Кого из «МК» не любили в ЦК

Во время работы в редакции столичной «молодежки» знаменитому сатирику было не до смеха

28.07.2019 в 18:36, просмотров: 4239

В первые послевоенные годы штатным сотрудником редакции только что возрожденного тогда «Московского комсомольца» работал человек, который впоследствии прославился благодаря кинематографу. Яков Костюковский по праву занял место среди признанных корифеев — создателей советских комедийных фильмов. Это и неудивительно: ведь Яков Аронович стал одним из авторов, написавших сценарии знаменитых комедий «Операция «Ы»...», «Кавказская пленница», «Бриллиантовая рука».

Кого из «МК» не любили в ЦК
Яков Костюковский .

Перечень творческих профессий Костюковского весьма обширен: писатель-сатирик, поэт, драматург, сценарист, журналист. Именно на журналистском поприще Яков Аронович и пересекся более 70 лет назад со столичной молодежной газетой.

Однако давайте по порядку.

Он родился 23 августа 1921 года на Украине, в городке Золотоноша (нынешняя Черкасская область) в семье бухгалтера. Позднее семья перебралась в Харьков. Еще учась в школе, Яков начал баловаться сочинением сатирических стихов и эпиграмм, вел уголок юмора в стенгазете. Почувствовав непреодолимую тягу к писательству, стал посещать литературную студию при харьковском Дворце пионеров. Окончив школу с медалью, молодой человек решил продолжить образование в этой области и в 1939 году поступил на литературный факультет Московского института философии, литературы и истории (ИФЛИ).

Однако проучиться там довелось недолго. Военнообязанного Я.А.Костюковского призвали в ряды Красной Армии… Однако, даже надев солдатскую гимнастерку, Костюковский не бросил любимого занятия. В часы досуга он писал заметки, фельетоны и отправлял их в дивизионную многотиражку. Кончилось тем, что его перевели служить в ее редакцию. В 1940-м Костюковский был демобилизован по состоянию здоровья. Он вернулся в институт и продолжил, одновременно с учебой, свои литературные опыты, отправляя написанные материалы в редакции различных печатных изданий.

Великую Отечественную Яков Костюковский прошел, как поется в известной песне, «с «лейкой и блокнотом». После нападения гитлеровских армий на СССР он сперва работал в военном отделе «Комсомольской правды», несколько раз выезжал по заданию редакции на фронт. Командировки не были простыми. Как вспоминал сам Костюковский, довелось попасть под бомбежку, а однажды рядом с их машиной взорвалась немецкая мина и он был контужен. Позднее, получив направление из военкомата, служил в армейских газетах.

По окончании войны, демобилизовавшись, Яков Костюковский обосновался в Москве и решил там продолжить свою журналистскую работу.

В популярной электронной энциклопедии написано, что он с 1945 по 1947 годы работал в редакции «Комсомольской правды», однако это не соответствует действительности.

Среди документов, относящихся к работе «Московского комсомольца», которые удалось отыскать в Центральном государственном архиве города Москвы, сохранился приказ №2 по редакции возрождаемой столичной «молодежки», датированный 20 сентября 1945 года:

«...зачислить с 24 сентября 1945 г. на должность заведующего отделом информации т. Костюковского Я.А.».

Так началась «эмковская» эпопея будущего знаменитого киносценариста, оказавшаяся весьма непростой.

Листая уцелевшие в архивных фондах подшивки редакционных приказов и протоколов партийных собраний за первые послевоенные годы, не раз встречаешь в них фамилию Костюковского. Якова Ароновича хвалили, ругали, давали ему различные поручения (в том числе как члену ВКП(б) — и по партийной, общественной линии)... А кроме того, этого незаурядного человека регулярно передвигали по служебной лестнице — с одной должности на другую.

Вот лишь некоторые выдержки из казенных документов.

Решение партсобрания от 17 января 1946 года:

«...поручить тт. Костюковскому, Саенко и Вартановой разработать меры по улучшению работы с письмами в редакции...»

Приказ №55 от 4 мая 1946 года:

«Зачислить и.о. зав. отделом культуры т. Костюковского Я.А. с 4 мая 1946 г., освободив его от обязанностей зав. отделом информации».

Впрочем, рулить культурными делами на полосах «Московского комсомольца» Якову Ароновичу довелось сравнительно недолго.

В октябре того же года бюро ЦК комсомола приняло постановление «О литературных и критико-библиографических материалах газеты «Московский комсомолец», где персонально был упомянут отбиравший для публикаций «не такие, как надо» литературные произведения заведующий отделом культуры.

Из протокола №458 заседания бюро ЦК ВЛКСМ от 8 октября 1946 года:

«...ЦК ВЛКСМ считает, что газета «Московский комсомолец» имеет серьезные недостатки в освещении вопросов литературы и искусства. Вместо того чтобы публиковать высокоидейные рассказы, очерки, стихи, фельетоны, написанные видными советскими литераторами, журналистами и наиболее талантливыми молодыми писателями, газета нередко предоставляет свои страницы авторам низкопробных «произведений», не отвечающих задачам коммунистического воспитания молодежи.

...ЦК ВЛКСМ постановляет: Обязать …редакцию «Московского комсомольца» устранить указанные серьезные недостатки в работе газеты, поднять идейный уровень публикуемых произведений. …И.о. зав. отделом культуры т. Костюковского освободить от занимаемой должности как не справившегося с работой... Секретарь ЦК ВЛКСМ Н.Михайлов».

С родителями и молодой женой.

Это был редчайший в редакционной практике случай, когда по провинившемуся завотделом персональное решение принималось аж на уровне ЦК комсомола!

«Криминальную» историю Костюковского обсуждали в редакции на общем партсобрании 18 октября 1946 года, из протокола которого можно узнать и другие подробности о работе Якова Ароновича в качестве руководителя «самого культурного отдела»:

«Слушали: О тов. Костюковском. Костюковский Яков Аронович, 1921 г.р., член ВКП(б) с 1944 г., служащий, работает зав. отделом культуры редакции газеты «Московский комсомолец». Тов. Костюковский в заметке, опубликованной 7 сентября под названием «Пропаганда творчества салонной поэтессы», допустил грубую политическую ошибку, выразившуюся в том, что, критикуя учебник Л.Тимофеева за восхваление несоветских и безыдейных писателей, он ограничился только упоминанием Ахматовой, не сказав ни слова о Зощенко. На одной из последних редакционных летучек Костюковскогоо критиковали за низкое качество и ошибки публикуемых по отделу культуры материалов... В ответ на это Костюковский, обращаясь к редактору, заявил: «Я приношу такие материалы отдела потому, что вы их печатаете!» Постановили: Утвердить решение партбюро от 27 сентября 1946 г. За допущенную политическую ошибку, непартийное поведение на совещании МГК ВЛКСМ и непартийное отношение к работе Костюковскому Я.А. объявить выговор с занесением в личное дело».

Впрочем, тогдашний редактор «Московского комсомольца» Минин своего сотрудника ценил и не хотел с ним расставаться. Формально выполнив решение комсомольских начальников, «главный» разжаловал Якова Ароновича в рядовые сотрудники.

Приказ по редакции «Московского комсомольца» №127а от 15 октября 1946 года:

«В связи с решением ЦК ВЛКСМ освободить т. Костюковского с 15 октября сего года от обязанностей и.о. зав. отделом культуры как не справившегося с работой. Назначить т. Костюковского очеркистом с окладом 880 рублей в месяц».

Однако по прошествии некоторого времени, когда страсти немного улеглись, Минин перевел Якова Ароновича на руководящую работу в секретариат.

Инцидент был исчерпан. Однако спокойной жизни для Якова Ароновича не наступило.

В марте того же 1947-го коммунисту Костюковскому дали общественное поручение: руководить редколлегией стенгазеты. Увы, новый назначенец (как, впрочем, и его предшественники) не оправдал доверия. В протоколе партсобрания от 24 мая по этому поводу появилось гневное замечание:

«...Стенгазеты по-прежнему нет, а т. Костюковский каждый день обещает выпустить ее в свет».

За последующие месяцы особых достижений на столь важном участке идеологического фронта также не наблюдалось. Из протокола закрытого партсобрания от 21 января 1948 года:

«Более года назад т. Костюковский утвержден редактором стенной газеты «Журналист». За это время выпущено только два номера...»

За столь низкий количественный показатель будущему автору популярных кинокомедий вкатили выговор по партийной линии.

Чтобы не дразнить гусей, Костюковский решил подстраховаться по общественной линии — он согласился на иное партийное поручение: вместе с еще тремя журналистами газеты написал заявление о поступлении на заочное отделение Высшей партшколы. А еще пришлось ему в то время, выполняя партийное задание, поработать в родной редакции «выбивалой денег»: коммуниста Костюковского прикрепили к нескольким отделам для проведения важной акции — «добровольной» подписки на приобретение облигаций очередного госзайма.

С Юрием Никулиным.

К ситуации с внутриредакционными проблемами добавилась еще и начавшаяся вскоре в СССР широкая кампания по борьбе с «безродными космополитами». Тут и попали под обстрел Яков Аронович и еще несколько его коллег по редакции. Всех подробностей того, как их гнобили, нет, однако из протокола общего редакционного партсобрания за 20 февраля 1949 года явствует, что тогда в повестке дня было и разбирательство персонального вопроса по т. Костюковскому.

Еще день спустя — новое партсобрание, на сей раз проведенное уже в закрытом режиме. Итогом стал выговор с занесением в личное дело. А причина очень серьезная: за Костюковским обнаружился вдруг страшный грех.

Из протокола закрытого партсобрания от 25 февраля 1949 года:

«Т. Костюковский, чл. ВКП(б) с 1944 г., и.о. ответственного секретаря… получил в 1948 г. дополнительный заработок из Комитета по делам искусств, …стадиона «Динамо», в издательстве «Московский рабочий», а всего 10 850 р., и с этой суммы не платил членские партийные взносы...»

Правда, на этом же партсобрании всплыли факты аналогичных нарушений финансовой дисциплины и со стороны некоторых других журналистов «МК» — они тоже не платили с побочных доходов партийные взносы. Однако этот «криминал» тогда постарались замять. Зато случаю с Костюковским дали ход.

Поэтому нет ничего удивительного, что совсем скоро Яков Аронович вынужден был расстаться с редакцией «Московского комсомольца». Повод для его увольнения придумали, конечно, внешне весьма уважительный.

Приказ №18 от 9 марта 1949 года:

«За последнее время работа секретариата редакции резко ухудшилась. Работники секретариата Костюковский и Шапиро перестали фактически выполнять свои прямые служебные обязанности. …Т.Костюковский, возглавлявший работу секретариата, не принимал активного участия в выпуске газеты… Им была одобрена хвалебная рецензия на сборник «Победители», который был подвергнут недавно в печати резкой критике. …В секретариате не создана деловая обстановка. …Т. Костюковский не следил за выполнением графика сдачи материалов, который за последнее время систематически нарушался. …На основании изложенного приказываю: за развал работы секретариата, за безответственное отношение к своим обязанностям Костюковского Я.А. освободить от работы в редакции с 10 марта сего года. Редактор Минин».

«Эмковский» этап в жизни замечательного юмориста закончился. Теперь, освободившись от хлопотной работы в секретариате газеты, Яков Аронович мог значительно больше времени уделять литературному творчеству.

Впрочем, поначалу «свободному художнику» приходилось элементарно заботиться о том, чтобы заработать на кусок хлеба. Получивший «волчий билет» «инвалид пятой группы» (так шутили тогда по поводу проблем с 5-й графой в анкете про национальность) вынужден был зарабатывать деньги, публикуя в различных изданиях, в том числе в популярном журнале «Крокодил», фельетоны, сатирические стихи, даже статьи на спортивные темы. Причем зачастую подписывал их, чтобы не возникло лишних проблем, фамилиями коллег-журналистов — своих хороших друзей, которые потом отдавали ему полученные гонорары. Позднее, когда накал затеянной Сталиным «космополитической» кампании пошел на спад, работать стало проще. Костюковский писал пьесы, репризы для артистов эстрады и цирка (к примеру, для популярнейших Тарапуньки и Штепселя), издал несколько книг. В декабре 1952-го он был принят в Союз писателей СССР.

Начиная с 1963 года образовался творческий тандем авторов — талантливых юмористов Якова Костюковского и Мориса Слободского. Вместе они написали, например, сценарий оперетты «Два дня весны» по произведениям замечательного композитора Исаака Дунаевского. Еще одним полем для творчества стали сценарии кинокомедий. Первый из них — «Штрафной удар». Картина вышла в 1962-м (к слову сказать, как вспоминал Яков Аронович, именно ему пришла в голову мысль пригласить на одну из ролей молодого, никому не известного еще артиста Владимира Высоцкого).

Но главным шедевром стали сценарии для кинокомедий, снятых Леонидом Гайдаем.

100 лет «МК». Хроника событий