Мать жестоко избитой ингушской девочки лишили ребенка силой

Женщины, у которых отобрали детей, в отчаянии обратились к новому главе Ингушетии

08.07.2019 в 20:15, просмотров: 47404

История семилетней ингушской девочки, которую насильно отобрали у матери и отдали в семью отца, где ее с невероятной жестокостью истязала родная тетя, - не средневековая дикость, а совершенно бытовая ситуация на современном Северном Кавказе.Мать не бросила малышку, как успели написать некоторые СМИ, ее согласно традициям отняли родственники бывшего мужа. (Достаточно вспомнить историю внука Аллы Пугачевой Дени Байсарова, который был передан на воспитание в семью отца).

В 21-м веке сотни кавказских женщин после развода или смерти супруга лишаются права даже видеть своих детей, не то что воспитывать их. Местные устои непоколебимы - дети должны расти в семье отца, независимо от того, вышла ли мать второй раз замуж или нет. Решения судов в пользу женщин не исполняются годами, Верховный суд РФ и даже ЕСПЧ ничего не могут поделать. Сразу несколько несчастных женщин, оказавшихся в таком положении, попытались сегодня пробиться к новому главе Ингушетии Махмуду-Али Калиматову, чтобы попросить его о помощи.

Мать жестоко избитой ингушской девочки лишили ребенка силой
Фото: facebook.com/ombudswoman.

"Что происходит с детьми, отобранными у матерей, любят ли их, бьют ли, воспитывают или калечат, этого мы не знаем, - комментирует ситуация Ольга Гнездилова, адвокат проекта "Правовая инициатива", в чьем ведении находятся десятки подобных дел, часть из которых уже дошли до Страсбурга. - К сожалению, это рядовая ситуация в Ингушетии и в Чечне. Пытаться отстаивать свои права матери начали совсем недавно. Еще несколько лет назад они не имели возможности бороться, были совершенно бессильны. Только недавно они перестали бояться идти в суды с этой проблемой.

- В чью пользу обычно выносятся судебные решения?

- Чаще всего матерей. К сожалению, это ничего не значит. Решения судов на местах не исполняются. То есть детей женщинам все равно не возвращают. Служба судебных приставов откровенно бездействует. Составляется акт, якобы ребенок сам не хочет идти к матери. У детей до десяти лет приставы спрашивают: "С кем ты хочешь жить? С папой или с мамой?" Понятно, как отвечают малыши под давлением взрослых.

- Сколько лет было самому маленькому, по которому вы работали?

- Полтора года. Он еще находился на грудном вскармливании. И все равно отняли у матери, увезли к дедушке, несмотря на то, что отец жил в другом городе и ему младенец был не нужен. Кстати, как нам объясняли, это прямое нарушение и религиозных норм, согласно Шариату, до семи лет отрывать от матери нельзя. В традиционном исламе нет такого.

- Вероятно, это отголоски тех времен, когда считалось, если женщина осталась одна и вышла замуж повторно, то ребенка от первого брака новый муж не примет. То есть речь шла не о разводе, а о смерти первого супруга. В принципе, далеко не все женщины и сейчас создают новую семью, даже если брак распался. Такое впечатление, что их наказывают за то, что расстались с мужьями, при этом инициатива разрыва может исходить и от мужчины.

- Дети заставляют жить даже не с отцом, а "в семье отца", то есть фактически воспитываться дальними родственниками. Так, например, произошло с Лейлой Муружевой из Ингушетии. Бывший муж отвез сына и дочку своим престарелым родителям, а сам вернулся работать в Москву. Он никак не занимался детьми. В итоге дочку Лейле вернули, сына оставили у родственников мужа. Чеченка Луиза Тапаева после гибели мужа потеряла сразу четырех дочерей - их тоже забрал дед. Чеченский суд поступил хитро, вынес решение оставить детей с матерью - иначе и быть не могло, так как она единственный родитель, но в качестве адреса, по которому должны находиться девочки, указал дом дедушки. Якобы, чтобы не наносить им психологическую травму, там они уже привыкли, а от мамы отвыкли. Луиза оспорила это решение, тогда суд постановил, что дети и вовсе должны жить только с дедом. К нашему удивлению это утвердил и Верховный Суд РФ. По данному делу ЕСПЧ задал Правительству России вопрос, не дискриминируются ли женщины в их праве воспитывать собственных детей.

- Как часто насильно отнятых детей обижают в новых семьях?

- По-разному. Конечно, ситуация с семилетней истерзанной Аишей за гранью добра и зла, как правило, детей все-таки кормят, одевают. Любят ли? В любом случае им запрещают открыто проявлять любовь к родной матери, чтобы заслужить похвалу от родственников, они обязаны прогонять матерей, если увидят на улице, те не имеют право интересоваться своими детьми и даже говорить с ними по телефону. У Зелихи Магомадовой пять дочерей и сын, которых отобрали после гибели мужа, мальчик был еще младенцем. Соседи рассказывали, что когда дети вспоминали про мать, их били. Хотя нигде, ни в одних правилах и адатах, не прописано, что ребенка нужно полностью изолировать от матери и заставить забыть ее.

- Были ли попытки женщин тайно увезти детей? В центральной России подобные родительские похищения, как мы знаем, нередки.

- На Северном Кавказе это чревато серьезным конфликтом между семьями, и вряд ли кто-то в здравом уме решится на такое. Все, что могут женщины, - годами ждать, пока судебные приставы исполнят решения судов в их пользу.

- Кадыров в Чечне разруливает в ручном режиме любую проблему. Он лишь щелкнул пальцем, и даже кровники, враждовавшие друг с другом десятки лет, в мгновение ока помирились. Сможет ли недавно назначенный глава Ингушетии решить проблему отобранных у матерей детей? Тем более, он только приступил к работе, и с его стороны это был бы хороший почин.

- Да, история с избитой Аишей подтолкнула нескольких женщин обратиться сегодня к новому руководителю республики. О нем отзываются как о добром и порядочным человеке, тем более, что он сам наставлял своих чиновников знать все о детях в Ингушетии, «как родная мать знает о своих». Для начала нужно хотя бы понять, сколько детей в республике находятся в таком же положении, как эта девочка, и как им можно помочь в соответствии с законодательством. Да, интересы детей прописаны в Семейном Кодексе РФ, но на деле зачастую оказывается так: кто забрал ребенка насильно, тот и прав.