Прения в деле «трезвого мальчика»: все требуют вернуть дело на новое расследование

Ольга Алисова отказалась вернуть дело на дополнительное расследование

08.11.2017 в 17:54, просмотров: 15072

В деле о гибели «непьяного мальчика» Алеши, погибшего 23 апреля в подмосковной Балашихе под колесами машины, которой управляла Ольга Алисова, настал момент истины. В среду в Железнодорожном горсуде состоялись прения сторон. Прения по делу, ставшему едва ли не самым громким в 2017-м году из-за одной-единственной детали — дикой экспертизы, признавшей Алешу... пьяным. И вроде бы история ясна как божий день: эксперт — халтурщик (это еще в лучшем случае), водитель Алисова — виновник. Но обе стороны в своем желании добиться справедливости (у каждого она своя) зашли уже слишком далеко.

Прения в деле «трезвого мальчика»: все требуют вернуть дело на новое расследование
фото: кадр из видео

В среду в самом начале процесса едва не разразился очередной скандал. Когда судья Владимир Шекун уже предоставил слово прокурору, адвокат Куракина неожиданно потребовала возобновить судебное следствие.

- У меня есть ходатайства, мне нужно, чтобы вы меня выслушали, я кое-что обнаружила в материалах дела, - обратилась она к председательствующему. Но служитель Фемиды ей не разрешил выступить. Тогда защитник попыталась заявить судье отвод. Эта попытка провалилась. Правда, судья пообещал дать еще возможность адвокату высказаться.

Наконец-то слово предоставили прокурору Светлане Гурской. Она принесла соболезнования семье Шимко и напомнила вкратце фабулу уголовного дела.

- Алисова в момент ДТП разговаривала по телефону без специального устройства, неправильно оценила дорожную обстановку и совершила наезд на ребенка, который в результате скончался на месте от черепно-мозговой травмы. Между нарушением ПДД Алисовой и смертью Алеши Шимко имеется прямая причинно-следственная связь, - говорила гособвинитель.

Она напомнила, что подсудимая вину признала частично. Но оспаривала превышение скорости, уверяла, что не могла затормозить, по телефону не разговаривала.

Дедушка, ставший очевидцем трагедии, рассказал во время процесса, что автомобиль Алисовой двигался более 20 км/ч. Об этом заявили и другие свидетели. Если бы подсудимая смотрела на дорогу, то трагедии бы не произошло. Не увидеть ребенка, который оказался в центре дороги, невозможно. Она отвлеклась, потому что разговаривала по телефону.

Прокурор согласилась с выводами судебной экспертизы, которую выполнил эксперт Михаил Клейменов, исключив только пункт о наличии алкоголя в крови малыша. При назначении наказания она попросила учесть, что Ольга не раз привлекалась к административной ответственности, но имеются и смягчающие обстоятельства: ранее не судима, имеет на иждивении ребенка, положительные характеристики с работы.

- Прошу назначить Алисовой 3 года лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима. Заявленные исковые требования Шимко удовлетворить частично. Взыскать с Алисовой материальный ущерб в сумме 61 тысяча рублей, моральный вред в сумме 3 млн рублей, - резюмировала прокурор.

(Напомним, родители погибшего мальчика предъявили иск о возмещении морального вреда на 10 млн рублей).

Следующим выступил адвокат потерпевшего Виктор Данильченко. Он обратил внимание на пропажу камеры видеонаблюдения, установленной на доме, сразу после ДТП и на ряд других странных обстоятельств.

Представитель Шимко Валерий Зубов заявил, что дело о ДТП является показательным. Оно демонстрирует плохую работу следственных органов.

- Потребовалось много усилий, чтобы добиться возбуждения уголовного дела. Хотя такие дела возбуждается по факту, потому что преступления совершены в условиях очевидности. Тем не менее, целый месяц Шимко ждали результатов автотехнической экспертизы, которую назначили только 11 мая. Экспертиза Клейменова была готова только 22 мая. В ней практически не отражены повреждения органов Алеши, которые более тяжкие, чем перелом основания черепа. Но никто не стал перепроверять ее выводы, - говорил представитель Романа Шимко.

Он предположил, что следователь Аринушкин по поручению своего руководства хотел все свести к несчастному случаю для хорошей отчётности и статистики своего подразделения.

- Нас пытались убедить, что Алисова не превышала скорость, а мальчик оказался вне зоны ее внимания, и она его не переехала колесами, - продолжал Зубов. - Работники полиции пытались оказывать давление на родителей Алеши. Мол, вы сами напоили ребенка!

Он уверен, что виновность Алисовой очевидна, материальный ущерб и моральный вред нанесен всей семье Шимко и он должен быть возмещен в полном объеме.

- Этот иск должен быть также к МВД, прокуратуре и Минздраву. Это похоже на преступный сговор. Требуется отдельное разбирательство, - завершил Зубов свое выступление.

Читайте материал: Прокуратура просит отправить в колонию женщину, сбившую «непьяного мальчика»

Роман Шимко начал свою речь с министра внутренних дел, который, по его мнению, заступился за своих подчиненных. Измученному мужчине каждое слово давалось с трудом.

- Распечатка звонков была скорректирована. Мы недовольны освидетельствованием Алисовой на наркотики. В нем видны нестыковки. Ее проверили на пять препаратов, а надо было на десять. Почему была застирана одежда ребенка? Уверен, что сотрудники УВД Балашихи все сделали, чтобы вывести ее из-под уголовной ответственности, - возмущался Шимко.

По его словам, он не верит в раскаяние подсудимой.

- Я не считаю, что она пыталась возместить мне ущерб. Чек был отправлен назад.

Отец мальчика потребовал отправить дело на доследование в связи с фальсификацией материалов дела.

- Моральный ущерб на ваше усмотрение. В любом случае деньги пойдут на операцию любому ребенку, который болен онкологией, - подытожил Шимко.

Адвокат Куракина попыталась объяснить, почему Алисова не признает вину.

- Много грязи и оскорблений на нее вылилось. Моя подзащитная не нарушала скорость и по телефону не говорила, таких доказательств в деле нет, - уверяла защитник. - Мы уверены, что мальчик был трезв и здоров, но упал под колеса и Алисова его не увидела, потому что не могла видеть из-за припаркованных на дороге машин, - убеждала суд Куракина.

После этих слов Роман Шимко и группа его поддержки покинули зал судебного заседания.

Также адвокат попросила зачесть звонок Алисовой в «скорую» как попытку оказать помощь ребенку. И опровергла распространенные в СМИ сведения, что ее клиентка — наркоманка и наркодилер. «Следствию об этом ничего неизвестно». Защитник попросила дать минимальное наказание и отсрочить его до достижения дочерью Ольги 14-летнего возраста.

Сама Алисова отказалась участвовать в прениях.

Чтобы первыми узнавать о происшествиях, подпишитесь на канал Службы информации "МК" в Telegram