Зарплата 666 тысяч рублей: кто наживается на радиоточках в квартирах

Проверка Счетной палаты показала масштабы истории с неработающими «розетками», за которые мы платим

17.09.2019 в 17:49, просмотров: 90645

Счетная палата опубликовала документ удивительной разоблачительной силы — отчет о результатах проверки организации, обеспечивающей проводное вещание и оповещение населения. Судя по выводам аудиторов, государственная структура, управляющая радиоточками в квартирах, дурит нас так, как не сумели бы самые прожженные мошенники.

Попробуйте объяснить молодому человеку, что такое радиоточка. Что это специальная такая розетка в каждой квартире, и через нее можно слушать радио, но не все каналы, а только три: «Маяк», «Радио России» и какой-то местный — в Москве, например, «Говорит Москва».

Молодой человек сразу вас спросит: а зачем их слушать?

Но вы не отвлекайтесь и продолжайте рассказывать, что для того, чтоб их слушать, в эту хитрую розетку надо втыкать репродуктор, антикварную такую штуку, которую можно увидеть в музее и в квартирах совсем стареньких бабушек. В магазинах они уже не продаются, увы. Но можно купить у компании, которая распоряжается радиоточками, примерно за 600 рублей. У нее стратегический запас репродукторов, она не знает куда девать.

Молодой человек, наверняка, опять скажет «а зачем его покупать?» и тут уже окончательно вас поставит в тупик. Вы не сможете ответить, потому что в нынешней жизни радиоточки и репродукторы не нужны.

Тем не менее они есть. И мы за них платим. Я тоже плачу — 112,23 руб. в месяц. За год набегает примерно 1350 руб. При том что я даже не знаю, где у меня эта радиоточка замурована, в какой стене и под какими обоями.

Давно надо от нее отказаться. Но это не так просто. Придется убить неделю, чтоб пройти бюрократический квест. Нет времени им заняться, поэтому я много лет отдаю свои кровные за то, что мне абсолютно не нужно.

Ладно бы только мне. Оно никому не нужно.

В новых зданиях радиоточек нет, я узнавала. Мои родственники живут в ближнем Подмосковье — в многоквартирных домах, построенных в последние пять лет. У них и в платежках нет такой строки.

Если бы радиоточки были действительно необходимы государству для решения каких-то государственных задач, дом без радиоточек не приняла бы приемная комиссия. Проживание в таком доме было бы запрещено. Однако там живут люди, они прописаны, квартиры оформлены в собственность. Проживание им не запрещено, из чего я делаю вывод: для государственных задач они не нужны, эти радиоточки.

Теоретически в них, может, и был бы какой-то смысл, если бы действительно в каждой квартире и каждом офисе висел на стене репродуктор, воткнутый в розетку, и круглосуточно вещал. И тогда все бы сразу услышали, что на нас летят вражеские ракеты. «Воздушная тревога, бегите прятаться в бомбоубежище», — говорил бы репродуктор.

В предвоенные и послевоенные годы так всё и было. Но сейчас-то уже совершенно другое время. Другая жизнь. Другие технологии.

Добровольно никто не станет платить за проводное вещание, когда из каждого утюга можно бесплатно слушать беспроводное. Как было раньше, так больше не будет. Все, конец.

Радиоточки безнадежно устарели физически и морально. Точно так же, как устарели гусиные перья, бухгалтерские счеты, видеомагнитофоны, дискеты для компьютеров, уличные телефоны-автоматы, ламповые телевизоры и много чего еще.

Когда что-то устаревает, оно становится бесполезным. С бесполезным надо расставаться.

Но государство с радиоточками не расстается, продолжая добровольно-принудительно доить через них граждан.

Куда надои идут, на что они тратятся и каким образом?

Благодаря Счетной палате стали известны достоверные данные на этот счет, свидетельствующие, мягко говоря, о непорядочности коммерсантов от государства и отсутствии контроля со стороны федеральных органов исполнительной власти.

Х Х Х

Радиоточки в наших квартирах принадлежат не нам, а государству.

Управляют ими коммерческие компании с государственным участием.

Радиоточки Москвы, Санкт-Петербурга и Севастополя переданы в оперативное управление ФГУП РСВО (Федеральное государственное унитарное предприятия «Российские сети вещания и оповещения») и выполняют двойное назначение: а) проводное радиовещание в этих трех городах; и б) оповещение населения о чрезвычайных ситуациях.

Учредители ФГУП РСВО — Россвязь и Росимущество. Они же осуществляют полномочия собственника, то есть государства.

Целью деятельности ФГУП РСВО является извлечение прибыли из госимущества.

В ходе аудиторской проверки Счетная палата выяснила, что почти 80% прибыли РСВО извлекают из абонентской платы за радиоточки, которая взимается с жителей Москвы, Санкт-Петербурга и Севастополя по ЕПД — единым платежным документам, куда радиоточки включаются отдельной строкой.

Подавляющее большинство тех, кто вносит абонентскую плату, как и я, не пользуются радиоточками. Фактически они платят за то, что у них нет сил и времени оформить отказ от пользования радиоточкой, бюрократически затрудненный, как я полагаю, специально, чтоб поменьше народу от них отказывались.

Однако некоторая часть абонентов радиоточки все же, наверно, эксплуатирует. Правда, я лично сейчас таких людей уже не знаю. Но лет десять назад у меня была соседка-бабуля, у которой радиоточка работала постоянно, и я просыпалась утром под звуки гимна за стеной. Та бабуля давно умерла, но, возможно, в Москве, Санкт-Петербурге и Севастополе еще живы подобные ей фанаты проводного радиовещания.

За что платят они?

В отчете Счетной палаты описывается несколько интересных особенностей бизнеса, которым занимается ФГУП РСВО.

Эпизод 1. Взимая абонентскую плату за пользование радиоточками, ФГУП РСВО извлекает прибыль из того, что по закону должно быть бесплатным для населения.

Есть Указ Президента Российской Федерации от 24 июня 2009 года №715, согласно которому радиопрограммы «Радио России», «Маяк» являются общероссийскими, обязательными, общедоступными. Брать абонентскую плату за прослушивание этих каналов — незаконно. Тем не менее, РСВО ее берут.

Эпизод 2. Вторая задача, которая должна решаться с помощью радиоточек, — оповещение населения в случае возникновение чрезвычайных ситуаций.

В соответствии с законом «О гражданской обороне» поддержание в состоянии готовности систем оповещения относится к полномочиям органов исполнительной власти и местного управления.

Абонентская плата за пользование радиоточкой, которую взимает ФГУП РСВО, противоречит закону «О гражданской обороне». Получается, что систему оповещения о ЧС оплачивают не власти из бюджетных денег, а сами люди — из своих личных. Причем в индивидуальном порядке.

Эпизод 3. По идее, оповещения тогда им тоже должны приходить индивидуальные. Кто заплатил — тому пришло. Не заплатил — не пришло.

В таком случае по домам должен был бы ходить монтер и отключать радиоточки за неуплату.

С позиций гражданской обороны, это, конечно, было бы странно и даже дико — оповещать об опасностях только тех граждан, кто платит за оповещения.

Но зато мне, например, было бы очень легко разделаться с радиоточкой. Я бы не платила полгода — и все, меня бы автоматически отключили.

Подавляющее большинство жильцов квартир с радиоточками поступили бы точно также, и РСВО тогда обанкротились бы в момент. Этого они как раз и не хотят. Поэтому и придуман хитрый ход — включить радиоточку в ЕПД, чтоб нельзя было не заплатить только за нее, а за все остальное (вода, газ, тепло) — заплатить.

В отчете Счетной палаты указывается, что за эту строку в ЕПД управляющие компании оставляют себе от 6% до 20% от суммы, которую мы платим за радиоточки. В год, соответственно, до 270 руб. с одной квартиры.

Банк, через который УК переводит оплату за радиоточки ФГПУ РСВО, берет не так много — всего 1%.

В общем, кто только с них не кормится.

Эпизод 4. Аудиторы обнаружили, что ФГУП РСВО не имеет полной информации об адресах, где установлены радиоточки. То есть деньги они собирают, а с каких адресов — сами не знают.

Помимо того, РСВО еще и не отслеживают информацию об управляющих компаниях (ТСЖ, ЖСК), которые не заключали с ними договоры насчет включения абонентской платы за радиоточку в ЕПД.

«Это создает условия незаконного взыскания управляющими компаниями с населения платы за услуги проводного вещания, а также недополучения ФГУП РСВО соответствующих доходов», — отмечают аудиторы.

По мнению аудиторов, управляющие компании могут собирать абонентскую плату и никуда ее не переводить, полностью оставлять себе, если у них нет договора с РСВО.

Этот вариант, однако, кажется маловероятным. Даже самая отвязная управляющая компания не станет так рисковать.

Собирать абонентскую плату за радиоточки, не заключив договор с ФГУП РСВО, она может, конечно. Но только по согласованию с высокими представителями самого ФГУПа. И обязательно будет с ними делиться.

Эпизод 5. По закону «О естественных монополиях» услуги общедоступной электросвязи отнесены к сферам естественных монополий.

Тарифы в этих сферах регулирует государство. Проводное радиовещание — исключение из общего правила. За ростом тарифов в этой сфере государство почему-то не следит, чем ФГУП РСВО с удовольствием пользуется.

«ФГУП РСВО самостоятельно и с произвольной периодичностью утверждает тарифы на услуги проводного радиовещания в целях возмещения затрат и получения прибыли, — отмечают аудиторы Счетной палаты. — При отсутствии государственного регулирования тариф за пользование радиоточкой для населения г. Москвы за последние 6 лет предприятием пересматривался 9 раз и вырос в два раза: с 56,05 руб. до 112,32 руб. (в месяц).

Данные Росстата свидетельствуют об опережающем росте тарифов на проводное вещание относительно тарифов на иные услуги связи в 2014–2017 годах по Российской Федерации: 87% против 13,2 %» (!!!).

фото: Кадр из видео
1941 год. Радиоточка была важным атрибутом в жизни советских людей. С ее помощью граждане узнали о начале Великой Отечественной войны.

Х Х Х

В дополнение к вышесказанному — несколько картинок из внутренней жизни ФГУП РСВО, характеризующих деловую атмосферу.

Картинка первая про шесть служебных автомобилей. В 2016–2017-м ФГУП РСВО их продало сотрудникам предприятия и близким родственникам без проведения торгов и по заниженным ценам как хлам, который не «на ходу». На самом деле автомобили были в рабочем состоянии.

«Установлено, что реализованные автомобили в период после проведения оценки стоимости и на дату их реализации были на ходу и использовались предприятием для поездок, что подтверждается путевыми листами», — отмечает Счетная палата.

Ущерб, нанесенный предприятию, оценивается в 2,26 млн руб.

Чтобы самим себе продать хорошие авто по цене утиля, хранители радиоточек пригласили оценочную фирму, которая на тот момент не имела права работать. У нее не было необходимых документов, она шла к ликвидации и могла оценивать что угодно и как угодно.

Ну а дефектные ведомости с несуществующими дефектами составила комиссия под председательством и.о. начальника автобазы РСВО. Утвердил их начальник административно-хозяйственного управления.

Картинка вторая про бывшего генерального директора ФГУП РСВО, который в отчете Счетной палаты называется первой буквой его фамилии З., но, воспользовавшись Интернетом, не сложно узнать, что имеется в виду Игорь Зорин.

В 2016-2017 годах, когда он занимал должность гендиректора, РСВО заключили три договора с компанией ООО «НОРД-М» на модернизацию и техобслуживание — в общей сложности где-то под 300 млн руб.

Конкурент на торгах у «НОРД-М» был всего один, причем «свой»: «Предложения были направлены на создание видимости конкуренции при ее фактическом отсутствии и обеспечивали победу заранее определенному участнику», — констатирует Счетная палата.

В мае 2017-го центр антикоррупционных исследований «Трансперенси Интернешнл» обнародовал информацию о том, что у Игоря Зорина, оказывается, на 9 млн долларов квартир в Майами. В декларации о доходах он их не указывал. Приобретены они через иностранные компании, которыми Зорин, как глава госпредприятия, управлять не имел права.

В ходе проверки Генпрокуратуры эти данные подтвердились, и 28 сентября 2017 г. Зорин был снят с должности «в связи с утратой доверия». Но это не конец истории.

Как выяснила Счетная палата, 23 ноября 2018 г. Игорь Зорин стал единственным учредителем ООО «НОРД-М» и по сей день им остается.

Картинка третья про зарплаты сотрудников ФГУП РСВО.

Их штатная численность — 2155 человек. Не знаю, что именно они делают. Ни один ко мне в квартиру ни разу не заходил, чтоб проверить или хотя бы найти свою кормилицу — радиоточку. Но получают они неплохо.

По данным Счетной палаты, среднемесячная заработная плата работников (без учета заработной платы руководства) в 2017 году составляла 66 125,6 руб., в 2018 г. — 74 180,7 руб.

Есть положение правительства: у руководящих сотрудников ФГУПов зарплаты не могут быть выше восьми среднемесячных зарплат работников. Однако РСВО положенную кратность не соблюдают.

В 2018-м и.о. гендиректора получал в 10,38 раза больше среднемесячной зарплаты сотрудника — 770 тыс. руб. в месяц, а главный бухгалтер — в 8,12 раза больше, 602 тыс. руб. в месяц.

И так там у всех руководителей.

Директор по экономике и финансам получал в 2018 г. 8,98 среднемесячных зарплат одного сотрудника — 666 тыс., директор по административно-правовым вопросам — 675 тыс., директор по организационным и имущественным вопросам — 613 тыс. руб.

Вот казалось бы, ну что можно поиметь с обрывков проводов под плинтусами и замурованных розеток советских времен? Мертвые, безмолвные пережитки прошлого. Грош им цена.

Ан нет. Эти пережитки прошлого, как видите, приносят правильным людям хорошие деньги, которых хватает на кусок хлеба не только с маслом, а даже с икрой.

фото: Кадр из видео
Наши дни. То же место. Но люди уже не слушают сообщения радио, они остановились совсем по другой причине.

Х Х Х

У ФГУП РСВО есть альтернатива — ПАО «Ростелеком». Тоже компания с госучастием (43% акций принадлежит государству), но не унитарное предприятие, а акционерное общество.

«Ростелеком» оказывает услуги проводного вещания в 61 регионе.

В отчете Счетной палаты приводятся данные по этим регионам, которые объективно показывают, как падает востребованность радиоточек.

«С 2016 по 2018 год абонентская база «Ростелеком» снизилась на 18,1%. Доля домохозяйств, обеспеченных проводным вещанием, в 61 субъекте Российской Федерации на 1 января 2019-го не превышала 5,8%. Максимальное количество абонентов проводного вещания находилось в Свердловской области: 32,5 тыс. абонентов, или 2,1% домохозяйств, обеспеченных проводным вещанием.

Рентабельность проводного вещания «Ростелеком» в 2018-м составила (-)30%.

ПАО «Ростелеком» не планирует развитие данной услуги в 2019 году».

А ФГУП РСВО планирует, почему нет.

Впрочем, хорошие новости тоже есть. ФГУП РСВО ждет реформа. Предприятие в ближайшие годы должно быть приватизировано. Оно превратится в акционерное общество с участием государства — такое же по организационной форме, как «Ростелеком».

Чтобы было что приватизировать помимо древних радиоточек, Россвязь в прошлом году передала ФГУП РСВО 85 объектов недвижимого имущества общей стоимостью 1,753 млрд руб. — в том числе гостинично-ресторанные активы, которые вообще-то не являются профильными для предприятия и приносят сплошные убытки. В минувшем году РСВО из-за них даже ушли в минус.

По закону все ФГУПы должны перечислять в федеральный бюджет 25% годовой прибыли. Раньше РСВО так и делали. Но поскольку в 2018-м у них прибыли не было, то и в 2019-м перечислять 25% не планируется.

В общем, статью надо заканчивать, но у меня нет приличных слов, чтобы подвести черту. Поэтому вот «политкорректная» цитата из отчета Счетной палаты, пусть она и завершит:

«Расходы по оповещению в случае возникновения чрезвычайной ситуации ФГУП РСВО перекладывает на население.

К приватизации ФГУП РСВО не готово, а закрепление за предприятием дополнительных активов сделало его убыточным.

Выявлены признаки картельного сговора и злоупотребления должностными лицами своими полномочиями».

Читайте также: Переход на электронные трудовые упростит госорганам процесс слежения за гражданами