Супружеская гей-пара из России рассказала, как получила статус беженцев

«В Нидерландах стало на двух врачей больше»

18.04.2019 в 16:00, просмотров: 5548

На днях «МК» рассказал о том, как сейчас живет гей-пара, которой пришлось спешно покинуть страну из-за преследований властей. Павел Стоцко и Евгений Войцеховский вошли в историю как первые мужчины, которым удалось поставить в российских паспортах штампы о регистрации брака. Они просто отнесли необходимые документы в МФЦ, а потом забрали с новыми отметками о семейном положении. Это вызвало неадекватную реакцию и многочисленные угрозы, в квартиру нагрянула полиция. Опасаясь за свою жизнь и свободу, ребята улетели в Амстердам и попросили политического убежища.

В продолжение публикации супруги рассказали «МК» о том, как происходила процедура получения статуса беженца и как власти Нидерландов помогают им начать новую жизнь.

Супружеская гей-пара из России рассказала, как получила статус беженцев

***

На вынужденный побег из страны Павел и Евгений решились после того, как замначальника московской полиции Андрей Захаров не дал им никаких гарантий, что их не арестуют, даже если они отдадут паспорта со штампом об однополом браке". Однако полковник под запись дал "слово офицера", что ребят не задержат этой ночью. У них не было времени попрощаться с родными и собрать вещи: на такси они поехали в аэропорт.

В интервью телеканалу «Настоящее время» Павел рассказал, что регистрация на рейс и перелет происходили при странных обстоятельствах. При посадке на самолет маршрута «Москва — Стамбул» с пересадкой в Амстердаме сотрудник аэропорта отдал паспорта супругов человеку, лицо которого было закрыто шарфом и капюшоном. Тот сфотографировал документы и бросил фразу, из которой следовало, что паре сегодня очень повезло. Места оказались в самом хвосте салона. Ряд перед ними занимали шестеро мужчин, которые вели себя подозрительно. Они открыто следили за каждым действием парней, не обращая внимания на остальных пассажиров: те вставали - они поворачивались, шли в туалет — они спешили вслед. Один из этих людей обмолвился, что по старшинству у окна сядет он.

Павел с Евгением обратились к бортпроводнице. Она оценила ситуацию, поговорила со старшим пилотом и пообещала паре, что экипаж не допустит их задержания на борту. Девушка проинструктировала их, что делать при выходе. Им позволили первыми покинуть самолет, уехать на отдельном автобусе с пассажирами бизнес-класса и сразу же обратиться в полицию. Так они и поступили.

На стульях у полицейского участка супруги просидели до утра без еды, сна и туалета. Они опасались отойти от полиции даже на пять шагов. А утром к ним подошел мужчина, который предъявил жетон и объявил, что он из пограничной службы Нидерландов. Он повёл мужчин через весь аэропорт и привел в их офис, где сидели люди в военной форме. На русском языке пограничник попросил рассказать все, что с ними произошло. Потом изъяли документы и 52 доллара — все деньги, что у ребят были с собой. Мобильные тоже забрали, чтобы провести проверку на террористическое содержание. Заполнение всех бумаг длилось около 5 часов. После этого пару сфотографировали, сняли отпечатки пальцев и отвезли в тюрьму.

***

В тюрьме Нидерландов Павел и Евгений пробыли 2,5 недели. Это было необходимо для того, чтобы власти смогли подтвердить их личности и дать оценку событий, которые заставили их бежать из России.

После этого мужчин на такси привезли в город Неймеген, где поместили в лагерь вместе с другими беженцами — в основном из стран Ближнего Востока и Африки. Им сразу выделили комнату в общежитии в центре города в центре города с прекрасным видом на парк и старый город. Там они жили только вдвоём, пока дело власти продолжали рассматривать их дело. Так же выдали бельё, деньги на еду и мелкие бытовые вещи.

- Мы могли свободно перемещаться по городу и стране, а напротив общежития круглосуточно работала полиция, - говорит Павел. - Мы покинули Россию с двумя рюкзаками вещей и без денег, поэтому Нидерланды обеспечили нас всем необходимым. Всё общение с нами проходило через русскоязычных переводчиков, которые живут и работают в Голландии.

После того, как власти проверили все факты и изучили доказательства, было принято решение предоставить Павлу и Евгению политическое убежище. Им дали вид на жительство, сейчас они официально находятся под защитой Королевства Нидерландов.

фото: Из личного архива
Павел и Евгений с Зоей Матисовой на параде в Амстердаме: «Эта великая женщина спасла нам жизнь! Именно она прятала нас от полиции и провожала в аэропорт. Мы счастливы были встретить её здесь».

Через несколько месяцев после этого решения ребята смогли снять квартиру, сделать ремонт и приступить к усиленному изучению языка в университете. Людям, имеющим статус политического беженца, полагается социальная помощь, от которой они не отказались. На ремонт и обучение был выдан беспроцентный кредит, который мужчины, при условии успешной интеграции в общество, могут не возвращать.

Сейчас жизнь семьи стала более или менее уравновешенной. У них появились друзья, которые помогают адаптироваться к новым условиям.

- Российская культура и отличное образование позволяют нам легко и свободно строить новую сеть контактов и комфортно чувствовать себя в европейском обществе, - рассказывает Павел. - Законы и местная организация общественной жизни для нас совершенно новые, но мы с удовольствием следуем местным порядкам. Меньше чем через четыре года мы станем гражданами Нидерландов. Мы можем здесь учиться и работать.

***

Вспоминать события начала 2018 года Павлу и Евгению непросто. Однако они готовы рассказывать об этом, потому что считают, что люди должны узнавать правду из первоисточника.

Их история стала сенсацией не только из-за того, что это был первый случай официального подтверждения гей-брака в России, но также из-за неадекватной реакции властей. Для людей, которые живут в демократических странах, такие действия — нонсенс и самоуправство. Именно так воспринимают ситуацию, в которой оказались супруги, в Нидерландах.

фото: Из личного архива

Ребята подчеркивают, что их отъезд из России был вынужденным побегом. Это был тяжелый удар не только для них самих, но и для их родителей.

- В России у нас осталось буквально всё: родные, друзья, работа, учёба, квартира — но это находится в общем беззаконии и хаосе. Без паспортов граждан России вернуться жить в страну мы уже не сможем. Eсли мы вернёмся сейчас, то утратим защиту Нидерландов. А если вернуться после получения Нидерландского гражданства (через 4 года), тогда наши загранпаспорта уже будут недействительны, а новые без общегражданского паспорта мы получить не сможем. В Нидерландах нам выдали местные паспорта путешественников. В них стоит специальная отметка, что с этим документом мы можем отправляться в любую страну мира, но не в Россию. Добровольное возвращение в страну будет означать, что убежище в Нидерландах нам больше не требуется. И желания возвращаться туда, где твой паспорт могут отнять без суда и следствия, у нас нет. Сейчас местные власти и университет помогают нам во всём и отмечают, что Нидерланды стали на двух врачей богаче. 

Оба мужчины - медики по образованию: Павел - врач-специалист по общественному здоровью, работал аналитиком в НИИ организации здравоохранения и медицинского менеджмента ДЗМ, часто выступал в роли эксперта на телевидении. Евгений был студентом Медуниверситета им. Н. И. Пирогова. Одна ночь — и всю успешную жизнь в Москве молодым специалистам пришлось оставить в один момент.

- Мы не успели попрощаться с семьёй в ту страшную, полную полиции и угроз ночь, - вспоминает Павел. - Для родных изъятие наших паспортов и по сути изгнание из страны (ведь по закону мы не имеем права жить в России без паспорта или вида на жительства) стало неожиданным ударом в спину. Естественно, мы сильно скучаем по родным и друзьям. Но мы можем общаться, у нас есть для этого все возможности, и они могут приезжать к нам, когда хотят.

Довольно долго после огласки истории с бракосочетанием в социальные сети супругов сыпались сообщения с угрозами и оскорблениями. Маме Павла звонили и угрожали увольнением; племянника, который учился в младших классах, пугали проблемами в школе. Со временем всех недоброжелателей удалось заблокировать, сейчас через соцсети семью не мучают. Разве что личные странички Павла в Интернете периодически атакуют хакеры. Обо всех странностях пара должна уведомлять местную полицию - и они это делают.

После отъезда супругов российские силовые службы пытались вступить в контакт с их родителями, но получили категорический отказ.

Главное управление МВД по Москве сообщило о возбуждении дела об умышленной порче документов в отношении Павла Стоцко и Евгения Войцеховского. Мужчины уверены: это — обыкновенная ложь, призванная хоть как-то оправдать силовое и незаконное изъятие паспортов у граждан РФ. Органы добились своей цели частично — документы признали недействительными, однако замять историю не получилось.

фото: кадр из видео

После скандала со штампами в паспорте ребята очень переживали за судьбу сотрудницы МФЦ, которая их проставила. Они принципиально не обнародовали адрес центра госуслуг, в который подавали документы. Личные данные сотрудницы им неизвестны. Несмотря на то, что в СМИ просочилась информация о том, что и саму женщину, и ее начальство уволят, супруги надеются на данное им честное слово полковника Захарова, который пообещал, что этого не произойдет.

Сейчас, спустя больше года после тех событий, мужчины могут не беспокоиться за свою безопасность.

- Но, к сожалению, пока Россия не станет свободной и справедливой в отношении всех своих граждан, мы нигде не сможем чувствовать себя хорошо, - говорит Павел. - Потому что мы гордимся и очень жалеем свою Родину.