Эффект выступления ямальского школьника в Бундестаге: на воре шапка горит

Распространитель нацистской символики обвинил пацифиста

21.11.2017 в 15:51, просмотров: 17830

«Дружба — фройндшафт!» — пели мы во времена моего советского детства. В этой песне такие слова: «Единство помыслов и чувств и нерушимость братских уз! Всегда мы вместе, всегда мы вместе, ГДР и Советский Союз!»

Одновременно с этим в те времена в школе и с экранов телевизоров нам много рассказывали о войне. О ее ужасах и о ее преступлениях. Мы рыдали над фильмами «В бой идут одни «старики» и «А зори здесь тихие». Для нас являлось аксиомой — этого не должно повториться.

Эффект выступления ямальского школьника в Бундестаге: на воре шапка горит
фото: youtube.com

Одновременно с этим мы читали книги, например, Эриха Марии Ремарка. Например, «Время жить и время умирать». В которых говорилось о трагедии немецких солдат, отправленных воевать в Россию и постепенно осознающих преступность этой войны.

Одно совершенно не противоречило другому. Никто не сомневался — фашизм принес огромные беды не только нашей стране, но и многим другим. В том числе — Германии. Немцы тоже были жертвами этого людоедского античеловеческого режима.

В те времена война была еще гораздо ближе, гораздо больше оставалось с нами живых ветеранов — но никто из них не возмущался «дружбой — фройндшафтом», словами о братских узах с ГДР, Ремарком или тезисом о том, что немцы тоже пострадали от фашизма.

...Сейчас настал тот редкий момент, когда я вспоминаю об СССР с ностальгией и любовью.

Что же случилось с нами, если антивоенная речь паренька из Нового Уренгоя вызвала такой дичайший всплеск негодования? Депутат Госдумы Чернышов попросил Генпрокуратуру провести проверку по выступлению школьника. Член Совфеда Джабаров попросил провести проверку его гимназии, включая учебную программу. Обычные граждане клянут мальчика на чем свет стоит, применяя такие эпитеты, какие не всегда допустимы даже в отношении закоренелого преступника.

И все из-за чего? Во время традиционных ежегодных чтений школьники из немецкого Касселя и западносибирского Нового Уренгоя зачитывали перед депутатами бундестага биографии павших солдат (россияне — немецких, немцы — советских), о которых они узнали в рамках проектной работы, организованной Народным союзом Германии по уходу за воинскими захоронениями. Рассказывая о жизни и гибели немецкого солдата Георга Йохана Рау, российский старшеклассник упомянул, что многие немцы хотели жить мирно и не желали воевать.

А разве это не так?

Да, он еще назвал погибших солдат невинными жертвами. Возможно, слово «невинный» в отношении солдата армии-агрессора не слишком уместно — даже если солдат этот шел воевать вопреки своему желанию, даже если его гнали на смерть против воли. Но это вопрос стилистики, не будем придираться — далеко не все журналисты безупречно ею владеют.

В целом же смысл речи парня абсолютно понятен: война перемалывает жизни людей обеих сторон. «Я искренне надеюсь, что на всей Земле восторжествует здравый смысл и мир больше никогда не увидит войн», — подытожил он.

Где тут реабилитация фашизма, в которой обвиняют школьника?

Кстати, в июне 2016 года президент Владимир Путин сам принял участие во встрече учеников немецкой школы при посольстве Германии в России и школы города Ржева. Встреча эта была организована в рамках проекта «Примирение над могилами — работа во имя мира», который патронирует все тот же Народный союз Германии по уходу за солдатскими захоронениями. Президент, в частности, сказал: «Наши народы — народ Германии, народ Советского Союза — понесли самые колоссальные потери. И конечно, помнить об этом обязательно нужно, для того чтобы ничего подобного в истории человечества в будущем не произошло».

И еще один интересный момент: выяснилось, что блогер Колясников, первым погнавший волну травли уренгойского школьника, ранее был осужден за распространение нацистской символики. Вот уж действительно — на воре шапка горит. Распространитель нацистской символики обвиняет подростка за антивоенную речь, причем даже в этом своем обвинении допускает нацистские проявления (обратил внимание на фамилию мальчика, заканчивающуюся на «-ко» — «не украинское ли часом дитятко?») — это ли не сюр?