Оболганная война: о чем нельзя забывать в год столетия Первой мировой

Иосиф Сталин потерял в боях в 60 раз больше россиян, чем Николай II

21.12.2018 в 16:52, просмотров: 8448

В конце года принято подводить итоги и обращаться к самым знаменательным его событиям. Для историков таким событием, несомненно, стало 100-летие окончания Первой мировой войны, к которому я и предлагаю еще раз вернуться.

И эта задача представляется вдвойне актуальной, поскольку картина отечественной истории целиком сфальсифицирована советской наукой. До 1917 года некоторые идеологические ограничения в России существовали, но цензурировать историю царская власть категорически запрещала. Поэтому и сегодня переиздаются и с интересом читаются труды С.Соловьева, В.Ключевского, Н.Карамзина… Но совершенно невозможно читать советскую абракадабру про «исторические пленумы» и еще более «исторические съезды». Особо усиленная фальсификация истории начиналась в Советском Союзе с истории Великой, или Германской (в СССР ее часто называли «империалистической») войны.

Почему ложь о Великой войне была жизненно важна для большевиков? Россия фактически была победителем (в союзе с Антантой) в этой войне. 26 октября 1917 года (8 ноября по новому стилю) в Лодзи правительственная делегация Австро-Венгрии должна была встретиться с министром иностранных дел Временного правительства Российской республики и подписать документы о капитуляции Вены. Спустя две недели аналогичный документ готовилась подписать Болгария.

О тайных планах союзников узнали в Берлине. Немцы потребовали от Ленина срочных действий. С криками «промедление смерти подобно!» самоназначенный «вождь пролетариата» вместе с Троцким поручили Подвойскому и Антонову-Овсеенко организовать арест Временного правительства. Большевики сделали все, что было в их силах, чтобы войну остановить и проиграть (в противном случае они исчезали с политической арены). 8 ноября первым декретом съезда Советов стал Декрет о мире — то есть о капитуляции Советской России. С помощью бандитов из Красной гвардии, используя немецкие деньги, а позднее — и немецкие воинские части, ленинцы совершили тягчайший акт национальной измены: захватили и навязали России свою власть. Неудивительно, что, заметая следы, и нынешний лидер КПРФ г-н Зюганов не устает повторять: «Что ж за страна была та Россия, проигравшая три войны подряд!»

Миф о большевиках-миротворцах противоречил их же требованию «превратить войну империалистическую в войну гражданскую», но по-другому удержать власть они не могли. В извращенно-перевернутом ленинцами зеркале реальности германцы, напавшие тогда на Россию и уничтожившие сотни тысяч наших соотечественников, представлялись как друзья и единомышленники. Сам же русский народ был обязан избавиться от действительных и несопоставимо более страшных внутренних врагов — то есть пройти путь самоистребления, массового террора, убийства сыном отца, а братом — брата.

Керенский и Великая война. Важным эпизодом гражданской идеологической войны по сей день остается фальсификация о ведении боевых действий Временным правительством. Красная пропаганда утвердила миф о полном разложении русской армии и утрате боеспособности.

В действительности изданный Советами Декрет №1 о «демократизации» армии, как и сама Февральская революция, на какое-то время дезорганизовали нашу военную машину, но уже спустя два месяца порядок и дисциплина в армии были восстановлены. В течение 1917 года русские войска сдерживали наступление 70 немецких дивизий — самого большого объединения противника за три года боевых действий. Главный лозунг Временного правительства не менялся: «Война до победного конца».

Германцы трижды обращались в Лондон, Париж и Петроград с просьбой начать мирные переговоры, но Антанта отвечала отказом, понимая: до безоговорочной победы остаются считаные месяцы. Однако сепаратное и предательское подписание Брестского мира привело к тому, что немецкие дивизии с 3000 орудий были переброшены с Восточного на Западный фронт. Благодаря ленинцам кровопролитие продолжалось еще год!

Про начало войны. Принципиальные уточнения необходимо сделать и относительно начала Первой мировой. По сей день сохраняется миф: войну развязала Россия. Все тот же г-н Зюганов не устает повторять: «России никак нельзя было ввязываться в войну».

На самом деле Российская империя не собиралась устраивать передел мира. План военного реформирования нашей экономики должен был завершиться к 1917 году. Но еще за шесть лет до начала войны, в 1908-м, русская разведка смогла получить план развертывания немецких войск в случае боевых действий. Секретную карту, показывавшую, что немцы, скорее всего, нападут на нашу страну, получил Николай II. В результате российская экономика, и без того тридцать лет развивавшаяся самыми высокими в мире темпами (7% роста ВВП в год), стала расти еще быстрее. За шесть предвоенных лет ВВП страны вырос в полтора раза (без ГУЛАГа, депортаций, без «экстремистов» и «иноагентов»)… Неудивительно, что по указу императора, правильно оценившего обстановку, мобилизация резервистов началась у нас в июле 1914 года — то есть до объявления нам войны кайзером Вильгельмом.

Хватит кошмарить русскую историю! Пропагандистские слезы по поводу переживавшегося царской армией «снарядного голода» не дополняются информацией о том, что такой «голод» переживали армии всех воюющих стран. Довоенные эксперты считали большую войну вероятной, но были убеждены, что она продлится несколько месяцев, а не лет. Развернутое в России военное производство к концу 1915 года обеспечило армию соответствующим боекомплектом, а затем создало запасы, которых красным хватило на Гражданскую и начало Отечественной войн. В империи к военному производству не привлекались дети, их не ставили на ящики к токарным станкам, как это было в войну Отечественную. Продовольственные карточки России не понадобились до февраля 1917 года…

Память о той войне у нас либо стерта, либо сфальсифицирована. Захоронения русских воинов, погибших в 1914–1918 годах, были в СССР уничтожены. Нынешняя топонимика богата названиями, увековечивающими Великую Отечественную и Октябрь, но почти нет улиц и площадей, напоминающих о Феврале и Первой мировой.

Итоги войны, зафиксированные в июне 1919 года в Версальском мире, констатировали поражение Германии. Обложенный огромными контрибуциями Берлин оказался в крайне тяжелом положении, но он не был исключен из мирового сообщества.

В принципиально худшее положение попала Советская Россия. Ее представители не собирались ехать, да и их и не приглашали, на подписание Версальского мира (даже делегация Колчака не получила никакого статуса), а само большевицкое государство превратилось в изгоя и на долгие годы выпало из сообщества цивилизованных стран. Выйти из изоляции можно, только признав историческую правду!

И в заключение — о потерях. Последняя, датированная февралем 1917 года сводка Генштаба о потерях русской армии сообщала: погибших и умерших от ран у нас было 598 тысяч человек. Эксперты считают, что за весь 1917 год Россия потеряла до 100 тысяч человек, итого — 700 тысяч погибших.

Эта цифра регулярно воспроизводилась в советских довоенных публикациях. Но после 1945 года она постоянно искажается: погибшими объявляют 3, 5 и даже 15 миллионов человек, что совершенно не соответствует действительности.

Добавлю, что официальная цифра погибших в войне 1941–1945 годов менялась пять раз и выросла с 7 миллионов (заявление Сталина) до 42 миллионов (официальные данные Госдумы, объявленные в феврале 2017 года). «Великий вождь» и «эффективный менеджер» потерял в боях в 60 раз больше, чем бессудно расстрелянный Николай II (Кровавый)…