В защиту кобелиного племени

Секс: революция, контрреволюция и контр-контрреволюция

22.01.2018 в 15:48, просмотров: 16019

Как обозначить нынешние страсти-мордасти, типа пандемии, охватившей всю Америку от океана до океана? По Толстому, срывание всех и всяческих масок, а конкретно — фиговых листков с мужских гениталий. Не со всех, понятно, а только со знаменитостей: актеров, режиссеров, дирижеров, телешоуменов и политиков.

В защиту кобелиного племени
фото: Алексей Меринов

Сначала с живых, потом с полуживых — септуагенариев, октогенариев и даже нонагенариев, типа прославленного маэстро из Метрополитен-опера Джеймса Ливайна, легендарных Дастина Хоффмана, Вуди Аллена и Франко Дзефферелли. На очереди столетник типа бессмертного Кирка Дугласа, да? А пока что добрались до мертвецов — дабы не было им покоя в могилах и колумбариях, а что мертвые срама не имут — не факт. Так попал под раздачу мой любимый британский комик Бенни Хилл, четверть века уже в могиле, которого престарелые дамы обвинили post mortem в приставаниях.

Выстроилась длиннющая очередь потерпевших перестарок-недотрог — плакальщиц, жалобщиц, сплетниц, кляузниц, стукачек и самозванок с воспоминаниями о давно минувших днях времен Очакова и покоренья Крыма. Покоренья Крыма? Так у Грибоедова в «Горе от ума». Не все, конечно, но некоторые из этих вышедших в тираж мужененавистниц, несомненно, пиарятся за счет знаменитых охальников, проказников и прочих домогантов и сексистов, а то и серийных прелюбодеев — реальных или мнимых без большой разницы: «#Me Too!» Какие головы полетели в процессе этого отнюдь не стихийного, а хорошо организованного и частично проплаченного флешмоба! Изгнаны со сцены, с экрана и из политики порою совсем уж за невинный грех. Того же сенатора Эла Франкена взять, которого с позором турнули из Конгресса за то, что много лет назад, в бытность свою популярным комиком (три «Эмми»!), делал вид, то есть шутя, понарошку хватал свою спящую коллегу за грудь. Харассмент стал орудием борьбы — почище булыжника у пролетариев и палестинцев.

Кто следующий?

Иные из кобелиного племени из страха перед разоблачением превентивно саморазоблачались, каясь, оправдываясь, откупаясь или опровергая будущие обвинения. Как, например, голливудская звезда Алек Болдуин впрок повинился в сексуальных провинностях, в которых его еще никто не обвинял, зато другая звезда Майкл Дуглас неожиданно заявил, что не мастурбировал прилюдно, хотя никто его за язык не тянул. На воре шапка горит?

Кто спорит, оскароносный могул Харви Вайнштейн, с которого и началась эта охота на ведьм мужеского пола, еще тот сексуальный маньяк, хотя до Казановы, маркиза де Сада или Дон Жуана ему далеко, а те ходят в героях. Харви, понятно, не герой, скорее антигерой, но и не исчадие ада и не воплощение зла. То, что он непотребничал с актерками, да еще пользуясь своим служебным положением, похоже на правду, но что насильничал, как утверждает парочка его «жертв», — сомневаюсь. Прежде всего потому, что не было в том никакой необходимости. К слову, его сексуальная невоздержанность никак не перечеркивает выдающихся заслуг Харви Вайнштейна перед мировым кинематографом как продюсера.

Вообще, я против того, чтобы валить все в одну кучу. Подсудные изнасилование и педофилия относятся к юрисдикции, а флирт, адюльтер, промискуитет, сексуальное непотребство — к морали. Куда, к примеру, отнести украденный поцелуй, обнимание, шлепок, касание, даже тисканье? Как уболтать женщину? С чего начинать ухаживанье? С письменного заявления: «Разрешите вас поеть?» — и только после получения расписки с разрешением приступить к этому сладкому для обеих сторон занятию? Ввиду довольно большого числа семитов среди подозреваемых в сексуальных домогательствах (повышенная чувственность или высокий процент присутствия в развлекательном и политическом бизнесе?) вспомнил почему-то, как немцы в достославную свою эпоху обвиняли евреев в совращении ариек. Случайная аналогия, на которой не настаиваю, но почему не упомянуть? Надеюсь, до этого не дойдет.

Коли меня ненароком занесло в прошлое, то почему не глянуть из будущего на сексуальную контрреволюцию, которая происходит на наших глазах в пуританской Америке? Из совсем недалекого будущего, но так, чтобы этот футуристский ракурс захватил последствия происходящей ноне травли мужского племени, которое, как знать, может превратиться в вымирающее — хоть в Красную книгу заноси!

Представим себе гипотетически пост-Вайнштейнову эру, если уже теперь такой напряг среди мужиков и паралич воли, что при встречах с когда-то слабым, а теперь не просто сильным, но всесильным полом они руки в брюки или за спину, ни обнимок, ни прижимов, а только осторожный чмок в воздух. Как в той басне про лису и виноград. Таки доигрались, я о женщинах, которые, став сектой неприкасаемых, оказались в лузерах — спрос на них падает, ниже некуда. Или есть куда? Пусть и рано говорить о невостребованности женского пола, но в жертвах истерийной этой кампании оказались не одни мужчины — рикошетом задело и женщин. Если это апогей феминизма, то феминизм превратился в скорпиона, жалящего самого себя.

Лишенные инициативы, психически уязвленные и психологически оскопленные, мужчины в этом предположительном будущем будут искать альтернативные способы удовлетворения своих естественных потребностей. Уже ищут — и находят.

Возврат к подростковому самоуестествению? Пополнение гомосексуальных рядов? Отбросим мрачные предсказания, что натуристы, то есть гетеросексуалы, обречены на вымирание — все-таки преувеличение, но что могут стать сексуальным меньшинством — запросто. Пошла мода на виртуальный секс и появились цифросексуалы (digisexuals).

Если в ходу и все еще в моде биткоин, то под стать виртуальной валюте и виртуальные герлы и криптотелки. Успех секс-бота по имени Саманта, в которую запрограммировали с полсотни поз, и она узнавала партнеров и выстраивала с каждым индивидуальную линию общения, превзошел все ожидания — от переиспользования и злоупотребления Саманта стала проявлять характер и повела себя непредсказуемо. Пришлось эту причудницу-блудягу выдворить с фестиваля электронных чудес в австрийском городе Линце, приведя в отчаяние некоторых посетителей, вкусивших от Саманты сексуальных утех и даже устраивавших ей сцены ревности. Однако это только начало, и секс-индустрия обещает в скором времени приступить к выпуску моделей-целочек с гарантийной при первом общении кровавой дефлорацией, которой так недостало кой-кому в первую брачную (и не обязательно брачную) ночь.

Тем временем неуклонно и необратимо стала снижаться рождаемость, забрезжили демографические проблемы (почти как в Европе), пошли анекдоты про динозавров «Вот так они и вымерли…», и наши Кассандры заговорили о вырождении и геносуициде американской нации.

Вернемся, однако, в лихое наше настоящее, где все дамы на недавней церемонии «Золотого глобуса» вырядились в траур, хоть и соблазнительно декольтированный. Мне это почему-то напомнило, как год назад по всей Америке прошли уж точно проплаченные феминистские марши Pussy Hats, когда демонстрантки от мала до велика нацепили на себя увеличенные, но очень правдоподобные шапки и костюмы под вагину. Мужики, кого не спрашивал, были в ужасе от этого уличного шоу. Автора! Автора!

Если не спасение, то надежды на спасение от теперешней вагинальной вакханалии пришли из-за океана. Само собой, из колыбели революций и контрреволюций — из Франции. Даже не свет, а просвет, проблеск света в конце этого, казалось, бесконечного тоннеля.

Потому как любые робкие возражения и оправдания мужчин встречались в штыки и пресекались на корню, а тут сработал инстинкт самосохранения у самих женщин. Белая сотня прекрасных и прославленных француженок и примкнувшим к ним других европеек во главе с Катрин Денев не просто вступилась за нашу честь и достоинство, но и в защиту любовной стратагемы, включая приставания, поцелуи, хватания за коленки и прочий джентльменский набор, который одна моя близкая знакомая именует «мужским напором». То есть выступили за флирт, который по определению взаимен: улица с двусторонним движением. Со ссылкой на великого Генриха Гейне: под одеждой все люди голые. «Насилие — это преступление, но попытка соблазнения, даже настойчивые и грубые приставания — не преступление», — пишут в своем открытом письме эти всемирно известные дамы, милые моему сердцу.

Конечно, первая ласточка весны не делает. Последует ли за этим изумительным письмом откат ханжеской сексуальной контрреволюции? Иначе говоря, сексуальная контр-контрреволюция? По правде говоря, не знаю. Но очень-очень надеюсь. Как сказал пиит, надежды юношей питают. Даже тех, кто уже вошел в возраст.

Лучшее в "МК" - в короткой вечерней рассылке: подпишитесь на наш канал в Telegram