Пропавших людей будут искать с помощью новейших технологий

Гаджеты спешат на помощь

27.06.2019 в 19:41, просмотров: 11294

«Сегодняшняя ночь. Сергиево-Посадский район. Выносим из леса человека, который уже не ходил», — на видео в телефоне Григория Сергеева, руководителя поисково-спасательного отряда «Лиза Алерт», носилки с обмякшим телом. Но человек, который несколько суток плутал в лесу, жив. На этот раз успели спасти.

По статистике, находят не более 70 процентов людей, заблудившихся в лесном массиве. Остальные пропадают безвозвратно. Даже тела не удается обнаружить.

Искать начинают в лучшем случае лишь спустя сутки, а привычные методы поиска типа работы на отклик и прочесывания местности не всегда оказываются успешными.

Сегодня на помощь спасателям идут современные аппараты: беспилотники, тепловизоры, дроны и маяки.

Пропавших людей будут искать с помощью новейших технологий
Фото: Полина Егорова

Уйти в лес и не вернуться — чисто российская печаль. Все дело в традициях, впитанных, можно сказать, с молоком матери. Грибы — наше все. Сезон белых, подосиновиков, маслят, лисичек или опят — стихийное бедствие для спасателей, потому что ежедневно ухитряются заблудиться в лесах не менее десяти человек. Если теряется ребенок, на его поиски поднимают МЧС, но пожилых людей ищут только родственники и добровольцы.

— В Подмосковье почти все пропавшие укладываются в расстояние 2,5 квадратного километра. Это связано с тем, что наши леса очень завалены, в них масса препятствий — поваленных деревьев, густых зарослей. Чем лучше проходимость, тем на большее расстояние люди могут уйти, — говорит Григорий Сергеев.

Меньше всего шансов у тех, чьи родственники вовремя не заявили о пропаже. Прямо сейчас, когда вы читаете эти строки, кто-то терпит бедствие в лесу, но этого человека пока никто не ищет. Если у него есть проблемы со здоровьем, то временной отрезок успешных поисков сжимается еще больше. Когда заявка поступает оперативно, можно сэкономить на ресурсах. В первый день у человека еще есть силы громко кричать и двигаться. Если у него с собой мобильный телефон, то это дает дополнительные шансы для спасения. К сожалению, пожилые люди очень редко берут в лес телефон из-за боязни его потерять. Мало кто идет за грибами с компасом, да и пользоваться им умеют далеко не все…

Большинство теряется из-за самонадеянности. Им кажется, что они знают свой лес наизусть, потому что исходили его вдоль и поперек. Но ландшафт меняется, и там, где еще в прошлом году стеной стояли сосны, сегодня вырубка, а на месте болотца, которое еще недавно переходили вброд, образовалась обычная полянка…

Человек выходит из дома теплым солнечным днем в легкой одежде, предполагая провести в лесу не дольше трех часов, а потом кружит дотемна. Ночная температура опустится, пойдет дождь. Дальше — переохлаждение, невозможность двигаться.

— В России серьезный фактор риска — это погода, — продолжает мой собеседник. — У нас семь месяцев в году лучше не теряться вообще. А для некоторых территорий экстренная аварийная ситуация начинается уже через час после пропажи. Теряются люди, занимающиеся профессиональным сбором. В Кировской области, в частности, древесный гриб — чагу, собирают даже зимой. За Полярным кругом, где сбиваются с пути охотники, рыболовы, нефтяники, геодезисты, вообще некогда рассуждать, потому что искать нужно срочно. И при этом большая часть поисков в России начинается только через сутки. Поэтому нам необходимы технологии, которые позволят сократить количество людей, участвующих в поисковом процессе.

Григорий Сергеев — один из экспертов технологического конкурса «Одиссея», который проводит благотворительный фонд «Система» при поддержке Минкомсвязи РФ. Задача конкурса — разработать технологии, которые смогут помочь найти и спасти потерявшегося в лесу человека в радиусе 10 километров менее чем за 10 часов при отсутствии источника радиосигнала, при любой погоде, ночью и днем. Причем не столько с помощью человеческих ресурсов, сколько техническими средствами.

Участвуют в «Одиссее» команды энтузиастов из разных регионов России. Заявки подали 130 команд из 42 городов. «Кулибиным» хочется испытать в максимально приближенных к реальным условиях свои инженерные решения и стать причастными к благородному делу — спасению людей. Ведь нехватка технических средств — проблема всех без исключения поисковых отрядов.

Для поиска потерявшихся в лесу людей предлагались разные варианты решений: дроны, поисково-спасательные маяки, наземные роботы, а также различные технологии распознавания образов, от акустических и сейсмодатчиков до беспилотных летательных аппаратов с целевой нагрузкой. До финала дошли четыре инженерные команды из Москвы, Санкт-Петербурга и Якутии. Они получат гранты для доработки и внедрения своих технологий.

Александр Аитов, представитель команды «Находка», живет и работает в Якутии, где ежегодно теряется около 250 человек. Суровый климат обрекает заблудившегося в тайге человека практически на верную смерть: 80 процентов потерявшихся погибают в первые 24 часа. Часто неблагоприятные погодные условия — мороз, ливень, туман — сильно осложняют и даже делают невозможным поиск. Когда не выдерживают люди, на помощь приходит специальная техника.

— Наш способ спасения построен на инстинкте самосохранения, который заставляет людей действовать. Группа поисковиков обычно выходит на второй-третий день пропажи. Все это время человек тоже не стоит на месте, он движется со скоростью 3, а иногда 5 километров в час и может уйти очень далеко, — рассказывает Аитов.

Антенный комплекс для усиления радиосигнала вместо привычного «Ау!». Фото: Полина Егорова

Вспоминаю, как ровно два года назад вся Россия переживала за четырехлетнего Диму из Свердловской области, которого нашли за 10 километров от дома. Поисками ребенка занимались 500 человек. Только через четверо суток мальчика обнаружил волонтер: на след вывела собака. Изъеденный комарами и клещами, обезвоженный малыш прятался в корнях дерева. Спасенный ребенок не мог проронить ни слова, он буквально онемел от пережитого.

— Пытаясь выбраться из леса, человек стремится на звук или вспышки света. Мы это используем и «подсовываем» ему маяк, который гудит как автомобильный сигнал и светится, — продолжает мой собеседник. — Маяки расставляются с учетом рельефа, направления ветра, характера леса. Звук разносится на расстояние до трех километров. Поэтому при грамотной расстановке человек придет к маяку. Там его ждет адресная записка с руководством к действию: «Дорогая Мария Ивановна! Нажмите на кнопку. Оставайтесь на месте, вас уже ищут!» Этот маяк имеет круглосуточную связь со спасателями, может длительное время работать автономно и очень прост в эксплуатации. Нам уже удалось с помощью этого устройства вызволить из тайги 8 человек.

Большой поисковый маяк слышен в радиусе четырех километров. Но проблема в том, что он достаточно тяжелый и установить его в лесу — та еще задача. На руках его далеко не унесешь.

Но есть компактные маяки, которые можно закинуть на территорию поиска с помощью беспилотника (БПЛА). Они действуют в радиусе одного километра, но зато их легко доставить в труднодоступные места. Выйдя на маяк, человек нажимает кнопку, и сигнал передается в штаб. На помощь высылается либо поисковая группа, либо дрон, который установит визуальный контакт с потерявшимся. Такой поисковый комплекс, объединивший беспилотник и сеть спасательных радиомаяков, покрывающих территорию поиска, — идея московской команды «Стратонавты».

Последние испытания для команд проводились на участке 4 квадратных километра. На поиск потерявшихся людей, чью роль имитировали два статиста, отводилось менее двух часов. Статисты получили задание — изобразить различные модели поведения. Один «не мог» передвигаться и находился в одной точке, другой шел по лесу.

Испытания выявили, что сложнее всего найти человека, который лежит где-нибудь под деревом, он превращается в невидимку. Другая сложность связана с радиосигналом, который в лесу по-разному распространяется: где-то вовсе пропадает, где-то усиливается.

В идеале должна использоваться комплексная система, когда задействованы все средства поиска, в том числе и тепловизоры, реагирующие на температуру человеческого тела.

Инженеры команды «Вершина» (Санкт-Петербург) разработали специальное программное обеспечение для автономной работы двух беспилотников.

Это не НЛО, а гибридный дрон с фотокамерой высокого разрешения. Фото: Полина Егорова

— Первый прочесывает местность и с помощью тепловизора отмечает тепловые пятна, которые более-менее похожи на людей, — объясняет капитан команды Алексей Гришаев. — Один аппарат оснащен тепловизором, позволяющим автоматически выделять тепловые объекты. А второй БПЛА оборудован камерой высокого разрешения. Этот аппарат, оснащенный громкоговорителем, вручную направляется в точки, где были зафиксированы объекты, для более детальной фотосъемки. Он будет кружить над местом обнаружения. Человек получит сообщение, что его ищут.

Спрашиваю Алексея: как идентифицировать человека? Ведь тепловизор реагирует на тепло, то есть на живой объект. Оказывается, у человека в лесу четко выделяются лицо и ладони, поэтому его вполне можно отличить от животного.

— Мы нашли лошадь на испытаниях — было видно, что это крупный живой объект: либо медведь, либо лось, но не человек. Но ложные цели все равно есть. К примеру, в жару нагретое сухое дерево или корягу можно принять за человека, потому что все эти предметы излучают тепло. Только когда небо закрывается тучами и все остывает, не ошибешься. Ночью люди видны как яркие пятна. Но если потерявшийся сидит под деревом с густой кроной, шансов практически нет, ведь листва его полностью закрывает. Поэтому хочется дать важный совет: если вы потерялись, выходите на максимально открытое место, вместо того, чтобы метаться по лесу. Тогда даже в радиусе поиска 10 км вполне возможно будет найти заблудившегося за 4–5 часов.

Другая московская команда, «MMS Rescue», предложила сеть поисковых маяков без беспилотника. Эти маяки сбрасываются в зону поиска на расстоянии 1,5–2 километра друг от друга. Каждый из них снабжен радиосвязью, системой геопозиционирования, источником света, громкоговорителями, автономным питанием, а также средствами выживания для вышедшего на маяк человека.

На учениях перед каждой командой ставилась задача: на участке леса площадью не менее 4 квадратных километров с помощью разработанного устройства в течение двух часов точно определить координаты пропавшего человека. Финальные испытания пройдут осенью этого года. Они будут самыми сложными. Команды будут работать в реальных условиях. Предстоит за 10 часов в радиусе зоны поиска не менее 10 километров обнаружить потерявшихся людей. И уже через год лучшие технологии окажутся в арсенале поисково-спасательных отрядов.

Ягодно-грибной сезон наступает. Это значит, что спасателей ждет ежегодный аврал. Как обезопасить себя в лесу?

— Не надо идти в лес в камуфляже. Лучше надеть яркую одежду, не сливающуюся с красками живой природы. Зачем прятаться от грибов и ягод? А спасатели быстрей увидят яркое пятно, — советует руководитель «Лиза Алерт» Григорий Сергеев. — Одежда должна быть теплая. Если придется заночевать в лесу, она спасет от переохлаждения. Берите с собой спички, зажигалку, воду, заряженный мобильный телефон.

— Что надо делать, если не знаешь, куда идти?

— Нельзя сворачивать с тропинок и дорог. Еще до наступления темноты человек должен принять решение — перестать блуждать по лесу. Если в сумерках бесцельно метаться в панике, можно еще больше заблудиться и даже получить травму. Лучше присесть, попить воды и успокоиться. Примерно через час состояние паники пройдет. Тут самое время оглядеться, прислушаться. Вполне возможно, что донесется лай собак, значит, в полутора километрах может оказаться населенный пункт. Затем надо обеспечить сбор дров и желательно приготовить подстилку, чтобы не сидеть на земле.

Люди теряются везде, но Москва и Московская область — самый густонаселенный регион в нашей стране, поэтому они лидируют по количеству пропавших. Несмотря на большую плотность поселков, деревень, дачных товариществ, люди гибнут в природной среде десятками. Грибной лес становится для них смертельной ловушкой.

Вот только из последнего. Двадцатидевятилетний Константин Попов, который 21 мая пропал из поселка Винзили Тюменской области, найден мертвым. Три недели длился поиск, родственники рассылали ориентировки по соцсетям.

13 июня 81-летняя жительница поселка Подзь (Коми) пошла за грибами и заблудилась. Женщину нашли через сутки, но было уже поздно. По оставленным ею следам стало ясно, что она перед смертью долго кружила по лесу. Она скончалась от переохлаждения холодной ночью.

Самое страшное для спасателей — услышать в рации слова: «Найден. Погиб»…