Нарколог объяснил вымирание российских мужчин от алкоголизма

Cпиваются из-за боязни насилия

07.02.2019 в 20:54, просмотров: 3916

Министр здравоохранения России Вероника Скворцова заявила, что 70% россиян-мужчин трудоспособного возраста умирают из-за проблем, спровоцированных употреблением алкоголя. Она отметила, что речь идет не только об острых заболеваниях, но и о накопительной алкогольной смертности. Речь идет о язвенной болезни, циррозе, панкреонекрозе и гипертонической болезни.

Нарколог объяснил вымирание российских мужчин от алкоголизма
фото: pixabay.com

В то же время острая смертность от укусов зеленого змия в России снизилась. Это обусловлено ужесточением контроля рынка спиртных напитков и снижением доли некачественных продуктов.

Правильность безрадостных наблюдений министра здравоохранения подтвердил заместитель председателя комитета по охране здоровья Государственной Думы Николай Говорин. 

По словам депутата, алкогольная смертность всегда связана с так называемыми ассоциированными заболеваниями: гепатитом, циррозом, инсультом. Говорин считает, что для борьбы с этим социальным недугом необходимо повышать уровень здравоохранения и снижать уровень употребления алкоголя.

Заявление министра здравоохранения комментирует директор института Наркологического здоровья нации, кандидат медицинских наук Олег ЗЫКОВ:

«Говоря о «накопительной алкогольной смертности», министр имела в виду сокращение жизни от регулярного употребления алкоголя, благодаря которому у человека накапливается набор патологий. Это может быть патология печени, кардиопатология и т.д., то есть различные заболевания соматического плана, спровоцированные регулярным употреблением алкоголя и сокращающие жизнь.

Это не исключает и ургентную смертность — выпил, отравился, умер. Однако цифра 70 процентов, названная министром, к к этому виду смертности не относится.

Стоит отметить, что системная патология является суммарной, она связана не только с алкоголем, а еще, например, с плохой экологией, пальмовым маслом, употребляемым в пищу и др. Но доминирующим фактором безусловно является алкоголь, хотя в последние годы мы наблюдаем снижение количества смертей от передозировок наркотиками и от алкоголя.

С медицинской точки зрения, алкоголь является наркотиком, хоть и легальным в нашей стране. Его нельзя отделять от запрещенных к обороту наркотических веществ, когда речь идет о состоянии здоровья общества.

Что касается смертности от побочных эффектов употребления алкоголя или накопительной, как ее называет министр, то алкоголь стоит в ряду провоцирующих факторов на первом месте. При этом нужно учитывать и другие факторы, например, бытовые травмы, часто получаемыми в нетрезвом виде.

То, что смертность от алкоголя в первую очередь связана с его качеством, является системным заблуждением. Ничего подобного. Главную роль играет количество. Человек может употреблять сверхкачественный коньяк 20-летней выдержки, но если он пьет его дозами, не соответствующими его возрасту, весу, здоровью, причем делает это регулярно, то это приведет к смерти быстрее, чем обычная водка, которую другой человек пьет исключительно по праздникам.

Из этого правила есть исключения, люди действительно умирают от некачественного алкоголя. Я помню, как в советское время некоторые любители покупали крем для обуви и добывали из него спиртосодержащую жидкость. Или одеколон, который и в наше время пьют... В период дефицита алкоголя почти нормой было употребление продуктов бытовой химии. Эти продукты выпускались в таких объемах, что создавалось впечатление: руководители предприятий заранее знают, что их продукцию будут употреблять не только по прямому назначению. Когда подобный суррогат пьют регулярно, то патологии возникают очень быстро, в первую очередь патология печени, центральной нервной системы, сердечной мышцы. Но говорить о какой-то точной статистике в этой сфере вряд ли стоит: патологоанатому, вскрывающему несчастного, трудно понять, чем была вызвана кардиальная патология — тем, что покойный пил, как лошадь, или потому что у него плохо работала сердечная мышца. Это практически невозможно дифференцировать.

Еще раз повторю: дело прежде всего в количестве, поэтому говорить о том, что та или иная группа напитков уносит больше всего жизней, практически нельзя.

Самое главное, что мы должны понимать, это то, что алкоголь не является пищевым продуктом, как это часто считается на бытовом уровне. В равной степени это, кстати, относится и к никотину. Алкоголь — тяжелейшее психоактивное вещество.

В борьбе с его употреблением существуют два аспекта. Первый — запреты. Но главнее второй аспект: политика снижения спроса, который — это важно понимать — практически не зависит от того, сколько алкогольных напитков производится.

Очень наивно пытаться строить политику исключительно на запретах и ограничениях. Я поддерживаю изъятие алкоголя из визуального ряда, он не должен стоять на витрине, не должен продаваться в обычных магазинах.

Но это абсолютно не принципиально. Политика снижения спроса должна строиться на трех китах. Первый — это первичная профилактика, нужно научить ребенка выходить из стрессовых ситуаций, не разрушая себя психоактивными веществами, запрещенными или легальными.

Второй уровень профилактики — работа с группами риска. У нас в стране нет службы, работающей с людьми, вышедшими из мест лишения свободы, в Америке такая служба называется probation. А у нас освободившийся из колонии десоциализирован, предоставлен самому себе, он возвращается в криминальное сообщество, становится алкоголиком...

Основной фактор, определяющий уровень алкоголизма в любом обществе, это уровень насилия в нем. Насилие социальное, насилие бытовое — в конечном итоге определяет уровень алкоголизации и наркотизации. Насилие первично. С помощью алкоголя и наркотиков человек пытается «спрятаться» от насилия, ведь алкоголь — это способ адаптации. Скверный, разрушительный, но способ избавиться от стресса, который в первую очередь обусловлен насилием. Поэтому ключевой задачей вторичного уровня профилактики является снижение насилия в обществе, это должны хорошо понимать люди, принимающие решения.

Наконец, третий «кит» - работа с людьми, которые уже имеют алкогольную и наркотическую зависимость. Мы наблюдаем трагедию, происходящую с нашими реабилитационными центрами. Там убивают, там насилуют... Я занимался организацией, называвшейся «Преображение России». Ее создали бандиты, которых позже посадили на долгие сроки. Но сами центры, которых в стране порядка 400, никто не закрывал. Их клиенты, особенно те, кто выходит из колоний и не имеет никаких ресурсов, попадают в эти работные дома, где используется рабский труд маргинальных слоев населения. Это системное явление, с которым почти не борются. Реабилитационная профилактика приобрела в нашей стране извращенную форму, когда реабилитологами являются бандиты».