События Второй мировой войны оказались под угрозой фальсификации

Что такое компенсаторная реституция

12.09.2019 в 16:18, просмотров: 11289

В 2020 году будет отмечаться 75-я годовщина победы советского народа в Великой Отечественной войне. Хороший повод взглянуть на минувшие десятилетия через призму социально-политических реалий. После распада СССР в центральных хранилищах России было выявлено большое количество произведений искусства, редких книг и архивных документов, вывезенных с территории оккупированной Германии по окончании военных действий Второй мировой войны в Европе. Хранившиеся в режиме государственной тайны «трофейные ценности» вызывали немало толков о правомерности их нахождения в Российской Федерации.

В 1998 году был принят закон «О культурных ценностях, перемещенных в Союз ССР в результате Второй мировой войны и находящихся на территории Российской Федерации», в соответствии с которым к федеральной собственности России по правопреемству отнесены культурные ценности, вывезенные в СССР в качестве компенсаторной реституции. Но что означает эта «компенсаторная реституция»? Была ли она на самом деле? Попробуем разобраться в этих вопросах, оперируя документами, фактами и опытом правоприменительной практики.

События Второй мировой войны оказались под угрозой фальсификации

История вопроса и буква закона

На 1-й и 2-й мирных конференциях, созванных в Гааге по инициативе России в 1899 году и по инициативе США в 1907 году, была принята Конвенция о законах и обычаях сухопутной войны, в соответствии с которой запрещается отдавать на разграбление города или местность, взятые приступом: «государственное имущество и частная собственность не подлежат конфискации; захват, истребление или повреждение церковных, благотворительных и образовательных учреждений, исторических памятников, художественных и научных произведений подлежат преследованию».

Ответственность Германии за разрушения Первой мировой войны была определена Версальским мирным договором 1919 года в виде репараций и реституций. Однако изъятие культурных ценностей в качестве трофеев или репараций не допускалось. Правительство Советского Союза не признавало ратифицированную Российской империей Конвенцию о законах и обычаях сухопутной войны до 1954 года.

Репарации или трофеи?

Вопрос о материальной ответственности Германии за развязывание Второй мировой войны обсуждался на Крымской конференции в феврале 1945 года. Лидеры трех стран — СССР, США и Великобритании — признали справедливым обязать Германию возместить причиненный союзным странам ущерб «в натуре и в максимально возможной мере».

Одной из форм репараций стало изъятие конкретных видов имущества (оборудование, станки, суда, подвижной состав, германские вложения за границей и т.п.) с целью уничтожения военного потенциала Германии. Разработкой размеров и способов возмещения убытков занималась Межсоюзная репарационная комиссия, работавшая в Москве. В СССР подготовка предложений по этим вопросам была доверена Чрезвычайной госкомиссии по установлению ущерба, причиненного немецко-фашистскими захватчиками гражданам, колхозам, общественным организациям, государственным предприятиям и учреждениям (ЧГК), созданной в 1942 году.

По инициативе академика Грабаря при ЧГК было создано Бюро экспертизы, которому поручалось «составление списков уничтоженных, разрушенных и похищенных немецко-фашистскими захватчиками художественных, исторических и научных ценностей с указанием равноценных произведений, находящихся в государственных музеях и частных собраниях Германии, Италии, Венгрии, Румынии и Финляндии и могущих быть выдвинутыми в качестве возможных эквивалентов при натуральном возмещении убытков, причиненных СССР».

Выступая на заседании Бюро, Грабарь отмечал: «Мы никоим образом не должны покушаться на такие экспонаты германских музеев, которые являются национальными памятниками самой Германии. Нам не столько важно получить немецкие произведения искусства, сколько важно получить то, что они успели собрать со всего света».

«Не надо брать от жадности произведения второго сорта. Нам нужны произведения первоклассные, только в таких Советский Союз и нуждается. Надо как-то планировать, пополняя наши музеи тем, чего им не хватает, в чем они бедны».

Перечень уничтоженных и похищенных художественно-исторических ценностей так и не был составлен, но в списки эквивалентов, представленные в Комитет по делам искусств при СНК СССР, включили 1745 произведений живописи, графики, скульптуры, предметов Древнего Египта и Месопотамии, античного и византийского искусства с указанием их точного местонахождения и даже инвентарного номера. Приблизительная стоимость подлежащих изъятию культурных ценностей составляла 70 587 200 долларов США по ценам того времени. Нетрудно заметить — речь шла не о равноценной замене, а об изъятии первоклассных произведений искусства, которых в музеях СССР никогда не было.

Вместе с тем еще на стадии согласования способов возмещения ущерба в действующую армию были направлены трофейные бригады Комитета по делам искусств для поиска, отбора и вывоза в СССР произведений из музейных и частных собраний Германии.

Первые крупные коллекции были обнаружены в марте 1945 года. В целях защиты от военных действий они были спрятаны в заранее подготовленных хранилищах (подвалах, шахтах, рудниках) или просто оставлены в брошенных усадьбах. Выявленные предметы искусства, антиквариата и книги размещались на трофейных складах в советской зоне оккупации.

Известно лишь одно постановление Государственного комитета обороны СССР (№9256 от 26.06.1945), разрешающее Комитету по делам искусств вывоз с трофейных складов в г. Дрезден не более двух тысяч произведений живописи, скульптуры, прикладного искусства и антикварных ценностей «для пополнения государственных музеев». Вместе с тем в течение 1945–1949 годов культурные ценности вывозились из Берлина, Бреслау, Герлица, Готы, Данцига, Дессау, Кобурга, Лейпцига, Потсдама и Восточной Пруссии.

Однако на Потсдамской конференции, проходившей летом 1945-го и согласовавшей репарационные претензии к Германии, культурные ценности не были включены в состав имущества, изымаемого на основе прав и верховенства оккупационных властей. Материальный ущерб, нанесенный культурно-историческому достоянию СССР, был учтен в общей сумме репарационных выплат и озвучен на Нюрнбергском процессе.

Принципы и суммы выплаты репараций военными союзниками Германии — Болгарией, Венгрией, Италией, Румынией и Финляндией — были установлены в Мирных договорах 1947 года. Репарации с Австрии не взимались.

С июля 1945 года верховную власть в Германии осуществлял Союзный контрольный совет (СКС), издавший ряд законов, директив и распоряжений по ликвидации военных и нацистских памятников, музеев и архивов, а также конфискации движимого и недвижимого имущества нацистских организаций и лиц, осужденных военными трибуналами.

Порядок использования этого имущества устанавливался военной администрацией соответствующей зоны оккупации по согласованию с органами местного самоуправления. Насильственное изъятие личного имущества запрещалось.

После этих решений наиболее значимые художественные произведения, рукописные и печатные книги, ранее вывезенные в СССР, были помещены на хранение в «трофейные фонды» с установлением режима секретности. Предполагалось, что в дальнейшем они будут возвращены прежним владельцам или распределены между музеями, пострадавшими в годы войны.

Архивы также не рассматривались в качестве репараций, а вывозились по плану НКВД СССР. В первую очередь это были документы имперской канцелярии, министерств и ведомств, гестапо и нацистской партии. Они размещались в особых «трофейных фондах». Указом Президиума ВС СССР от 9 июля 1947 года сведения по учету и хранению особых фондов были причислены к государственной тайне.

фото: ru.wikipedia.org
Пергамский алтарь был возвращен в ГДР в 1958 году.

Реституция

В апреле 1946 года Директоратом репараций, поставок и реституций СКС была принята «Четырехсторонняя процедура реституций», определившая единый механизм реституционного процесса. Право на реституцию получили государства — члены ООН (в т.ч. СССР, УССР и БССР), территория которых была полностью или частично оккупирована. Параллельно был разработан проект инструкции о методике замены имущества уникального характера, реституция которого была невозможна, другим — находящимся под секвестром в зонах оккупации. Союзные державы должны были подготовить перечень такого имущества, а также списки предметов, вывезенных из зон оккупации после 9 мая 1945 года.

Советская военная администрация в Германии (СВАГ), имевшая только каталог академика Грабаря, и союзные администрации не сочли нужным предоставление таких списков. В результате инструкция не была принята. Таким образом, ни одна страна не получила право на вывоз культурных ценностей с территории Германии в качестве компенсации за утраченное в годы оккупации культурное достояние. Кроме того, установлено, что СВАГ и военное командование Красной Армии не наделялись полномочиями на проведение эквивалентной замены.

Выявление и реституция культурных ценностей, награбленных на оккупированных территориях СССР, проводились во всех зонах оккупации. В советской зоне было обнаружено и отправлено в СССР свыше 200 тысяч художественных произведений и книг, а также около 300 тысяч архивных документов советского происхождения.

Основной массив культурных ценностей был обнаружен в зоне оккупации США, где находилось свыше 1500 пунктов их сосредоточения (бункеры, шахты, рудники и т.п.). Из американской зоны получено более 540 тысяч художественных ценностей, икон, книг и архивов, которые были отправлены в Киев, Минск, Москву, Ленинград и Новгород.

Передача предметов оформлялась распиской на следующих условиях: 1) правительство-получатель подтверждает, что передаваемые ему предметы были вывезены из страны неприятелем; и 2) правительство-получатель обязуется вернуть любой из предметов, который был передан ему по ошибке, либо правительству союзнического государства, либо командованию той военной зоны, с территории которой он был вывезен.

Все ли проходило так гладко? Нет, не все. Грузы не сопровождались перечнем ценностей, и это затрудняло их дальнейшее распределение по месту их первоначального хранения. Не были возвращены культурные ценности балтийских государств, поскольку США не признавали аннексию этих стран. В составе возвращенного имущества оказались художественные ценности, не являющиеся достоянием СССР.

Реституцией культурных ценностей заинтересованных стран, оказавшихся в советской зоне оккупации, занималось Управление репараций и поставок СВАГ, а в 1950 году, после образования ФРГ и ГДР, эта процедура перешла в ведение немецких властей.

Порядок реституции собственности, насильственно вывезенной с оккупированных территорий, закреплен в Мирных договорах 1947 года с Болгарией, Венгрией, Италией, Румынией и Финляндией. В них установлено: «в отдельных случаях, когда невозможно произвести реституцию предметов, представляющих художественную, историческую или археологическую ценность как часть культурного достояния Объединенной Нации, с территории которой эти предметы были насильственно вывезены, страны-агрессоры обязуются передать предметы того же рода и приблизительно равноценные вывезенным предметам, поскольку такие предметы могут быть получены в этих странах».

В 1954 году на международной конференции, созванной в Гааге по инициативе ЮНЕСКО, была принята Конвенция о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта, развивающая принципы, установленные в Гаагских конвенциях 1899 и 1907 годов.

Специальным протоколом к этой Конвенции установлено:

— культурные ценности не могут удерживаться в качестве военных трофеев или репараций, а их вывоз с оккупированной территории запрещен;

— страна — участник Конвенции обязуется вернуть культурные ценности компетентным властям ранее оккупированной территории, если эти ценности были вывезены в нарушение установленного принципа;

— страна — участник Конвенции обязана выплатить вознаграждение добросовестным держателям культурных ценностей, которые должны быть возвращены властям ранее оккупированной территории.

Конвенцию и Протокол к ней подписали СССР, УССР и БССР. Признание ратифицированных царской Россией Гаагских конвенций и деклараций 1899 и 1907 годов было подтверждено нотой МИД СССР от 7 марта 1955 года.

При подготовке Конвенции к ратификации министр иностранных дел СССР В.Молотов отмечал: «Существующее положение с фондом картин Дрезденской галереи является ненормальным. Могут быть предложены два решения этого вопроса: либо объявить, что картины собрания Дрезденской картинной галереи — трофейное имущество, принадлежащее советскому народу, и открыть к ним широкий доступ зрителей, либо вернуть их немецкому народу как его национальное достояние».

Конвенция о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта и Протокол к ней были ратифицированы: СССР — 12.12.1956; УССР — 06.02.1957; БССР — 07.05.1957. Таким образом, побудительными мотивами возвращения культурных ценностей стали не жесты доброй воли, а невозможность признания их военными трофеями и стремление укрепить политические позиции ГДР.

Решение о возвращении культурных ценностей принималось ЦК КПСС и СМ СССР. В 1950–60-х годах только в ГДР возвращено более 1,5 млн музейных предметов и книг, около 3 млн архивных дел. Это материалы музеев, библиотек, архивов и общественных организаций, в отношении которых были предоставлены подробные сведения.

В рамках конвенционных обязательств были возвращены художественно-исторические ценности и архивы, относящиеся к культурному достоянию Болгарии, Великобритании, Венгрии, Норвегии, Польши, Чехословакии, Франции и ФРГ.

Возвращение спасенных от уничтожения культурных ценностей стало триумфом советской дипломатии, примером надлежащего исполнения международных обязательств и важным итогом Великой Отечественной войны 1941–1945 годов.

Однако часть художественных ценностей, редких книг и архивов была негласно оставлена в секретных фондах центральных учреждений культуры. Власть не решилась объявить их государственной собственностью. Трофейные ценности не только не восполнили потери, но и на долгие годы были скрыты от советского народа и международного сообщества.

В Договоре о добрососедстве, партнерстве и сотрудничестве между СССР и ФРГ, а затем в Соглашении между Правительством РФ и Правительством ФРГ, подписанными после объединения Германии, установлено: «пропавшие или незаконно вывезенные культурные ценности, находящиеся на их территории, должны возвращаться владельцам или их наследникам».

фото: ru.wikipedia.org
«Сикстинская мадонна» кисти Рафаэля вернулась в Дрезден из Пушкинского музея.

Компенсаторная реституция — это миф

Правовое понятие «компенсаторная реституция» дано в российском законе, принятом пятьдесят лет спустя. По сути, это современная трактовка принципа равнозначной замены, закрепленного в Мирных договорах 1947 года с Болгарией, Венгрией, Италией, Румынией и Финляндией.

Эта норма международного права действует только в том случае, когда «разграбленные и незаконно вывезенные» культурные ценности невозможно вернуть «в форме обычной реституции». Тогда они могут заменяться предметами того же рода и приблизительно равноценными, если такие предметы могут быть получены в этих странах. Однако такой эквивалентной замены (компенсаторной реституции) не было.

По итогам инвентаризации, проведенной в 2001 году в федеральных музеях, библиотеках и архивах России, выявлено свыше 247 тысяч предметов искусства, археологии, нумизматики и редких книг, а также 266 тысяч архивных дел с документами государственных органов власти и управления, общественных организаций и еврейских общин.

В основном это разрозненные музейные, архивные и частные собрания, относящиеся к культурному достоянию Австрии, Азербайджана, Армении, Бельгии, Венгрии, Германии, Греции, Грузии, Литвы, Нидерландов, Польши, Сербии, Франции и Хорватии. В соответствии с законодательством сведения о них должны быть опубликованы на сайте Министерства культуры РФ.

В настоящее время эта работа прекращена. Таким образом, нарушены права заинтересованных государств и иностранных граждан по выявлению своего имущества, незаконно изъятого на оккупированных территориях.

Трофейные ценности, хранившиеся в советских секретных фондах, не перешли в собственность России, признавшей Гаагские конвенции 1899, 1907 и 1954 годов как правопреемник СССР. Их нахождение в государственных хранилищах противоречит Конституции РФ, Гражданскому кодексу РФ, законодательству РФ о вывозе и ввозе культурных ценностей, а также международным обязательствам РФ.

Итак… Никакой компенсаторной реституции не было. Она не существует. Это миф, придуманный для оправдания неправомерных действий советского руководства, — рецидив авторитарной политики.

Двум богам служить нельзя! Невозможно в одно и то же время заявлять о приверженности международному праву и незаконно удерживать чужое культурное достояние! С таким багажом не построить открытые, доверительные и стратегически стабильные межгосударственные отношения.

Вопрос о праве собственности на перемещенные культурные ценности остается открытым, но его решение возможно в рамках конституционных полномочий Президента Российской Федерации.

Не в силе правда, а в правде сила.