В Сочи собрали пятиклассниц спецназначения

Девочки с особой миссией

07.09.2018 в 19:58, просмотров: 11010

В сочинской гимназии №15 им Н.Н.Белоусова появился специальный экспериментальный класс 5‑й «Л», собранный из самых выдающихся учениц. Чтобы попасть в него, нужны были высокие результаты за предыдущие четыре года обучения, согласие родителей, а еще быть девочкой.

Для чего гимназии понадобился женский «спецбатальон» из 34 человек, «МК» выяснил у директора учебного заведения Ларисы Пшеницыной.

В Сочи собрали пятиклассниц спецназначения

В спецкласс 5‑й «Л» набрали отличниц. Но для педагогов со стажем не секрет, что отличник — синоним скорее усидчивости и старания, нежели одаренности. Юные гении чаще учатся неровно, вечно мечутся в поиске...

— Лариса Сергеевна, чего вы ждете от класса девочек-отличниц — послушания и прилежания?

— В 5‑м «Л» не круглые отличницы, а гуманитарии: девочек выбирали не по общей успеваемости, а среди тех, кто стабильно показывал высокие результаты в русском, литературе и иностранном языке. При отборе важна была также социальная активность девочки: степень вовлеченности в общественную работу, желание ее вести. Идея выделить в отдельный класс будущих лидеров женского пола возникла, когда после 4‑го класса мы переформировывали параллели. «Л» — от слов «леди» и «лидер».

— А почему только девочки?

— Потому что шефство над 5‑м «Л» берет президент общественной женской организации Елена Пахомова. Выпускницам 5‑го «Л» уготована специальная миссия — добро и мир. Шефы уже подарили девочкам «дипломатическую форму» — темно-синие сарафаны с бирюзовыми галстуками. Девочек из 5‑го «Л» воспитают леди-лидерами, которые сейчас очень необходимы общественным организациям.

— Кто отбирал девочек? Учитывалось ли их собственное желание?

— Отбирали по итогам контрольных работ и олимпиад по гуманитарным дисциплинам. После 4‑го класса родителям подходящих девочек было сделано такое предложение. Брали только тех, чьи результаты соответствуют и родители согласны.

— В чем будет отличие программы в 5‑м «Л» от других пятых классов?

— Английский язык со 2‑го класса, с 5‑го немецкий, с 7‑го китайский. Особое внимание гуманитарным предметам и общественной работе. Много времени будет уделяться возложенной на них «женской миссии», социальному волонтерству и личному примеру состоявшихся успешных людей. Девочки будут вести социальные проекты, изучать международный этикет и лично знакомиться с известными людьми, добившимися в жизни самых высоких результатов.

— Насколько я понимаю, изысканный 5‑й «Л» будет учиться в одних стенах с «простыми смертными» учениками. Не боитесь, что большинство станет выделять «будущих леди» со знаком минус?

— Таких опасений у нас совершенно нет. Наши параллели и так учатся все в разных условиях, у каждого класса своя предметная направленность.

— Девочки из 5‑го «Л» гордятся, что они избранные?

— Немного боятся не оправдать возложенных на них надежд. Они осознают свою ответственность. Видели бы вы, как они пели гимн России 1 сентября!

— А мальчиков «особых» отбирать планируете?

— Пока нет. Хотим сначала посмотреть, как сработает гендерный вариант.

Эксперимент кажется революционным, однако нечто подобное уже происходило в Советском Союзе после войны, только с мальчиками. В 1948 году руководитель Комитета информации Андрей Вышинский доложил Сталину о нехватке в его ведомстве специалистов, свободно владеющих иностранными языками. Сталин приказал министру образования СССР открыть в Москве и Ленинграде по одной экспериментальной школе с углубленным изучением языков. В Москве такую школу открыли в 1949‑м на базе мужской школы №396 в Сокольниках, она получила название «спецшкола №1 с изучением ряда предметов на иностранных языках». Со 2‑го класса тут изучали английский, с 5‑го немецкий, с 7‑го французский, факультативно преподавались и восточные языки.

«Уклон» школы позиционировали как «гуманитарный», но для москвичей не было секретом, что Первая английская растит кадры для внешней разведки. Как написал позже один из выпускников, «у атомных бомб и языковых спецшкол, созданных в СССР в конце 1949 года, был один «крестный отец» — Комитет информации (КИ), объединявший тогда МИД, военную и политическую разведку».

Что касается «избранности», эксперимент себя скорее оправдал, чем нет: среди выпускников Первой английской огромное число заслуженных людей. А вот «гендерный отбор» (первоначально считалось, что в спецслужбы пойдет только сильный пол) сошел на нет, как только в 1954 году, сразу после отмены раздельного обучения, в Первую английскую пришла первая девочка.