Бортпроводник рассказал о взаимодействии с пассажирами во время ЧП

Кабинный экипаж могут не оповестить об аварии

23.08.2019 в 21:30, просмотров: 24392

В пятницу вечером сразу два российских самолета совершили экстренную посадку в связи с техническими неисправностями. Один борт приземлился в Сочи — у него отказала гидравлика шасси. По предварительным данным, произошло разрушение пневматика левого колеса. Оперативные службы аэропорта были приведены в полную готовность, лайнер приземлился успешно. Другое воздушное судно экстренно село в аэропорту Геленджика, у него выявили незначительные неисправности. В обоих случаях пострадавших среди пассажиров и экипажа нет.

«МК» спросил у эксперта, как по инструкции должны вести себя бортпроводники, если во время полёта в самолёте произошли неполадки. Оказалось, что стюарды и стюардессы могут быть и вовсе не в курсе, особенно если что-то пошло не так во время взлёта или посадки.

Бортпроводник рассказал о взаимодействии с пассажирами во время ЧП

От выражения лица и движений бортпроводников зависит очень многое — как показывают опросы, когда пассажиров во время полета тревожит «поведение» самолета, они первым делом ищут глазами стюарда или стюардессу. Если человек видит, что сотрудник авиакомпании сидит или ходит с безмятежным лицом, - это действует успокаивающе. Правда, в некоторых случаях, информацию, что с лайнером что-то не так, может не знать даже сам кабинный экипаж.

Если неисправность выявляется на критическом этапе полёта, таком, как взлёт или посадка, то у лётчиков просто нет времени доводить информацию до пассажиров, - рассказал нам на условиях анонимности действующий бортпроводник одной из российских авиакомпаний. - Они даже нам, бортпроводникам, ничего не успевают сказать. Потому что в этот момент у них задача — как можно быстрее выполнить аварийные процедуры.

К слову, именно к таким случаям причисляют отказ гидравлики. Лётчики делают все, что от них требуется, а бортпроводники заняты своими обязанностями, не подозревая о случившемся. Правда, если сесть аккуратно не получится, значит, будет неподготовленная аварийная посадка с последующей эвакуацией в случае угрозы жизни или здоровью пассажиров или экипажа.

В любом случае, пассажир всегда может доверять эмоциям на лице у бортпроводника. Если самолет «тряхнуло», а сотрудники остаются невозмутимы и спокойны, значит, причин для волнений действительно нет.

По словам стюарда, чаще всего пассажиры начинают нервничать, когда воздушное судно попадает в зону турбулентности. Больше всего в этот момент люди боятся, что самолет упадет и разобьется, — а такой вероятности практически нет.

Однако даже в турбулентность нам приходится напоминать, что самолет — транспорт повышенной опасности. И обычная «болтанка» может привести к малоприятным травмам у пассажиров. Нам нужно проследить, чтобы все пассажиры сели на места и пристегнулись, а затем мы сами должны сделать то же самое.

Бывает, что пассажиры начинают впадать в панику, даже когда объективных причин для этого нет. В этом случае кабинный экипаж по инструкции должен уделить внимание человеку, поговорить и успокоить его.

Если же неисправность серьезная и требует вовлеченности бортпроводников, летчики передают нам информацию по внутренней связи. Если повреждения сильные, такие, как были у самолета «Уральских авиалиний», то мы действуем слаженно, согласно инструкции. Вызывается старший бортпроводник и проводится инструктаж по проведению аварийного снижения. Если же ситуация под контролем, то пилоты сами справляются со своими задачами.

По словам специалиста, если неполадки оказываются совсем уж незначительные, то кабинный экипаж могут не оповестить об этом даже после их исправления.

Читайте также: «Познакомились, когда мне было 10»: рассказ жены бортпроводника спасенного А321