"Папаша с самогоном": Михаил Жванецкий посвятил рассказ выбору жены

Любимый сатирик встречает юбилей

05.03.2019 в 18:57, просмотров: 6821

У нас со Жванецким традиция: каждые пять лет он присылает в «МК» свой рассказ. Или юмореску. Или вдохновение, вдох-выдох, ветром надуло. Одесским ветром.

фото: Геннадий Авраменко

Он и интервью нам когда-то давал. Но потом понял, что зря. Действительно, о чем человек может сказать на таком допросе? Родился, женился, развелся, дети, внуки, жены… О боже! Нет, зачем нам это слушать от Жванецкого?

Жванецкий — это то, что он пишет. Как пишет. О чем пишет. Жванецкий — то самое легкое дыхание, замешанное на море, Черном его море, на пляже, том самом пляже, на доме в одесском дворике. Такая вот земля породила Жванецкого. И всегда она будет с ним, до самого конца.

А легкость эта мнимая. А юмор относительный, неоднозначный юмор. И хохотать, ржать, как на вечере Петросяна, здесь нельзя. Не рекомендуется.

Здесь надо думать и чувствовать, и сопереживать. Вернее, что такое надо? Не надо. Можешь? Хочешь? Тогда тоже вздохни полной грудью и иди, ступай ему навстречу, Михал Михалычу. А он примет тебя, обязательно примет, таким, какой уж ты есть, и поведет тебя за собой в свой сказочный мир так называемого юмора. А на самом деле мир непостижимой мудрости и со-чувствия человека человеку.

Что еще? Ну, продегустируйте, пощупайте каждую эту строчку из написанного. Попробуйте ее на вкус, на запах. И будет вам светло-светло. И празднично. И грустно. Вот так.

С юбилеем вас, Жванецкий!

Михаил ЖВАНЕЦКИЙ

КАК МЫ ВЫБИРАЕМ ЖЕНУ

Все начинается с того, что неожиданно потянет организм.

И явно в сторону, не в направлении взгляда.

Вы удивленно оборачиваетесь.

Неприметное существо, веснушчатая мордашка, конопатые ножки, рыжие ручонки, потрескавшийся ротик, белесые реснички...

Все это в пыли, в песке...

Пятнадцать раз вы смотрите в направлении взгляда.

Сверяете мысли с рекомендациями.

А организм как проклятый с невиданным до сих пор упорством тянет вас к конопатому созданию...

Все на ней ползет, сползает, перекручивается, все изношено, истоптано, обгрызано, в чернилах, или в краске, или в карболке.

А вот от вас идет на север — чистенькая, ароматная, на ножках, с книжкой, в шляпке и мобильной связью.

Вы, конечно, трезво понимая, готовы догнать и пошутить.

И как-то так, за книжку, шляпку и мобильник цепляясь и перебирая, дойдете до лица, до губ, до телефона и до самого свидания...

Но все это без организма.

Организм ваш там.

Без организма вы никто.

А там еще огромный стимул — там на вас плюют.

В том конопатом месте.

Там вообще не понимают — что вам надо?

Вы тут же превращаетесь в осла, жующего весь день неподалеку.

Вы понимаете всей головой, что надо вам туда, к мобильнику.

Но руки стынут, ноги стынут.

Из морды раздается одно мычание: «Дай, я помогу... Дай, я покрашу этот забор вместе с тобой и... Как тебя зовут?»

Лишь бы коснуться, лишь бы вдохнуть этот ковыль, эту полынь, этот белесый жар, и степь, и пыль...

Господи, как отойти? Кто оторвет?

Вы начинаете пастись неподалеку.

Понуро идете следом, вас хлещут, гонят, проклинают — уже родители.

Вы им рассказываете о своих перспективах, показываете какие-то бумаги, даете денег в долг. Все это не отрывая рук от конопатой стервы.

Дрожа идете в церковь, в загс, в какой-то частный двор на Молдаванке...

Какой-то брат, какой-то дядя, какой-то пес...

И дикая кровать с периною под низкий потолок.

И вы, оказывается, не первый!..

Вы — второй!

Хоть вы единственный.

Второй всегда единственный.

А сколько было первых — не узнаешь.

И все равно она не понимает, и не чувствует, и с любопытством смотрит:

— Так что мне — лечь?

— Да, — задохнулись вы, — еще бы!

— Но только не дрожите. Вы какой-то дикий.

— Давай на «ты».

— Я не могу, я вас совсем не знаю.

Она права.

Что вы ей для знакомства предложили?

Измучили, измучились, заснули в этой перине, как в печи.

Проснулись, вышли в эти сени — капусту квашеную рукой из бочки.

Облизали пальцы, схватили малосольный огурец...

И стали озираться: куда попали?

Мозги и сердце в панике.

Вы в ужасе.

А организм, как все предатели, сбежал.

А вот и мама с полотенцем и хлеб-солью.

Пес с рычанием.

Папаша с самогоном и иконой.

Брат с семьей.

Племянник из ГАИ с гармонью.

Дед с козой.

Теперь это все ваше.

Поздравляю!