Трагедия россиянки, вышедшей замуж за папика-иностранца: закрыл в доме, отобрал ребенка

"Иди к черту, Анна"

10.08.2018 в 12:13, просмотров: 17003

Мы привыкли спасать наших детей, которых иностранные супруги россиянок в случае развода пытаются удержать за кордоном. В случае Анны и ее сына Алефа все наоборот: отец мальчика делает все возможное, чтобы его бывшая супруга и их ребенок не могли покинуть РФ даже с целью летнего отдыха. В романе Анны Ф. и «гражданина мира» Эдварда К. история о богатых, которые тоже плачут, обрела новые оттенки.

Трагедия россиянки, вышедшей замуж за папика-иностранца: закрыл в доме, отобрал ребенка
фото: pixabay.com
Фото: facebook/anna.almarusa

Интеллектуальная «туфелька»

Их пути пересеклись в 2011-м, на конференции на тему глобализации России, когда «золушке» было 20, а принцу — 58. За плечами Ани были серебряная медаль в казанском лицее, поступление на «бюджет» философского факультета Высшей школы экономики и приглашение на работу в солидную компанию.

Эдвард (имя изменено. — Авт.) к тому моменту жил в России настолько долго, что прекрасно говорил по-русски и имел не одну русскую возлюбленную — но выяснится это позже. С 1997 года в качестве финансового аналитика он консультировал один из сегментов российского бизнеса.

— На конференции я отвечала за доставку еды, встречу гостей, кофе-брейки, — рассказывает Анна. — Эдвард был среди спикеров, представительный господин в дорогом костюме. Он меня сразу заприметил и подошел знакомиться. У нас на этот счет были инструкции: мы должны проявлять внимание к гостям, но сдержанно. Он явно заигрывал, а я спрашивала: доволен ли он едой? организацией выступления?

Но иностранный господин очень настаивал на неформальном общении. Анна полюбопытствовала, что о настойчивом ухажере говорит Интернет. И была поражена, узнав, что он очень известный человек — не только в России, но и в мире. Банкир, уважаемый финансовый аналитик с мировым именем, по происхождению американец, гражданство французское, а живет в России. Его цитируют самые уважаемые экономические издания, и всегда он признается в любви к России.

— Меня одолело любопытство, — признается Анна. — К тому же Эдвард, несмотря на возраст, очень эффектный — подтянутый, эрудированный, щедрый.

На последнем кофе-брейке Анна дала ему телефон. С того дня мужчина принялся звонить и писать.

— Он присылал мне книги и лилии. И не отнимал мое время, понимая, что я учусь и работаю.

В середине ноября, почти через месяц после знакомства, банкир пригласил ее на первое свидание в ресторан. Там говорил в основном о перспективах развития российско-китайских отношений и азиатских регионов, где проводил много времени.

— Он оказался не только интеллектуальным, но очень увлеченным. При такой земной профессии, как финансист, его, казалось, не волнует ничто мирское. Он рассказывал, как осуществил свою мечту — построил на доках в Индонезии яхту по старинным чертежам пиратского судна. Это первая в мире не типовая «пластиковая» яхта, а созданная по историческим канонам. Он назвал ее «Эль Алеф» — это одна из самых дорогих яхт в мире. У Эдварда есть своя команда. Когда он не плавает на своей красавице сам, он сдает ее в аренду, и она приносит ему $10 000 в день.

Узнав, что 10 ноября Анне исполняется 21 год, Эдвард заявил, что хочет подарить ей поездку в Париж. И сразу оговорился, что это не подразумевает никакого сближения. Жить они будут в разных номерах, он просто покажет ей город.

По словам Анны, три дня в Париже перевернули ее сознание. Они жили действительно в разных номерах, все было со вкусом продумано, распланировано и с большой деликатностью претворено в жизнь:

— Мы гуляли и беседовали обо всем на свете, оставаясь друг с другом на «вы». И Париж был, разумеется, прекрасен, и собеседник будто считывал мои мысли и отвечал на вопросы, которых я вслух не задавала. Мне казалось, что мы на одной волне, он понимает меня без слов, и наслаждалась этим.

фото: Из личного архива
Этой семье многие завидовали: любовь, достаток, ребенок.

Сказка в действии

Тем временем карьера самой Анны тоже пошла в гору: она получила выгодное предложение стать помощницей руководителя крупной корпорации с предоставлением служебной квартиры в центре города.

— Я готовилась выйти на новую работу, когда Эдвард предложил мне слетать с ним в Индонезию, чтобы познакомиться с его «дочкой» — яхтой «Эль Алеф». Я согласилась — еще в Москве между нами произошло сближение, по моей инициативе. Эдвард по-прежнему на этом деликатно не настаивал.

Анна увидела другой мир, который ее спутник построил своими руками. В Индонезии яхту ее кавалера обслуживал целый город, и все эти люди не просто работали на Эдварда, они боготворили его.

— Вернулась я совершенно очарованная. Эдвард прилетел в Москву за мной следом и предложил жить вместе. Я переехала к нему в квартиру на Покровке и ни о чем не жалела, хотя еще вчера быть любовницей для меня было неприемлемо. Я влюбилась и очаровалась. Это было начало декабря 2011 года.

Анна рассказывает, что Эдвард усердно ее развивал, говорил, что ей нужно читать. Все свое время он проводил только с ней: они вместе ходили на ужины с его друзьями, не расставались ни на секунду.

— А вы заводили разговор об официальном браке? Расспрашивали о прошлом — жены, любовницы, дети?

— Конечно. Эдвард рассказал про женщин, в которых он был влюблен. Что одни настаивали на официальной семье, другие на детях, но каждый раз он не был готов. Смеялся, что ждал меня. Насчет детей он повторил, что у него единственная «дочка» — его яхта. А теперь он впервые в жизни готов взять на себя ответственность и хочет, чтобы я стала его первой в жизни законной женой и родила ему его первого в жизни ребенка. Летом 2012 года Эдвард захотел поехать в Казань к моим родителям, попросить моей руки. Мама с папой были тронуты.

— Вы уже были в положении?

— Вовсе нет. Мы это обсуждали, планировали и готовились. Я стала следить за питанием, режимом дня, заниматься йогой, плаванием. Но забеременела только в самом конце того лета. Именно во время моей беременности все и стало рушиться.

фото: Из личного архива

Призраки прошлого

По словам Ани, в квартиру ее пока еще гражданского мужа постоянно приходили интересные люди, знакомые хозяина. А потом там стали появляться и его бывшие женщины.

— Эдвард не скрывал, что это его прежние пассии. Он им покровительствовал, несмотря на то, что многие из них с тех пор вышли замуж. Помогал с оплатой квартир, одежды, просто деньгами. Что же касалось меня, то я как во время ухаживаний получала от мужа внимание, красивые поездки и рестораны, так и в совместной жизни ничего не изменилось. Никаких денег, которые я могла бы копить на черный день, он мне не давал, а я не просила. Я жертвовала своей работой, карьерой и зарплатой ради счастья быть с ним, но будущее мое было никак не защищено. На тот момент, когда одна из бывших поселилась в нашем доме, моими гарантиями было только его обещание скорой свадьбы. Прожив несколько недель под одной крышей с экс-любовницей мужа, я стала говорить ему, что пора бы ей и честь знать. На что он сказал лишь: «Все-таки ты еще капризный ребенок, и свадьбу придется отложить!»

«Капризный беременный ребенок» в конце декабря 2012 года унижения не выдержал и выставил вещи незваной гостьи за дверь.

— Я узнала, что эта женщина, которой якобы негде жить, имеет квартиру в центре Москвы и входит в список «Форбс» как успешная бизнес-леди. А еще ужинает с моим мужем вне дома, а от меня это тщательно скрывается. И когда ее не было дома, я запаковала ее вещи в мусорные пакеты и выставила на улицу, написав: «Уважаемые гости, а хозяева вам не надоели?» Тогда, 29 декабря 2012 года, Эдвард впервые за все время поднял на меня руку. Я вызвала полицию. Его забрали в местное отделение и день продержали за решеткой. Меня госпитализировали с угрозой выкидыша.

Через неделю после Нового года (наступил 2013-й) в больницу к Анне явились Эдвард и ее родители. Все уговаривали ее вернуться к мужу ради будущего малыша. Она согласилась.

— Эдвард предложил нам поехать на время в Рим, чтобы наш ребенок появился на свет там. Я подумала, что хоть там не будет его бывших. В конце января 2013-го мы прилетели в Рим и сняли там квартиру. В мае 2013-го там родился наш сын, которого мы назвали Алеф Фабрицио — первое имя в честь «дочки» мужа, на борту которой мы и зачали нашего первенца. Второе — дань Италии, где наш сын появился на свет. Место рождения Алефа — Рим, а гражданство французское, по отцу.

Но поженились мы только 31 октября 2014 года в Москве.

— Вы наконец почувствовали себя защищенной?

— Я, конечно, была счастлива, что стала женой. Но мне отравляли жизнь его бывшие. К тому моменту объявилась еще одна, она жила с мужем где-то в Африке. Без конца жаловалась, что отношения с мужем не складываются, нужны деньги и пр. Эдвард объявил, что хочет пригласить ее на свою яхту для путешествия вокруг островов Индонезии. Я подумала, что он подразумевает и нас с Алефом, и ответила, что мне будет не совсем комфортно находиться с его бывшей сожительницей. На что он ответил, что и не нужно, я с ребенком остаюсь дома... И уточнил, что заботиться о своих бывших — его долг. В конце марта 2015-го он отправился в плавание со своей бывшей, а я с сыном уехала к своим родителям. Алефу не было и двух лет.

— И долго он плавал с ней наедине?

— Март и апрель он плавал с ней где-то в Азии, а в июне на все лето улетел к ней в Африку. Сказал, что, может быть, станет крестным ее ребенка... Некоторые говорили, что он нарочно меня провоцирует такими выступлениями, а я ведусь. Как мне кажется, сначала он приучал меня быть интересной собеседницей для его друзей, потом стал дрессировать, приучая к тому, что у меня не должно быть ни права голоса, ни собственного достоинства. В сентябре 2015-го он появился в Москве, нашел меня, и 4 сентября по его инициативе мы заключили новое соглашение: что отец ребенка обязуется выплачивать на содержание сына $10 000 в месяц. Сумма снова была его: у меня сложилось ощущение, что он покупает свою свободу от меня. С этого момента он зажил своей жизнью: все время где-то путешествовал, деньги мне переводил, но никогда полную сумму. Мы с Алефом жили между Италией и Москвой, мужа это устраивало.

Нарыв вскрылся в 2016-м, когда Эдвард предложил Анне поплавать вместе на яхте, «чтобы нормализовать отношения».

— Мы поселились в разных каютах, отношения у нас были напряженными. Он пришел в мою каюту и вместо какого-то разговора по душам, примирения просто потребовал близости. Я отказала, и он меня избил прямо при ребенке... Я собрала вещи, взяла сына и хотела уехать на моторной лодке. Но когда я садилась в нее, он выхватил Алефа у меня из рук и вытолкнул меня в лодку одну. И уплыл на своей яхте. Я оказалась посреди океана с багажом, со свидетельством о рождении и паспортом сына, с синяками по всему телу — и без ребенка. Меня довезли до ближайшего города, где был аэропорт. Я сообщила об инциденте в посольства РФ и Франции в Индонезии. Это было 8 апреля 2016 года.

По словам Анны, когда она вернулась в Москву, муж сообщил ей, что не обязан ее содержать, раз она отказывает ему в близости, и намерен требовать через суд, чтобы ребенок остался с ним.

Анне выдвинули условия для возврата ребенка из Индонезии: подписать некоторые бумаги.

— Я была готова подписать что угодно, лишь бы вернуть сына. Мой на тот момент еще законный муж общался со мной через водителя и адвоката, а сам меня заблокировал в своем телефоне, чтобы я не имела возможности поговорить с ним напрямую. Но когда мне удалось заблокировать один из банковских счетов и отозвать доверенность, он появился.

— Как же вам удалось заблокировать счет такого тертого калача?

— Как и все американцы в России, он открывал счета на мое имя, как гражданки РФ, и пользовался ими по доверенности. На счета переводились деньги путем дарения, он говорил, что это «во благо нашей семьи». Обычно, когда он совершал какие-то манипуляции с «моим» счетом, не информируя меня, мне звонили из банка, он требовал от меня подтверждать эти действия. А в октябре 2016-го, когда мне в очередной раз позвонили, я не подтвердила действия, и счет заблокировали. В этот же день я попала в больницу с острым аппендицитом. Когда я открыла глаза после операции, рядом с моей кроватью увидела Эдварда с кипой документов в руках. Он сказал, что если я подпишу их все не глядя, мне сразу вернут сына. Я так и сделала. Алефа мне сразу же вернули.

По словам матери, вернули ребенка совершенно больным, с урологическими и дерматологическими проблемами:

— Даже зрение упало! Представьте, с 8 апреля по 16 октября 2016 года ребенок трех с половиной лет беспрерывно болтался с отцом на яхте по морям!

28 октября по инициативе Эдварда супруги подписали новое соглашение: теперь он обязуется ежемесячно выплачивать $5000 на ребенка и $2000 на жену, платить за медицинское обслуживание и образование ребенка.

— До января 2017 года он соблюдал свои обязательства. Но с февраля 2017-го выплаты прекратились. Поняв, что муж окончательно исчез из моей жизни и перестал платить алименты, я решила начать новую жизнь, не желая более числиться женой человека, у которого даже в телефоне заблокирована! Я подала на развод, после чего мы с Алефом улетели в Италию, на его родину. Мои родители подарили мне небольшую квартиру на итальянском побережье. Ребенка выпустили за границу без разрешения отца, потому что у Алефа французское гражданство. Но раньше Эдвард всегда давал согласие на выезд сына в эту страну (это отражено в его электронных посланиях, которые я храню). Но после того как 25 апреля 2017 года наш развод вступил в силу, бывший муж вдруг стал рьяно возмущаться тем, что его сын находится за пределами РФ.

Анна говорит, что Алеф привык к Италии, ходил там в садик, тем неожиданнее для нее стал новый «финт» его родителя:

— Вероятно, узнав, что у меня появилась собственная недвижимость за рубежом, Эдвард поставил запрет на выезд сына за пределы РФ. Он добивался того, чтобы я с сыном не могла выезжать за пределы страны даже в отпуск, чтобы мы стали заложниками на собственной родине. В июле 2017-го мы вернулись в Апрелевку и с тех пор сидим в родительском доме, получая все новые иски. Из последнего — теперь Эдвард не может больше платить алименты в размере, указанном в соглашении, так как его материальное положение ухудшилось. Он готов платить на содержание ребенка только 1/4 зарплаты, которую получает в Москве. Какой-то знакомый в Москве оформил его в свою компанию на зарплату в 167 тыс. руб. в месяц, откуда следует, что алименты на ребенка — около 40 тыс. руб. Но в последнее время он не выплачивал и их.

фото: Из личного архива
Яхта «Эль Алеф» — единственное «детище» банкира до сына Алефа.

«Иди к черту, Анна»

Анна рассказывает, что 15 января 2018-го ее адвокаты добились отмены запрета на выезд с ребенком за рубеж. В ответ Эдвард заявил, что он якобы «стар, немощен и слаб», и потребовал, чтобы его освободили от выплаты задолженности по алиментам. Однако стараниями адвокатов Анны суд потребовал от него погашения долга по алиментам в размере 3 700 000 руб.

28 июня 2018 года по иску Эдварда Мосгорсуд отменил разрешение на выезд из РФ для Алефа.

Анна показывает свою англоязычную переписку с Эдвардом, которую в течение двух лет отсутствия мужа иногда инициировала, уговаривая его пообщаться с сыном хотя бы по Скайпу. Эдвард коротко отвечает о сыне: «Он не говорит по-английски, что делает общение затруднительным». Анна пространно пишет бывшему супругу на английском, что мальчик болеет и скучает по отцу. Ответ короткий: «Иди к черту, Анна!» А потом добавляет: «Прекрати мне писать, или я заблокирую тебя!»

— Бывший муж считает, я не имею права выезжать с ребенком на отдых, продавать недвижимость, устраивать личную жизнь, — жалуется Анна. — Притом что сам он вовсе не намерен обеспечивать жизнь своего сына, во всяком случае, пока он с матерью.

— Как вы считаете, чего добивается ваш бывший муж?

— Думаю, он хочет или вернуть меня на условиях полного подчинения, или взять измором, чтобы я отдала ребенка ему.

— Чего вы добиваетесь? — спросили мы у самого Эдварда.

— Алеф — мой единственный сын. Учитывая мой возраст, таким он, видимо, и останется. Я беспокоюсь за него: у него 3-я группа здоровья и задержка развития, а моя бывшая супруга таскает его по судам и инстанциям. До этого я ни разу не давал никаких комментариев ради ребенка, я не хочу, чтобы трепали его имя. Но раз уж моя экс-супруга предает нашу частную жизнь огласке, я официально заявляю, что хочу общаться со своим сыном регулярно, участвовать в его развитии, воспитании, образовании и следить за его здоровьем на равных условиях с его матерью, как и прописано в судебном соглашении (место жительства мальчика с матерью, права у родителей равные). Но Анна хочет увезти нашего ребенка на ПМЖ в Италию, а у меня не получится регулярно летать в эту страну, чтобы видеться с сыном так часто, как я этого хочу. Я живу и работаю в Москве, а у Анны есть квартира в центре, рядом со мной. Если бы она жила там с сыном, мы могли бы без труда выполнять условия соглашения, поочередно общаясь с сыном. Что касается самой Анны, она свободный человек и вольна ездить, куда ей хочется. Я буду только рад, если она устроит свою личную жизнь, пока молода. Я очень люблю и хорошо знаю русскую литературу и могу сказать: мы совершили ошибки, давно там описанные. Она купилась на деньги, я на красоту, но нам не хватило любви. А страдает из-за этого наш сын.

Что ж, когда милые бранятся, правда у каждого своя, а остальным — шанс поучиться на чужих ошибках. Думаю, надо очень верить в любовь, чтобы надеяться, что 58-летний «принц» не только отдаст тебе своего коня, но и станет жить по твоим правилам. И надо очень верить в деньги, чтобы рассчитывать, что женщина станет терпеть ради них всё.