Землю ждет кровопролитная война: ученые спрогнозировали неожиданный дефицит

Чем беднее становится население, тем меньше остается жизненно важных ресурсов

01.06.2018 в 13:41, просмотров: 28287

В конце ХХ века войны шли за нефть и за газ. В начале ХХI — за нефть и за газ. Но уже через 25–30 лет, по утверждению ученых, нешуточные сражения на планете начнутся за чистую питьевую воду. Причиной раздора могут стать любые источники жизненно необходимого ресурса — реки, озера, пруды, каналы. А нехватка воды выльется в кровопролитные войны с тысячами жертв.

«МК» выяснил, что:

— питьевая вода в ближайшие десятилетия будет стоить существенно дороже нефти, газа, а в самых проблемных регионах станет цениться в буквальном смысле на вес золота;

— на планете находится лишь 3% пресной воды;

— водные конфликты между богатыми и бедными начались во всех уголках мира несколько лет назад; основная борьба идет за право голоса в вопросе управления живительными ресурсами.

Землю ждет кровопролитная война: ученые спрогнозировали неожиданный дефицит
фото: pixabay.com

Согласно докладу Организации Объединенных Наций рост потребления воды в два раза опережает рост населения. Если нынешние темпы увеличения численности жителей Ближнего Востока и Северной Африки, а также сельскохозяйственного и промышленного развития сохранятся, то уже через 20–30 лет вся имеющаяся в Израиле и Иордании пресная вода будет использоваться исключительно как питьевая. Сельское хозяйство сможет получать только очищенные сточные воды, а промышленность будет пользоваться опресненной морской водой.

Покойный король Иордании Хусейн утверждал, что «единственный вопрос, который ввергнет Иорданию в войну, — это вода». Бывший генеральный секретарь ООН Бутрос Бутрос-Гали тоже предполагал: «Следующая война на Ближнем Востоке будет за воду». И если не выработать четких правовых гарантий в отношении доступа и потребления водных ресурсов в регионе, последствия конфликтов могут быть чудовищными.

По статистике, на территории Ближнего Востока и Северной Африки проживает 5% мирового населения. Однако на нее приходится лишь 0,9% мировых запасов воды. Замкнутый круг: как только увеличивается бедность, происходит рост населения и уменьшается количество доступной воды. Это, в свою очередь, приводит к еще большей бедности и к новому витку в увеличении количества людей. А с ростом населения, соответственно, возникает потребность в большем количестве воды.

Есть проблемы и в странах СНГ. «Равнинный Узбекистан находится ниже по течению, чем горный Таджикистан, и кровно заинтересован в воде, поскольку является крупным производителем хлопка. Таджикистан же возрождает гидроэлектростанции, алюминиевый завод, тем самым загрязняя узбекскую территорию вредными выбросами. Вот и приходится иногда узбекам покупать воду», — говорит главный научный сотрудник кафедры гидробиологии биологического факультета МГУ имени Ломоносова, доктор биологических наук профессор Виктор Хромов.

В самом невыгодном положении находится Казахстан. По статистике, из всех постсоветских стран он имеет худший показатель по обеспечению водой в расчете на единицу площади. Большинство рек, протекающих по его территории, берет начало либо в Китае (это река Или, впадающая в Балхаш, и Иртыш), либо в Киргизии (Сырдарья), либо в России (Урал). Местные ученые даже подсчитали, что больше всех Казахстану «задолжала» Россия. Расчет прост: по Иртышу, Тоболу и Ишиму в Россию в год утекает 36 кубических километров, а притекает по Уралу только 8. То есть «долг» России составляет 28 кубических километров пресной воды в год. В связи с этим власти Казахстана, а заодно и Узбекистана стали все чаще возвращаться к идее реанимировать старый и, казалось бы, надежно похороненный проект поворота сибирских рек. И в самом деле — в мире с дефицитом воды у России будет несколько козырей.

Религиозные конфликты люди воспринимают спокойнее, чем экономические

Возможен ли вариант, что вода станет дороже нефти? Оказывается — более чем. Уже сейчас газировка и восстановленные соки (см. таблицу) почти догнали по стоимости бензин и обогнали сырую нефть.

— Бутилированная питьевая вода уже стоит дороже нефти, как и многие другие ресурсы и продукты, — говорит ведущий аналитик IndexBox Russia Александр Козлов. — Средняя цена одного литра нефти по итогам 2017 года составила 19,1 рубля, в то время как средняя стоимость одного литра питьевой воды (из расчета на один 19-литровый баллон для кулера) — 22 рубля. В прогнозном периоде не стоит ожидать каких-либо деструктивных факторов воздействия на российские запасы пресной воды. Постепенное обновление водоочистных сетей позволит не только сохранить доступ к пресным водным ресурсам (реки, озера, водохранилища), но и сохранить текущее ценообразование на данный ресурс.

— Увеличение численности населения планеты и экономическое развитие государств приводит к тому, что пресной воды потребляется все больше, ее источники активно загрязняются. Ситуация остается сложной и уже не раз приводила к конфликтам — как к политическим, так и к военным, — комментирует советник генерального директора ГК «ФИНАМ» Ярослав Кабаков. — Наиболее сложными остаются регионы планеты, где пресной воды мало. К таким можно отнести Северную Африку; на территории Азии существуют сложные взаимоотношения между странами в борьбе за пресную воду, на Американском континенте есть спорные вопросы об источниках пресной воды и их использовании. Если, к примеру, называть реки, которые представляют интерес для многих стран, можно назвать Тигр, Иордан, Евфрат, Брахмапутру, Ганг, Лимпопо, Меконг, Замбези. Это лишь малая часть. А вообще практически любые водные источники в мире представляют интерес и могут стать причиной раздора в будущем.

Сейчас воды не хватает третьей части населения планеты (2,5 млрд человек). А ее потребление в мировом масштабе увеличилось в три раза. Вот и печальный итог: на планете сохраняются 70 регионов, где конфликтом стала вода. К числу главных следует отнести конфликты: между Турцией и Сирией (из-за рек Тигр и Евфрат); между Египтом, Суданом и Эфиопией (из-за Нила); между Израилем, Палестинской Автономией и Иорданией (из-за бассейна Иордана). Причину противостояния государства чаще всего не афишируют, а простые люди наивно полагают, что виной «вражды» являются национальность, религия и т.д. По словам политологов, такой аргумент для властей удобнее, поскольку идеологическая причина войны обычно воспринимается людьми лучше, чем экономическая. Дефицит воды угрожает национальной безопасности и говорит о неспособности правительства обеспечить народ одной из важнейших базовых потребностей, а религиозные конфликты — вещь привычная, обыденная: были, есть и будут.

Жители промышленных регионов России пьют воду с тяжелыми металлами

— Россия занимает второе место в списке стран по количеству возобновляемых водных ресурсов — 4505 млрд кубометров за год, — констатирует Александр Козлов.

Впрочем, этот показатель в сравнении со страной, занимающей первое место, достаточно скромен: у Бразилии — 8233 млрд кубометров — почти в два раза больше. По возобновляемым водным ресурсам на человека Россия тоже занимает второе место: 31 511 кубометров в год. У США — третьей страны в рейтинге — эти показатели в 3 раза ниже.

Надолго ли хватит воды, которая (даже из-под крана) будет соответствовать нормативам?

Привыкшие к нормальным жизненным условиям россияне наверняка сочувствуют африканцам и азиатам, но до конца так и не понимают: как это — постоянно жить без чистой питьевой воды? Как это — не иметь возможности подойти к крану и налить стакан освежающей влаги?

Между тем сочувствовать вскоре нам придется не только соседям по планете, но и самим себе. Многие источники питьевой воды, в том числе Байкал, становятся непригодными для использования. Мелеют, заболачиваются реки; опреснение морей обходится в копеечку... А значит — людям придется тратить немалую часть зарплаты на бутилированную воду.

80% российской пресной воды сосредоточено за Уралом, где живут 20% жителей страны. Остальные 80% граждан живут в европейской части России, но имеют лишь 20% более-менее приемлемой питьевой воды. Но уж, казалось бы, в Москве — лидере по качеству воды не только в России, но и во многих странах мира — должен быть порядок.

— А вот и нет. Абсолютно хорошей, чистой воды не существует нигде в мире, будь то цивилизованные страны или отсталые. И даже через мощные фильтры все примеси не уходят, — констатируют профессора кафедры гидробиологии биологического факультета МГУ имени Ломоносова д.б.н. Владимир Ильинский и Виктор Хромов, которые занимаются водными проблемами не один десяток лет.

На территории России расположено 2,8 миллиона рек, 2,7 миллиона озер. В прогнозе на следующие 25 лет значительного сокращения пресной воды у нас ожидать не стоит. Больше того — даже рассматриваются варианты экспорта пресной воды с территории нашей страны.

Между тем и в нашей стране хватает территорий, где речная вода является опасной. А обеспечить регион нормальным питьем с помощью расположенных рядом водоемов невозможно.

— Есть такое место — Чапаевка под Самарой, — говорит эксперт. — Там расположены вредные промышленные предприятия, и возможности очистить воду до нормального состояния — чтобы ее можно было пить хотя бы через фильтр — невозможно.

Жители знают об этом, получают деньги за вредность. Для них единственный выход — покупать за эти самые деньги бутилированную воду и готовить чай и суп на ней.

Небольшая справка. Чапаевка (устаревшее название — Моча, ударение на первый слог) — река в европейской части России, в Самарской области; левый приток Волги. Название происходит от слов, обозначающих «влажное место, низменный луг». Это — распространенное название для рек, протекающих по низменным, заболоченным местам. Вода реки в верховье относится к гидрокарбонатному классу и кальциевой группе; ниже Чапаевска в воде много хлоридов и сульфатов. С сельскохозяйственными стоками поступают соединения фосфора, азота и калия; с промышленными стоками предприятий Чапаевска — нефтепродукты, тяжелые металлы, сульфаты и хлориды.

фото: Иван Скрипалев

Байкал превращается в зеленый кисель

Крупнейший природный резервуар пресной воды, впрочем, находится в нашей стране: в Байкале сосредоточено 20 процентов мировых запасов. И, казалось бы, это озеро способно обеспечить своим «сырьем» много миллионов, а то и миллиардов людей на долгие годы вперед...

— Байкал становится грязным и мелеет. В первую очередь — из-за огромных пожаров на берегах. Выгорает лес. А лес — это водосборная площадь. Во-вторых, реки зарегулированы (говоря простым языком, на них построены плотины. — «МК»), из-за чего в Байкал стало поступать меньше воды. И третье — есть многоуровневые колебания, многолетние циклы. Возможно, сейчас идет один из таких циклов, — говорит Виктор Хромов. — В свое время подобная проблема была у Каспийского моря. Оно резко мелело. Появилась идея перебросить северные реки на юг. Но вскоре от идеи пришлось отказаться: цикл закончился, и уровень Каспийского моря стал резко повышаться.

Как уже писал «МК», еще одна серьезная причина разрушения экосистемы Байкала — засилье водоросли спирогиры. Ее размножению способствуют сбросы из населенных пунктов и туристических лагерей. И главным «удобрением» являются дешевые стиральные порошки и чистящие средства с высоким содержанием фосфатов и нитратов. Озеро, еще недавно славившееся чистейшей водой, местами напоминает зеленый кисель.

— Есть вещества, которые разрушаются тысячелетиями, — например, полихлорвинил, из которого делают пластиковые пакеты. Разрушаются они в течение 100 лет. Идет механическое перемалывание. Взвесь попадает в кишечники рыб и птиц, забивает их. Это становится большой проблемой. Ловят рыбу, вскрывают, а у нее желудок забит микропластиком, — комментирует профессор.

«Благодаря» человеческому фактору это вредное вещество появилось в большом количестве и на Байкале. Кстати, микропластик — это не только пакеты. Упаковка воды, молока, кефира — это тоже он. Раньше, в советское время, была оборотная тара, в основном стеклянная: выпили — сдали. А если и не сдали, а выбросили, даже в водоем, — тоже ничего страшного: стекло не столь агрессивно.

— Почти на всех подмосковных реках на дне пластиковых бутылок — огромное количество. Когда дно начинают чистить, страшно наблюдать, — вспоминают специалисты.

Разрушается полихлорвинил неспешно, ведь течение рек, как правило, медленное, а пластик складируется годами. В результате дно поднимается — иногда на 5–6 метров, а река мелеет. Приходит момент, когда даже суда проходить не могут.

Бензиновые катера плавают по «питьевым» водохранилищам

Но, оказывается, водная проблема еще сложнее, чем кажется. Причина — снижение контроля за качеством природной воды.

— Мы много лет работали на крупном водохранилище, у нас там была станция, — продолжают ученые МГУ. Представьте себе, в советское время из этого водохранилища можно было пить — безо всяких очисток. В 1990-е годы прекратилось финансирование станции, не было денег на ремонт и содержание, постройки начали рушиться, и нам пришлось от нее отказаться. А сейчас там беда. На днях получаем письмо от местных жителей: «Не могли бы вы провести исследование, потому что у нас лов рыбы упал в 10 раз, вода нехорошо пахнет, изменила цвет — стала желтой, и мы считаем, что появились проблемы». Стали разбираться. Выяснилось, что в некоторых местах водоохранной зоны построили дома, несколько лет назад разрешили использовать бензиновый водомоторный транспорт. А ведь из этого водохранилища вода поступает в квартиры горожан. Вот и приходится «сдабривать» ее огромным количество коагулянтов — веществ, которые способствуют оседанию вредных веществ.

Ладно, воду очистили. Дальше она, как известно, попадает в трубы. И если эти трубы старые, ржавые, то все, что есть в этих трубах, можно очистить только бытовыми фильтрами. Потом в трубах развивается обрастание микроорганизмами, которые используют железо в качестве источника питания. Со временем все это смывается водой. Во-первых, просветы труб уменьшаются, а во-вторых, жуткая вода попадает в сетевые водопроводы, то есть приходит к вам домой.

Сейчас идут большие споры, какие трубы пригоднее для транспортировки воды: чугунные, стальные, пластмассовые...

— Чугун не ржавеет или мало ржавеет, — говорит Владимир Ильинский. — Но у него есть недостаток: хрупкость.

— Хрупкость наблюдается у обыкновенного чугуна, — комментируют специалисты липецкого производства труб из высокопрочного чугуна. — Сейчас на рынке трубы из высокопрочного чугуна шаровидным графитом (ВЧШГ), которые производятся в нашей стране с 1989 года, когда на липецком заводе была отлита первая труба из высокопрочного чугуна. У таких труб совсем другие свойства, они долговечные и надежные.

Трубы из чугуна нового поколения экспортируются во многие страны мира. Во всех мировых столицах используют преимущественно трубы из ВЧШГ (Париж - 85%, Лондон - 80%, Нью-Йорк - 85%, Сингапур - 95%, Токио - 97 % и т.д.). Имеются фактические доказательства того, что они способны прослужить больше века. Монтаж трубопроводов из ВЧШГ достаточно прост, не требует сварки и специальной подготовки грунта в траншее. Для того, чтобы соединить трубы из высокопрочного чугуна, достаточно нескольких деталей и инструментов, воспользоваться которыми может любой мастеровитый мужчина.

У нас, правда, все больше применяется пластик. Почему? Пластиковые трубы просты в изготовлении, поэтому рынок наводнен полимерными трубами сомнительного происхождения, которые имеют самое важное преимущество перед всеми остальными материалами труб - низкую цену. Из-за несовершенства ФЗ № 44 в ходе тендеров закупок товаров, работ и услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд во главу угла ставится цена, и дешевизна оказывается убедительнее качества, долговечности и даже потребительской безопасности. Как известно, дорого, да мило, дешево, да гнило...

Количество контрафактных труб на рынке зашкаливает

— Нужно понимать, что ничего вечного нет, и практически любой материал, из которого изготовлены системы водоснабжения и водоотведения, изнашивается, подвергается коррозии, — говорит Ярослав Кабаков. — Поэтому нет какого-то одного материала, который бы подходил для всех случаев. В каждом конкретном случае нужно выбирать тот, который подходит наилучшим образом. Возможно использование нескольких систем очистки воды, что может сделать ее более пригодной для использования и менее вредной после использования. Но и в этом случае оборудование надо рано или поздно менять.

На российском «трубном» рынке немало фальсификата и контрафакта. И ладно бы речь шла только о незаконном обороте продукции. Простым россиянам это неважно — идет вода и идет. Однако специалисты бьют тревогу: трубы, изготовленные из сомнительных материалов с применением сомнительных технологий, наносят урон здоровью людей.

На первых порах, конечно, непонятно, что не так с этими трубами. Небольшая разница в цене — ну так у нас же рынок, конкуренция. Чуть снизит производитель свою цену — и выиграет за счет оборота.

Проблемы начинаются году на пятом-шестом. Предупреждения на дверях подъезда о внезапном отключении горячей воды на следующий день из-за ремонта — это, скорее всего, последствия установки некачественных труб. На совещании научно-технического совета при Комитете энергетики Санкт-Петербурга было заявлено, что треть труб из полиэтилена самой распространенной марки являются контрафактной продукцией при наличии всех необходимых сертификатов и свидетельств: «Продукция производится на небольших предприятиях, оборудованных экструдерами, с применением недорогого полимерного сырья, в основном из вторичных материалов неизвестного происхождения. По полученным недобросовестным путем сертификатам и разрешительным документам фальсифицированная трубная продукция попадает на рынок и получает возможность участвовать в тендерах закупок материалов для строительства трубопроводов».

В регионах России уровень износа водопроводных сетей превышает 70%. Поскольку многие водоводы отработали срок амортизации, количество аварий увеличивается. А объемы воды, которые доходят до конечного потребителя, далеко не всегда соответствуют санитарно-эпидемиологическим нормам. В результате честные компании готовы очистить питьевую жидкость до более-менее приемлемого уровня, но вынуждены повышать тарифы на коммуналку.

Что ж, на наш век воды приличного качества, скорее всего, хватит. Да и на век наших детей, пожалуй, тоже. А вот у внуков начнутся серьезные проблемы. И решать их нужно уже сейчас. Иначе нас ожидает печальная судьба африканских стран. Или же, хотя в это и верится с трудом, кровопролитные сражения за ресурсы разразятся по всей планете. И нынешние вооруженные конфликты покажутся легкой разминкой перед глобальной водной войной.

В чем заключаются главные водные проблемы планеты?

*Калифорния и Саудовская Аравия — исчезновение запасов грунтовых вод в ближайшие годы;

*прибрежные районы Израиля — вода в колодцах и скважинах уже сейчас солона на вкус;

*Сирия и Египет — крестьяне бросают свои поля, потому что почва покрывается коркой соли и перестает плодоносить;

*Судан — опустынивание;

*Египет — загрязнение Нила отходами не поддается очистке даже сверхмощными фильтрами; нежелание строить гидроузлы;

*почти все государства Ближнего Востока — расположены в одной из наиболее засушливых частей планеты; в сельском хозяйстве из имеющегося потенциала усваивается только половина;

*Палестина — бесконтрольное строительство скважин;

*Таджикистан — нежелание Узбекистана строить серию ГЭС на реках Вахш и Пяндж, образующих при слиянии Амударью.