георгадзе приехал на серьезный разговор к заместителю главы Караулову, то беспрепятственно вошел как раз по такому электронному пропуску. А вот у Шоты при себе его не было (водитель считает это доказательством того, что он не был в курсе планов босса и вообще как такового намерения убивать сам Георгадзе изначально не имел, иначе взял бы и шоферу пропуск).

Чтобы пустить Шоту в здание с сумкой, где было оружие, пришлось звонить секретарше. Та дала распоряжение охране.

Сын «красногорского стрелка» поведал также, что отец страдал тяжелой формой сахарного диабета. В моменты стресса у него «зашкаливал» уровень сахара в крови, и на фоне большого скачка адреналина он вел себя неадекватно, «буквально готов был всех поубивать».

- Нодари подтверждает и нашу версию сути конфликта, - говорит адвокат Светлана Воронкова. - Произошла дележка электросетей. Георгадзе вложил в предприятие деньги под гарантии администрации (гарантом выступал Караулов). Он в частности профинансировал программу реновации электросетей. Но после того, как ему ничего не досталось, потребовал свои деньги обратно.

Как только начинается рассказ обо всем этом, судья или прокурор прерывают со словами: «К делу не относится». Не дают рассказать присяжным и о сумках с деньгами, которые выносили из здания администрации после убийства и до прихода полиции. То следствие заявило, что свидетелю Елене Волковской (она - очевидец убийства, местный депутат, зашла в кабинет Караулова еще до прихода Георгадзе) померещилось. То появились показания, что в сумках якобы были не евро и доллары, а продукты. А в конце концов судья использовала всю ту же формулировку: «к делу не относится».

-Мы просили вызвать в суд бывшего главу Красногорского района Бориса Рассказова, - продолжает адвокат. - Нам отказали. Но есть показания, которые он дал во время следствия, и они нас поражают. Судя по показаниям, он приехал в администрацию, видит в кабинете два трупа и что делает? Говорит секретарше, что время обеденное и пусть она разогреет еду, которую жена с собой положила. Чтобы котелки горяченькими поесть?

Чтобы первыми узнавать о происшествиях, подпишитесь на канал Службы информации "МК" в Telegram

Сюжет:

Красногорский стрелок Георгадзе

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №27530 от 25 октября 2017

Заголовок в газете: «Красногорский стрелок» озверел от сахара