"Чертог волка": зоозащитники спасают серых хищников в приюте

Звери, о чьей жестокости слагали легенды, теперь в незавидном положении — корреспондент «МК» побывал в единственном в России приюте для волков

29.01.2018 в 18:55, просмотров: 4020

Кто бы мог подумать, что самые кровожадные герои сказок, которыми с незапамятных времен пугают детей, окажутся жертвами современного мира. Злые и голодные серые волки сейчас рискуют угодить в Красную книгу Подмосковья. По данным зоозащитников, они на грани исчезновения — более затравленных обитателей леса, по их мнению, трудно себе представить. Поэтому в Шатурском районе активисты открыли единственный на всю страну... волчий приют. Здесь спасают и выхаживают особей, которые когда-то были пойманы человеком и едва избежали смерти от его рук.

Фото: «Чертог Волка»

Волчье логово. Обитель последних

Приют «Чертог волка» — не ближний свет. 150 километров по трассе прямо на восток, на самый край Московской области. Здесь между деревушками Шатуры затерялось частное хозяйство. 20 соток земли с домом и приусадебным участком. По сути, абсолютные хозяева здесь — семеро серых волков. Хотя формально у участка две владелицы, кинолог Светлана и ветеринарный врач Анастасия.

По словам одной из основательниц приюта Анастасии Тиханкиной, истощенные или травмированные животные были доставлены сюда со всех уголков страны. Так, Велеса привезли из Махачкалы — животное удалось перекупить у браконьеров. Алтай и Рада приехали с зообазы Госкинофонда Владимирской области. Еще двух волков чуть не усыпили хозяева, которые держали их для охраны дома. У Алтая травма глаза и уха, а у Валдая — травма позвоночника. Но, как говорят матери-основатели приюта, при правильном питании животные восстановятся сами. Сейчас все хищники едят с рук. В ближайшее время в приют привезут еще пять волков с истощением.

— Как у вас родилась идея основать такой приют? И где вы берете питомцев? — спрашиваю я.

— У нас со Светланой совершенно при разных обстоятельствах стали появляться волки, которые попадали к нам от частных лиц. Люди были готовы их усыпить по тем или иным причинам. Потом стали появляться волки от браконьеров, которые после отстрела самок доставали волчат из логова и перепродавали их. Кого-то брали на притравку.

— А кто были первые переселенцы?

— Хорд, который достался нам от браконьеров. Его как раз хотели отдать на притравку. Потом у меня появился питомец. Его держали частники в Истринском районе, которые из Чеченской Республики привозили волков на продажу. Семейная пара, которая приобрела у него такого питомца, не справилась со зверем, решила вернуть волка в природу. То бишь в ближайший лесопарк. А он буквально через пару часов вернулся обратно и стал бегать по городскому округу. Мы его отловили. Но пристроить его было некуда. Ведь до этого многих волков мы уже успели распределить по разным адресам, и больше желающих приютить санитаров леса ни у кого не было. Мой первый волк, к примеру, сейчас живет в ярославском зоопарке. Его поймали в капкан браконьеры. У Светы за плечами тоже есть счастливые истории — несколько волчат ей удалось переправить в зоопарк в Италию. Есть в нашем приюте волки с зообазы Госфильмофонда — они уже нигде не снимаются. Можно сказать, списанные животные, пенсионеры.

— Условия проживания здесь как в зоопарке?

— Да, животные находятся в уличных вольерах. У них максимально приближенные к естественным условия обитания. Никакого бетона под лапами. Обычная почва, и есть даже деревья. Стоит электропастух. Есть откосы. Вольеры металлические. Они защищают от подкопов, от побегов и вандализма. В первую очередь они нужны для того, чтобы животные не поранили самих себя, а не для того, чтобы не сбежали. Потому что поговорка «Сколько волка ни корми — он все равно в лес смотрит» несколько неверна. Он в лес смотрит только из любопытства. Волк сидит в вольере до тех пор, пока считает это место своим домом. И не покидает своих пределов.

Фото: «Чертог Волка»

— За чей счет существует питомник?

— Животных кормим я и Света. Правда, потихоньку начали подтягиваться спонсоры. Но они как приходят, так и уходят. На сегодняшний день нас никто не финансирует. К сожалению или к счастью, мы ничем никому не обязаны. И тем не менее нам очень тяжело, потому что мы одни. Главная проблема, как только появляется финансирование, например, от профильных компаний, — нас ставят в такие условия, которые не идут на пользу волкам, в том числе и их рациону. Сейчас очень модно кормить животных промышленными кормами, а то, что это сокращает их жизнь и подрывает здоровье, — об этом никто не задумывается. А это большой бизнес. На этом делаются деньги. Я этого очень боюсь. И больше рассчитываю на добровольную помощь неравнодушных людей, которые понимают, что волк, оказавшийся в руках человека, не виноват в этом. Это очень любопытный, очень веселый, очень умный и очень жизнерадостный зверь! Я считаю, что у волка человеку есть чему поучиться.

— Что сейчас происходит с популяцией волка в мире?

— В Европе волка истребили полностью. И теперь занимаются его реинтродукцией, потому что возникли большие проблемы с популяцией копытных и так далее. В общем, это связано с нарушением баланса в природе. «Регулируя численность», человек нарушает баланс. А в природе само все прекрасно регулируется. Все взаимосвязано. Современный человек часто забывает, что тоже является частью природы. В России волк пока есть. Много чистокровных, не гибридов. Но много и различных разновидностей.

Не так страшен волк, как его малюют

Помните великий фильм «Тот самый Мюнхгаузен», когда герои не знали, где раздобыть медведя? Но стоило бурому мишке выйти из леса, как один из них бросил небрежное: «Расплодились тут!» Вот и с волками такая же история. Стоит залетному серому показаться в лесах, охотники уже бьют тревогу, сообщая о стаях. А статистика между тем печальна. Волчье поголовье в регионе очень невелико — по разным оценкам, от пары особей до нескольких десятков. Нет у нас больше серых и зубастых. Нет вечно голодных, злых и страшных. Мы их почти истребили. Как американцы когда-то истребили странствующего голубя, надоедавшего своей многочисленностью. Теперь по лесам рыскает не страшная стая, а чудом выжившие экземпляры, жалкие и убогие, поскольку даже лисы и еноты выглядят представительнее и краше.

В последнее время стали поступать сведения о том, что волки регулярно патрулируют обочину МКАДа, где время от времени попадается падаль (сбитые собаки, кошки или птицы). Однако все это вовсе не повод для паники. Следует знать, что всем волкам свойственна устойчивая антропофобия. Они боятся человека и никогда не приближаются к нему. Только крайний голод может заставить их подойти к населенному пункту, чтобы утащить собаку или козу.

Насколько реально встретить волка в Подмосковье? Шансов почти нет. Но все-таки такие встречи бывают, причем большинство из них не фиксируется, так как люди просто не понимают, что перед ними волк. Его принимают за собаку. Даже те, кто опознал хищника, не стремятся рассказывать об этом друзьям и родственникам, потому что в ответ рискуют услышать только насмешки. И тем не менее...

Старейший обитатель приюта Леон получил травму спины много лет назад. Сотрудники питомника ищут для него врача, специализирующегося на проблемах позвоночника. А также собираются приобрести ему прогулочную коляску, чтобы он не «залежался». Фото: «Чертог Волка»

«Если вы встретили волка в лесу — не бегите! — неустанно повторяют зоозащитники. — Страх людей перед волками сильно преувеличен». Наблюдения за хищниками в живой природе подтверждают, что волки крайне редко нападают на людей. Это возможно лишь тогда, когда волк болен, допустим, бешенством. Еще одна причина — сочетание низкого уровня неофобии и неверного поведения человека. Как правило, животное смотрит, чем можно поживиться: стащить кусок хлеба или еще что-то. Поэтому если вы встретили волка в лесу, не нужно бежать, а также смотреть ему в глаза в упор: в животном мире это расценивается как вызов. Зато можно удивить хищника: начать кричать или греметь предметами. Он испугается и кинется наутек.

Волков не бояться — в лес ходить

— Засилье волков в Московской области было только после Великой Отечественной войны, — рассказывает «МК» почетный член Московского общества охотников и рыболовов Семен Татарников. — Охотников даже поощряли — за каждого убитого волка давали по 50 рублей и овцу с территории того совхоза, где зверь был пойман. Сейчас за выделанную шкуру волка можно выручить 20–30 тысяч рублей, не более. В Подмосковье волки в основном пришлые. Зимой заходят из более северных областей — Тверской, Ярославской, их пригоняет голод. А экосистеме леса волк в действительности очень нужен. Не зря его называют санитаром. Здоровую косулю он не догонит, а маленькую и ослабленную — запросто. Таким образом волки прореживают стада копытных. На сотню лосей обязательно должен приходиться один волк. За год он может съесть не более 8 особей.

Но волки попадают в Московскую область не только «своим ходом». Как уже рассказывала Анастасия, чаще всего их покупают люди для охраны своего жилища, а потом отказываются от них, выбрасывают на улицу.

Поэтому прежде чем решаться на такую экзотику, нужно крепко подумать.

Во-первых, даже в неволе волки и их гибриды нуждаются в большом количестве свободы. Волк в неволе требует по крайней мере одного акра (40 соток) свободного внутреннего пространства. Волки, как правило, часто воют, и для ближайших соседей это не очень хорошая идея. Во-вторых, высокий шум или близость автомагистрали создают экстремальные нагрузки для животных, потому что у них от природы застенчивый характер. В-третьих, если владелец не лично владеет собственностью, сертификат на содержание диких животных должен быть подписан и заверен арендодателем. В-четвертых, волки и их гибриды — социальные животные. Им требуется общение — например, присутствие в хозяйстве сильной и зрелой домашней собаки (немецкая овчарка, маламут, хаски, ротвейлер). Однако при знакомстве стоит разделить вольер пополам и на первое время поместить животных по разные стороны забора.