Конституционный суд помог народам Севера: охотиться можно по традициям

Осужденный долган доказал, что добывал оленя строго по закону

На защиту малых коренных народов Севера встал Конституционный суд. Высшая инстанция 28 мая огласила постановление, разрешающее обитателям тундры и тайги охотиться согласно своим многовековым традициям.

Осужденный долган доказал, что добывал оленя строго по закону

Как ранее писал «МК», поводом для разбирательства стала жалоба Геннадия Щукина — председателя семейно-родовой общины коренного малочисленного народа долган из Красноярского края.

В 2014 году Щукин стал фигурантом уголовного дела о незаконной охоте. По версии стороны обвинения, он предложил главам других общин схему охоты на дикого северного оленя. По правилам на каждого представителя коренных народов, проживающих на территории края, полагалась квота — по восемь оленей. Но застрелить их разрешалось только лично. Отдать другому охотнику свою квоту, по мнению правоохранительных органов, нельзя. Однако Щукин предложил собрать квоты всех членов общины (получалось 217 оленей) и передать право их отстрела нескольким профессиональным охотникам из числа местных жителей.

Идея Геннадия Щукина привлекла внимание стражей порядка. Мужчина был обвинен в подстрекательстве к незаконной охоте и приговорен к 120 тысячам рублей штрафа, но освобожден от наказания по амнистии.

Попытка обжаловать приговор ни к чему не привела. В своих решениях вышестоящие судьи отмечали, что по закону право традиционной охоты может осуществляться исключительно индивидуально каждым представителем коренных малочисленных народов. То есть, как рассудили служители Фемиды, каждый житель общины должен сам застрелить «своего» оленя и не имеет права передать право на отстрел другому охотнику.

Щукин же пытался доказать, что в реальных условиях жизни северной общины такой порядок неприменим. По закону «Об охоте» право охотиться есть только у совершеннолетних граждан, имеющих оружие и охотничий билет. Малолетние не могут реализовать свое право на отстрел оленя в силу возраста, а старики — в силу слабого здоровья. Кроме того, в общинах живут женщины, не умеющие стрелять. В итоге квоты, пусть и щедрые на бумаге, полностью выбрать невозможно.

Долган решил подать жалобу в КС. В ней он потребовал признать не соответствующей Конституции 19-ю статью закона «Об охоте», в которой говорится о традиционной охоте коренных народов.

На заседании в КС заявитель посетовал, что несправедливый закон заставляет северян голодать, нарушает их многовековые традиции и в ближайшем будущем приведет к исчезновению малых народов:

— Красноярский край устанавливает лимиты для коренных народов, кому сколько, на одного человека, — пояснил Щукин. — Но есть люди, особенно престарелые, женщины, дети, инвалиды, которые ограничены в доступе к биоресурсам, так как у них нет ни оружия, ни всего необходимого, чтоб добыть эти ресурсы. В общинах есть охотники, которые добывают пищу для всех. Так было у нас испокон веков. Мы всегда несли куски мяса или рыбы нашим старикам, женщинам, которые нуждались в пище. Эти обычаи мы всегда соблюдаем. Иначе как малый народ мы исчезнем.

Конституционный суд встал на сторону долгана. Как отметили высшие судьи, Щукин имел полное право передать квоты членов общины, не имеющих возможности охотиться самостоятельно, профессиональным охотникам. При этом противоречий с Конституцией в спорной статье закона «Об охоте» нет, решили высшие судьи. Просто нижестоящие суды и другие государственные органы неправильно этот закон трактовали.

— Оспариваемая статья закона «Об охоте» предполагает, что каждый член общины вне зависимости от наличия у него статуса охотника может поручить вести охоту одному из членов общины, — отметил судья-докладчик Сергей Маврин. — Выявленный конституционно-правовой смысл статьи 19 закона «Об охоте» является общеобязательным. Ранее вынесенные акты по делу Геннадия Щукина подлежат пересмотру.

Что еще почитать

В регионах

Новости

Самое читаемое

Реклама

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру