Из-за дела Пономарева суд указал журналистам место в пищевой цепочке

"С какого перепугу, например, я или мои коллеги не должны высказывать свое мнение?"

Вокруг ареста правозащитника Льва Пономарева за последние два дня заварилась такая каша, что совершенно непонятно, кому ее расхлебывать. Похоже, «прилететь» может всем.

"С какого перепугу, например, я или мои коллеги не должны высказывать свое мнение?"

Итак, Мосгорсуд изволил обидеться на журналистов, которые подвергли сомнению обоснованность ареста: мол, не лезьте не в свое дело. Объемный пресс-релиз выпустил, чтобы напомнить, что суды независимы и давить на них нельзя. Но фактически одновременно с этим Президент России пообещал членам СПЧ, что попросит генпрокурора Чайку внимательно разобраться в деле. А Дмитрий Медведев написал в своей статье к 25‑летию Конституции, что нас ждет «эпоха судов» и именно суды помогут развиваться обществу.

Теперь поэтапно. Пономарева 5 декабря посадили под замок на 25 дней (потом, 7 декабря, снизили срок до 16 суток) за повторный призыв к мирной, но несогласованной акции. Степень общественной опасности 77‑летнего Льва Пономарева, как к нему ни относись, стремится к отрицательным величинам (извините, Лев Александрович). И когда дедушку (еще раз извините) российского правозащитного движения закрывают, вместо того чтобы оштрафовать, это вызывает недоумение.

Недоумение у разных людей принимает разные формы. Мосгорсуд так и пишет: «Были размещены публикации, содержащие субъективные, негативные, а в ряде случаев и недопустимые высказывания в адрес судей, рассмотревших дела и вынесших судебные акты». С какого перепугу, например, я или мои коллеги не должны высказывать свое мнение?

Оно в принципе не может быть объективным. Потому что это мнение субъективное, конкретного человека. С чего это высказывания не должны быть негативными? Кому-то не хочется? А если они недопустимы — напомню Мосгорсуду, что есть... суды.

Дальше еще веселей: «Содержание ряда статей следует расценить не иначе как вмешательство в деятельность по осуществлению правосудия, как оценку законности состоявшихся судебных актов вне установленной законом процедуры осуществления правосудия, и, соответственно, как проявление неуважения к суду. Авторы оценивают деятельность, профессиональные и личностные качества конкретных судей». Во-первых, кому «следует расценить»? Во-вторых, а что, нельзя оценивать (а не юридическое заключение давать) законность судебных актов и личностные качества судей? В‑третьих, если имеет место «вмешательство в деятельность по осуществлению правосудия» — это преступление. Пишите заявление, а не пресс-релиз.

Но не успел Мосгорсуд указать журналистам и правозащитникам на их место в пищевой цепочке, как они рассказали о своих чаяниях насчет Пономарева президенту. Путин поручит Чайке, Чайка разберется. Мы же понимаем, что это означает, да? Просто может так получиться, что дело пересмотрят по представлению Генпрокуратуры, арест признают незаконным, а законным будет штраф, поскольку Пономарев виноват.

С одной стороны, можно будет порадоваться: справедливость восторжествовала. С другой стороны, пока разберутся, Пономарев уже отсидит свое, а последующее признание ареста незаконным резко снизит его шансы в ЕСПЧ. Как объяснил мне большой специалист в подобных делах адвокат Аграновский, Пономарев в таком случае уже не будет для ЕСПЧ в статусе «жертвы», а значит, на рассмотрение дела и компенсацию от России рассчитывать значительно труднее. И волки сыты, и овцы целы.

И тут появляется совершенно идеалистический отрывок из статьи Дмитрия Медведева. Он пишет, что должен произойти переход «к развитию свободы человека, поощрению его инициативы». И тогда «именно судебная власть неизбежно станет «драйвером» тех преобразований, которые позволят продвинуться к воплощению идеалов демократического государства... ...Мы станем свидетелями «эры судов».

Было бы прекрасно, если бы он оказался прав. Но когда я гляжу на всю нынешнюю околосудебную кутерьму, мне кажется, что тут только высшая сила может помочь. Сириусяне, например, или еще какие рептилоиды...

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №27858 от 13 декабря 2018

Заголовок в газете: Льва Пономарева спасут сириусяне