Обнаженка, крики, тени: что показали на процессе по «Седьмой студии»

Судья приступила к изучению видеоматериалов

12.02.2019 в 16:20, просмотров: 4796

Бесплатно насладиться современным искусством выпала возможность во вторник, 12 февраля, всем присутствовавшим на процессе по делу о хищениях в «Седьмой студии». В Мещанском суде решили обозреть видеоматериалы, которые были представлены защитой для будущей комплексной экспертизы. Ее, кстати, возможно, будут проводить такие знаменитости, как Владимир Спиваков, внук скульптора Зураба Церетели — Василий Церетели, директор премии «Золотая маска» (ее в апреле прошлого года, кстати, получил режиссер Кирилл Серебренников) и другие.

Обнаженка, крики, тени: что показали на процессе по «Седьмой студии»
фото: Наталья Мущинкина

Тем временем в адвокатской команде, похоже, назрел первый серьезный конфликт.

Напомним, что о необходимости проведения экспертизы деятельности «Седьмой студии» за период с 2011 по 2014 год судья Аккуратова заявила еще на прошлом заседании. Председательствующая также предложила защитникам подготовить свои вопросы и перечень экспертных учреждений, которым они доверяют.

Впрочем, прийти к общему знаменателю адвокатам, похоже, не удалось. Так, адвокат Кирилла Серебренников незадолго до начала заседания подошел к защитнику Юрия Итина и довольно громко и резко дал понять, что его мнение и мнение его доверителя большинство волнует мало. Посредником в этих непростых переговорах выступила адвокат Софьи Апфельбаум. Защитник Ирина Поверинова, возможно, много упустила, не став дипломатом, — приобняв обескураженного адвоката Лысенко, женщина сказала, что против любых конфликтов и остается на нейтральной стороне.

Возвращаясь к вопросу о будущей экспертизе, судья сначала дала слово стороне обвинения. Так, прокурор Лавров предложил в качестве места проведения экспертизы Центр судебной экспертизы при Минюсте и зачитал порядка десяти вопросов. Среди них, например: был ли причинен Минкульту ущерб и в каком объеме, выдавались ли «Седьмой студией» займы и кредиты физическим лицам, из каких дополнительных источников получала организация финансирование и т.д.

После этого судья поинтересовалась, удалось ли адвокатам насочинять вопросы. На что адвокат Серебренникова заявил, что готов представить согласованную позицию... трех защитников: Апфельбаум, Малобродского и Серебренникова. Адвокат Итина тем временем сидел с каменным лицом. Тройка адвокатов посчитала, что простой экспертизы будет недостаточно, и предложила социо-искусствоведческую, финансово-экономическую и оценочную экспертизы. По каждой из экспертиз у защитников был целый ряд вопросов. Например, их интересовало, проводились ли «Седьмой студией» публичные мероприятия и каково было их количество, создавались ли новые постановки, заказывались ли авторам произведения драматургии и т.д. По финансовому блоку вопросов оказалось почти в два раза меньше. Защитники хотели уточнить у экспертов, какова была общая сумма наличных денег, выплаченных сотрудникам «Платформы», сумма фактически выплаченных вознаграждений, гонораров и т.д. Что же касается оценочного блока, то он по количеству вопросов оказался самым незначительным: экспертам предложили оценить стоимость материалов и услуг для реализации проекта, установить рыночную стоимость оборудования и самих проектов.

Адвокаты в кои-то веки согласились с прокурором, который предложил в качестве экспертного учреждения экспертный центр при Минюсте. В то же время социо-искусствоведческую экспертизу, по мнению защитников, могли бы провести дирижер Владимир Спиваков, директор премии «Золотая маска» Мария Ревякина, замхудрук МХТ Марина Андрейкина, исполнительный директор Московского музея современного искусства Василий Церетели, зампред Союза театральных деятелей Дмитрий Мозговой, режиссер Борис Юхананов и театральный критик Елена Ковальская.

Адвокат также передал видеоматериалы: записи всех работ «Платформы», рецензии на 557 листов, страница проекта в «Фейсбуке» на 700 листов... Неожиданно судья предложила посмотреть, что предлагается на обозрение экспертам. Через некоторое время на экране (огромный монитор все время, что идет процесс, находится рядом с рабочим местом председательствующей) начали появляться первые кадры. Даже если бы слушатели не были посвящены в происходящее, понять, что на экране что-то очень современное, вряд ли составило бы труда: тени, стены, обнаженные тела, истошные крики за кадром, тревожный шум... Справедливости ради, на экране также появлялись нейтральные съемки: дискуссии, обсуждения, встречи со зрителями. В одном из кадров даже мелькнул модный нынче в светской хронике режиссер и поэт Константин Богомолов.

Нашлась на этот раз и работа для Кирилла Серебренникова, который уже которое заседание, после допроса Нины Масляевой, явно скучает в суде. Словно не на скамье подсудимых, а в режиссерском кресле, Серебренников периодически откидывался назад и комментировал свои творения.

Просмотр видеофайлов длился порядка двух с половиной часов. В итоге главный вопрос, кто будет проводить экспертизу и в каком объеме, — решится на следующем заседании, 21 февраля.