Элитное жилье для Верховного суда строят на химическом могильнике

Земля заражена гептилом, но это никого не волнует

11.03.2019 в 17:19, просмотров: 2270

Переезд Верховного суда из Москвы в Петербург сопровождается cкандалом: здание суда и жилые кварталы строят на месте бывшего химического производства. Союз журналистов Петербурга и Ленобласти написал Владимиру Путину письмо с предложением инициировать очередную экологическую экспертизу участка в 9,9 га, где должен появиться новый квартал – по данным коллег, эта территория на 70% серьёзно загрязнена.

Элитное жилье для Верховного суда строят на химическом могильнике

Элитный пятачок в центре Петербурга, на Петроградской стороне, с видом на акваторию Невы уже несколько лет обнесён высоким забором. На нём – щит, информирующий, что в первом квартале 2017 года здесь начали строить здание Верховного суда, Судебного департамента, жилой комплекс на шестьсот квартир с паркингом и Дворец танцев Бориса Эйфмана. Щит украшен красивой картинкой-визуализацией. По плану, окончание строительства – четвёртый квартал 2020 года. Корреспондент «МК» подглядела в щёлочку в заборе – никаких признаков свежевозведённых зданий нет. Временное жильё, пара чёрных иномарок серьёзного вида, охрана (всё-таки заказчик – Управделами президента).

Но, может, и хорошо, что пока ничего не построили. В Петербурге долго и громко спорили об эстетической и архитектурной составляющей проекта, в то время как более очевидная проблема загрязнённости территорий обсуждалась отнюдь не так широко. Место, где возведут судейский квартал, хоть и заманчиво расположено, вполне может считаться несчастливым. Когда-то это была цепь зелёных островков. Потом, когда острова стали частью Петроградской стороны, их хотели застроить не то регулярными жилыми кварталами, не то огромным музейно-выставочным комплексом. В результате, в 1919 году здесь обосновался Институт прикладной химии. В нем разрабатывали в том числе ракетное топливо, в советское время институт расширялся, в двухтысячные съехал из центра города. В 2011 – 12 годах промышленные здания снесли, чтобы построить тут элитный жилой комплекс «Набережная Европы» с восьмиэтажными жилыми домами и Дворцом танца. Именно тогда, в 2011 году, Росприроднадзор провёл для девелопера экспертизу, результаты которой оказались ужасающими: на территории обнаружили 500 тонн опасных отходов. Более тридцати источников радиации, загрязнение ртутью и другими металлами – отходы первого и второго классов опасности. Почва, по данным экспертизы, насыщена вредными металлами на 10-метровую глубину. Очистку территории оценивали в миллиарды рублей.

фото: Анастасия Семенович

Окончательно «Набережную Европы» свернули, когда выяснилось, что именно на этот пятачок планируется «переселить» Верховный суд. От прежнего проекта здесь останется только Театр танца Бориса Эйфмана. А отходы, согласно новой экспертизе 2016 года, признаны обычным мусором и отнесены к самым безопасным классам. . Вывоз отходов организовали на полигон «Северная Самарка», предназначенный, главным образом, для строительного мусора. Как многолетнее наследие Институту химии стало обычным мусором – вопрос.

"МК" удалось связаться с сопредседателем гильдии экологических журналистов и одной из инициаторов письма президенту Линой Зерновой. Как выяснилось, профильные журналисты не первый раз пытаются достучаться до власти. "Мы обращались в профильную комиссию ЗакСа, чтобы инициировать проверку грунта в этом районе, но пока результатов обращения нет. Писали в том числе председателю Верховного суда, - рассказывает Зернова. - Ведь туда хотят поселить судей с их семьями, там будут жить дети. А между тем, в 2017 году на стройку был наложен гриф секретности, и теперь на эту территорию не пускают даже специалистов, чтобы просто взять пробы почвы и воды. Мы хотим инициировать новую независимую экологическую экспертизу, ведь почва на участке стройки не была проанализирована на предмет присутствия гептила".

Гептил - компонент высококипящего ракетного топлива. Он опасен для человека даже в малых концентрациях, разлагается десятки лет, при этом продукты распада могут быть ещё более опасными. Именно разработкой ракетного топлива занимался Институт много лет, то есть логично было бы проверить почву именно на гептил. Но ни в 2011, ни в 2016 году таких исследований не проводилось - они дороже любых стандартных проверок.

"Гептил может вызывать онкологию, стать причиной преждевременной смерти, - продолжает Зернова. - Не надо думать, что те отходы, которые там были после Института, можно просто закатать, как в консервную банку. Там очень дренируемые почвы, все участки с особо опасными отходами хорошо промываются. Когда там вырастут деревья, их корни будут всасывать эти вещества, и листья, которые будут опадать, тоже будут отравлены - мы хорошо помним пример Чернобыля".

Зернова полагает, что будь с территорией все в порядке - была бы реакция властей, опровержение многочисленных публикаций о загрязнённости участка. Но её нет, в ответ на вопрошающие тексты журналистов - тишина. "Когда в 2011 году учёные проводили экспертизу, они отметили, что в этом месте нужно выкопать котлован глубиной 4, 6, а где-то и десять метров, вывезти грунт с отходами, завезти новый - чистый - и уже потом со спокойной совестью строить". Сейчас журналисты считают своим долгом помешать началу злополучной стройки и добиться-таки новой независимой экспертизы.

 Cанкт-Петербург