Инженер «Газпрома» раскрыл тайну массового сноса домов россиян

Монополия таким образом экономит сотни миллионов

29.03.2018 в 18:13, просмотров: 101467

Есть несколько причин, которые толкают человека на исповедь. Одна из них — желание избавиться от морального груза — невыносимого и гнетущего. Инженер линейной эксплуатационной службы (ЛЭС) Московского линейно-производственного управления магистральных газопроводов (ЛПУМГ) Олег Аржанов трудился в филиале «дочки» «Газпрома», ООО «Газпром трансгаз Москва», 21 год. Этот филиал обслуживает 1,5 тыс. км магистральных газопроводов (МГ). Таких структур у предприятия несколько десятков. С 2003 г. Аржанов занимался контролем нарушений безопасной эксплуатации этих газопроводов. Мы встретились через полгода после подачи им заявления об уходе. «Я принял такое решение, — объяснил Олег, — потому что у меня обостренное чувство справедливости. За последние несколько лет проблема близости магистральных трубопроводов к строениям граждан коснулась людей всей нашей страны. Я прекрасно знаю ее изнутри и убежден, что нарушения самих организаций, эксплуатирующих магистральные газопроводы, ведут к росту количества граждан, обвиняемых в несоблюдении правил использования земли вблизи трубопроводов. Люди абсолютно ни в чем не виноваты. Виноваты те, кто эксплуатирует трубы. Суть нарушений я изложил в заявлениях, направленных в декабре прошлого года в Генпрокуратуру и Ростехнадзор».

Вашему вниманию — интервью с инженером Олегом Аржановым.

Инженер «Газпрома» раскрыл тайну массового сноса домов россиян

— Олег, а какие конкретно нарушения ООО «Газпром трансгаз Москва» вы указали в ваших заявлениях в надзорные органы?

— Проект капремонта кольцевых газопроводов Московской области (КГМО-1, КГМО-2) предусматривал вынос труб на безопасное расстояние от СНТ «Ильинское» Орехово-Зуевского района. Требовалось устранить сближение опасного участка с жилыми домами, которые попадали в зону минимальных расстояний (ЗМР) от оси трубопровода. ЗМР — потенциально опасный участок, где в случае техногенной аварии возможна гибель людей. Однако после проведения ремонта (в 2000 и 2010 гг.) количество строений в опасной зоне увеличилось! И жилье граждан приговорили к сносу. Трубы, позволяющие сократить защитную зону на 50%, прочнее, надежнее. Но — дороже. Были уложены обычные трубы (опасная зона — не менее 300 м в обе стороны от оси МГ). Газ сродни оружию: он горит, взрывается, удушает. Люди не знают, что подвергаются сегодня опасности в результате такого решения эксплуатирующей организации. Именно она, нарушая федеральное законодательство, создала ситуацию, непосредственно влияющую на промышленную безопасность — состояние защищенности жизненно важных интересов личности от техногенных аварий. И возможные причины такого беспредела — отступления от проекта, банальное отсутствие труб нужной категории, халатное отношение к работе и ненадлежащий контроль надзорных органов. Отмечу, что садоводы СНТ «Ильинское», получившие иски о сносе, свое первое обращение в 2014 году направили в Управление делами президента и ПАО «Газпром». Последний сделал запрос в ООО «Газпром трансгаз Москва». Но данные о невыносе труб на безопасные расстояния от СНТ, никуда не пошли, думаю, их попросту скрыли от головной организации! В результате в садоводство пришел ответ: граждане виноваты сами, поэтому их строения подлежат сносу.

   — Насколько реально при проверке обнаружить такие нарушения, несоответствия, отступления – ведь строительные работы проходили давно?

   — Необходимо затребовать у эксплуатирующей организации проект «капитального ремонта КГМО-1 на участке 140–147 км» 2000 г. Там все очевидно. Нужно проверить документы согласований, подтверждающие вынос газопроводов КГМО-1 и КГМО-2 на безопасные расстояния от СНТ. Отступления от проекта подтверждают протоколы совещаний в «Мострансгазе», на которых принимали такое «временное» решение. Ситуацию планировали исправить при реконструкции КГМО-1 (в 2008 г.), но не сделали этого. О том, что капремонт вблизи СНТ «Ильинское» на 142 км КГМО-1 был выполнен с отклонениями, просто «забыли». Хотя именно это обстоятельство влияет на  увеличение числа домов в зоне пожарных разрывов в случае аварии на трубе.

— Какие еще обстоятельства вы отметили в обращениях?

— Я указал, что и после проведения капремонта КГМО-2 количество домов в д. Сенькино в опасной зоне сохранилось. Более того — увеличилось число строений, оказавшихся в опасной зоне в деревнях Горшково (Егорьевский р-н) и Чичёво (Орехово-Зуевский р-н). После ремонта на газопроводе «Щитниково–Аборино» (МГ ПЩА-2) те же последствия были в д. Соколово (Щелковский район). Граждане в домах, попавших в опасную зону, получили иски на снос. Как назвать то, что вытворяют с людьми? Кто остановит эту вакханалию и заставит устранить явные нарушения?! А ведь все это можно было предотвратить еще на этапе проектирования, при проведении геодезических изысканий и экспертизы проектов капстроительства. Но, получается, ничего такого не было сделано! При капремонте КГМО-2 за основу взяли проект 70-х годов. Это подтверждает проектная и исполнительная документация по строительству КГМО-2 в 1966 г. и его капремонта (2010 г.).

— Почему не были проведены геодезические изыскания и экспертизы проектов капитального строительства? Это обязательные процедуры?

— Да, это необходимые и обязательные работы, на которых , видимо, сэкономили. Вопиющие последствия такого подхода — ситуация с д. Чичёво. В исполнительной документации капремонта 2010 г. отмечено фактическое положение газопровода КГМО-2: на участке длиной 400 м оно оказалось на 50–70 м ближе к д. Чичёво, то есть здорово отличается от проекта! Непроведение современных геодезических изысканий привело к ошибке в проекте — неверному расположению трубы. Эти расхождения должны были выявить специалисты технадзора, если бы вместо контроля не была его имитация. Итог: дома в д. Чичёво, основанной в XVIII веке, оказались в опасной зоне отремонтированного в XXI веке магистрального газопровода. Они включены «Газпромом» в список строений «под снос». Та же ситуация с появлением в ЗМР домов в д. Соколово. О ненормативном сближении трассы проектируемого МГ вблизи деревни знали еще в 1965 г. — в Госгазинспекции СССР. Которая поставила условие: эксплуатировать можно только при замене трубы на данном участке на категорию «В». При капремонте этого МГ в 2012 г. на указанном участке строители уложили трубы другой категории. Требования безопасности, установленные СНиП 2.05.06-85* «Магистральные трубопроводы» нарушены. Это подтверждает проектная и исполнительная документации строительства трубопровода в 1965 г. и его капремонта в 2012 г. Геодезические изыскания не провели, и границы д. Соколово в проекте обозначили, как говорится, «от фонаря» — условно. Итог: после ремонтных работ дома в деревне оказались в опасной зоне! По закону эта ситуация обязывает Ростехнадзор провести проверку и потребовать (!!!) устранения нарушений. Магистральный газопровод — опасный производственный объект, но преступное бездействие надзорного органа только множит подобные ситуации.

— Неужели проекты капремонта и реконструкции никто не проверяет?

— Существует процедура — проведение экспертизы проекта. Это обязательное требование (ст. 49 ФЗ Градостроительного кодекса РФ — ГрК РФ). Оно дополнительно гарантирует соответствие проектных решений правилам безопасности. Но (!) проекты капремонта МГ, проводимого с 2012 г., на экспертизу почему-то не предоставлялись! И еще одна тонкость: проекты работ по изменению категории участков МГ, ранее установленных, характеристик и показателей тоже подлежат обязательной экспертизе (норму внесли в ГрК РФ в 2011 г). Однако строители при ремонте МГ на некоторых участках самовольно меняли не категорию труб, но их диаметр. Только в 2016 г. ООО «Газпром трансгаз Москва» стало заключать договоры на проведение экспертиз с ООО «Газпром газнадзор». Но, на мой взгляд, лучше не стало. Обращаю внимание: при капремонте МГ «Яхрома–Ногинск» экспертизы проектов трех участков газопровода проводили задним числом. В проектах не было данных о нахождении строений в опасных зонах, поэтому не разработали пути устранения этой проблемы. В экспертных документах не учли и перспективы развития территорий и т.п. Как проводили эту экспертизу, можно только догадываться. Результат: после строительных работ по трассе МГ «Яхрома–Ногинск» строения в опасной зоне не только остались, к ним добавились новые. Для чего же тогда делали реконструкцию?! Никто не вспомнил о проблеме: рядом жилые дома с людьми! О них вспомнят, когда ООО «Газпром трансгаз Москва» будет готовить очередной иск к владельцу дома. Причем владелец никогда не узнает, что «истец» практически своими руками загнал «ответчика» в опасную зону. И судья, не моргнув глазом, как под копирку, «именем закона» снесет очередной домик. Все! Это по сути. Преступление против если не человечества, то наших сограждан уж точно защищено решением суда, как броней.

— В каком состоянии находятся газопроводы в филиале, где вы трудились?

— Почти 2/3 из них эксплуатируются больше 30 лет, их не ремонтировали строго по регламентам. Это вызывает много вопросов. Чтобы оценить состояние МГ, возможность продления сроков его безопасной эксплуатации, экспертиза промбезопасности и проводится. Оценивают соответствие трубопровода заявленным техническим характеристикам. По результатам определяют, насколько безопасна эксплуатация трубы. Это крайне важная и ответственная оценка. Но проводится она сегодня до неприличия формально. Оно и понятно, ведь главное для любого заказчика такой экспертизы (собственника МГ) — положительное заключение. Оно разрешает дальнейшую эксплуатацию газопровода. Но ни в одной экспертизе промбезопасности нет сведений о том, что трубопроводы имеют ненормативные сближения с населенными пунктами, городами, СНТ — потенциально опасными местами. Очевидно, что трубопроводы в данных местах угрожают жизни и здоровью граждан, их имуществу. Но если это указать, эксплуатация МГ будет незаконной. Ее надо останавливать и принимать меры. За этими словами стоит громадный комплекс мероприятий. Чтобы навести порядок, нужны огромные деньги!

А очередное положительное решение экспертизы промбезопасности отлично решает эту проблему. Она не только снимает с него ответственность. Какая экономия средств! По ценам 2006 г. прокладка 1 км МГ вместе с материалами и работой стоила 36 млн рублей (при курсе 1$ — 36 руб.). О ситуации знают все, кто так или иначе связан с этим процессом. О том, что где-то может рвануть, стараются не думать. Русская рулетка — на кону безопасность людей. В полной мере физические и технические исследования состояния трубопровода иногда просто не делают.

— Есть примеры?

— Конечно. Например, экспертиза промбезопасности газопровода — отвода к ГРС «Раменское». Ее проводил ООО «Газпром газнадзор». Так вот для обследования труб в местах их сближения с дачными поселками шурфы не открывались. Такие работы нужны для оценки техсостояния трубы: на участке МГ от 1 до 5 м снимают грунт над трубой и с боков (сложность зависит от глубины залегания МГ). Этого не сделали. Также от Ростехнадзора скрыли сведения, что в марте 2013 г. на 14-м км газопровода было ЧП. Садоводы СНТ «Аксеново» обнаружили утечку газа. Как давно возник свищ — никто не знал. Владельцы трубы факты не афишировали (а эксперты «не заметили») семи оголенных (без изоляции) участков МГ с выходом на поверхность земли длиной до 10 м. На одном из них в 2016 г. нашли еще два свища. Это подтверждено приказами, нарядами-допусками, данными из техпаспорта на МГ о проведенных в 2013 и 2016 гг. работах. Есть согласования с Мособлгазом об остановке ГРС для проведения аварийных работ в марте 2013 г. и ремонта МГ в августе-сентябре 2016 г. Зная об этом, выводы экспертизы о «невозможности протекания на МГ стресс-коррозионных и коррозионных процессов малой интенсивности, влияющих на состояние трубы» звучат абсолютно цинично. А если бы люди (по незнанию) в месте утечки развели бы костер? Кругом лес, и неизвестно, где проходит под землей труба. Все бы взлетело на воздух — такой может быть цена расплаты. Анализ документов показывает, что участок газопровода — отвода к ГРС «Раменское» на участке в 10 км вообще не обследовался. Итог: газопроводу — отводу к ГРС «Раменское» эксперты дали положительное заключение и «добро» на использование еще на 10 лет (он работает уже 49 лет). Ростехнадзор утвердил данное заключение.

— Но получение такого документа не снимает ответственность с предприятия.

— Предприятие перекладывает ее на плечи граждан. После получения положительной экспертизы промбезопасности ООО «Газпром трансгаз Москва» начало готовить и подавать иски о сносе строений граждан в связи с их опасным нахождением вблизи газопровода. Заверяя всех о мерах, принимаемых для обеспечения безопасной эксплуатации МГ, газовики отчасти не врут. Меры они принимают, только очень специфические: с помощью судов ломают дома людей за их же счет. Ведь людям грозит опасность! А то, что  эту опасность они создают сами?..

— А что входило в ваши обязанности как инженера по охране МГ?

— Я должен был выявлять нарушения, устранять их и предотвращать новые. Объем работ можно оценить, понимая, ЧТО стоит за словом «нарушение» — это нахождение строений в опасной зоне. Опасная зона, во-первых, охранная зона 25 м от оси газопровода в обе стороны от трубы. Она нужна для обслуживания МГ. Построек здесь, как правило, нет. Во-вторых, зона возможного поражения в случае аварии на трубопроводе от оси трубопровода — ЗМР. Ее значение может меняться, т.к. зависит от многих параметров. Обычно это расстояние от 100 м до 300 м в обе стороны от оси трубы.

Олег Аржанов.

— Как вы выявляли нарушения?

— Зоной моей ответственности была территория в пределах ЗМР по обе стороны от МГ на протяжении 700 км. Я практически один контролировал этот участок. Масштаб впечатляет. Трассы в основном идут по лесу. Обойти всю территорию пешком крайне сложно. Нельзя было допускать новых нарушений, нужно было пресекать любое самовольное строительство в ЗМР. Старался привлечь к работе линейных обходчиков, операторов ГРС. На вертолетах я делал облет несколько раз в месяц, но точно определить координаты сомнительных построек было невозможно. По вечерам я сидел в Интернете в Яндекс-картах и мониторил трассу. Увижу подозрительное пятно — замеряю линейкой расстояние. В управлении создали такие условия, что никто не был заинтересован в увеличении числа нарушений, даже если их оказывалось больше, чем ожидали. В 2007 г. я подходил к руководству и говорил, что в систему сбора данных не попадает много фактов нарушений. А мне в ответ: «Ты обалдел?! Нас за те, что уже есть, ругают, а ты новые хочешь добавить». Могли и запретить эксплуатацию трубы. В 2012 г. ООО «Газпром трансгаз Москва» выпустило приказ не допускать новых нарушений, виновные будут наказаны вплоть до увольнения. Уже в 2016 г. в «Газпроме» стали применять беспилотники для фиксации нарушений и определения координат. Процесс контроля ЗМР в десятки раз ускорился, а меня обвинили в сокрытии мест нарушений. Но я их не скрывал! Об этих нарушениях знали все. Это была вопиющая несправедливость! Я просил зафиксировать факты, что часть домов после капремонтов оказались в опасной зоне. В ООО «Газпром трансгаз Москва» мне отказали: «Ты с ума сошел! После капремонта не могло остаться нарушений!». Выходит, я что, должен был нанять бульдозер и самолично снести эти дома?! О ситуации я неоднократно писал служебные записки, на них не реагировали.

— Олег, в свидетельствах о собственности у граждан ведь нет никаких ограничений. На основании чего опасные зоны (ЗМР) вдоль магистральных газопроводов сегодня повсеместно ставят на кадастровый учет?

— Занесение этих зон в кадастр противоречит действующему законодательству. Владельцы газопроводов обязаны были представлять в администрации исполнительную съемку (данные с точными координатами и привязкой к местности). А те — наносить эти границы на карты градостроительных планов. Вот тогда бы и встал вопрос об ограничениях на землю, проведении публичных слушаний. Как-то в личной беседе архитектор Щелковского района сказал мне: «Откуда мы можем знать, где конкретно идут ваши трубы? В этом вся проблема. Если б вы давали координаты, мы бы ограничили земельные участки в использовании». Сегодня точных координат в администрациях нет, в лучшем случае только схемы. Более того, газопроводы, введенные в эксплуатацию за последние 15–20 лет, на картах местных администраций отсутствуют. Их наносят вручную на карты (планшеты) — «десятитысячники» (масштаб: в 1 см 100 м). Погрешности получаются большие: на 5 мм ошибся — обременил кого-то на 50 м. На планшетах нет привязки к местности, поэтому даже я, хорошо знающий маршрут, при нанесении мог где-то ошибиться. Последние два года в области активно ведутся работы по исполнительной съемке. Геодезисты проходят трассы со спецприборами, координируют ее. Это дорогая работа. Результаты привозили мне на проверку, но и я находил ошибки. Обратите внимание (!), что и сегодня координаты ЗМР «Газпром» представляет не в администрации (где они необходимы), а в Росреестр.  Искажен механизм передачи важных данных. Это порождает и множит существующий бардак.

— Например?

— Внимательное изучение публичных кадастровых карт показывает, что незаконное занесение «Газпромом» опасных зон (ЗМР) внесло масштабную путаницу. Полстраны оказалось в зоне ограничений. Если сегодня верить кадастру, нельзя строиться и в границах населенных пунктов, образованных еще при царе Горохе. Многоэтажки тоже стоят на «землях с ограничениями». Это вопиющая ошибка. Кто ее исправит?! Например, в Ногинском районе в зону лжеобременения попали дома, стоящие в границах деревень и поселков: Бабеево, Пушкино, Аксеново-Бутырки, Старые Псарьки, Балабаново, Аборино. В д. Щемилово и п. Обухово в ЗМР «занесло» несколько многоквартирных домов. По факту в этих местах опасности нет, строиться на землях можно (на участке ближайшего МГ уложена труба высокой категории). Ошибка на карте. Но (!) «благодаря» ей ООО «Газпром трансгаз Москва» отказывает гражданам, кто хотел бы использовать эти участки. Предприятие попутно распоряжается землей, не имея на нее прав!

— Вы участвовали в судебных процессах по сносу домов?

— Да, я лично готовил юрисконсульту документы для подготовки исковых заявлений о сносе строений. Все 18 таких исков, поданных в суды по Ногинскому участку, удовлетворили. В тексте исковых заявлений есть лукавство. Представители ООО «Газпром трансгаз Москва» в исках «о сносе» ссылаются на 4‑й абзац ст. 32 ФЗ «О газоснабжении в РФ». Но! Обратите внимание на 1‑й абзац: «организация — собственник системы газоснабжения кроме мер, предусмотренных законодательством РФ в области промышленной безопасности, обязана обеспечить на стадиях проектирования, строительства и эксплуатации... комплекс специальных мер по безопасному функционированию таких объектов, локализации и уменьшению последствий аварий, катастроф». А что предприятие делает для этого?! На одну только зарплату футболиста Кокорина «Газпром» в год тратит деньги, на которые можно отремонтировать газопровод — отвод к ГРС «Раменское», построить в безопасном месте ГРС «Хотьково», вынести на безопасные расстояния от СНТ «Ильинское» обе трубы, завершить реконструкцию КГМО‑1. Этот газопровод работает без ремонта более 55 лет! Считаю, преследование граждан, попавших в «нарушители» по вине газовщиков, нужно прекратить. Газпромовские дочки-сыночки, в том числе и ООО «Газпром трансгаз Москва», считаю, обязаны принести людям публичные извинения. Обращаю внимание на ситуацию исполнительных и правоохранительных органов власти для обеспечения безопасности и защиты интересов граждан.