Обитатели подмосковного заказника "Журавлиная родина" приковали внимание всего мира

Все надеются увидеть трогательный момент прощания величавых птиц с родиной

19.09.2019 в 18:00, просмотров: 5534

Со дня на день обитатели государственного заказника «Журавлиная родина» в Талдомском районе отправятся на зимовку в дальние страны. Но мы-то «остаемся с тобою, родная моя сторона!..» И нам хочется узнать, где и в каких условиях переживают трескучие морозы русские журавли, каково им там, на чужбине?

Накануне массового отлета птиц «МК» побывал в заповеднике. Сегодня туда тянутся не только журавли из других территорий, но и москвичи, гости из соседних регионов. Все надеются увидеть трогательный момент прощания этих величавых птиц с родиной.

«Не потому ль так часто и печально мы замолкаем, глядя в небеса?»

Обитатели подмосковного заказника
Фото: И.Барташов

— Перед тем как улететь, журавли долго кружат над нашими деревнями, будто прощаются с людьми, — рассказывают местные жители. — Громко курлыкают, прямо комок к горлу подступает. Даже у мужчин на глазах слезы...

— Все так и есть, — комментирует директор заповедника Ольга Гринченко. — В старину им кричали: «Прощайте, матушки, свидимся!», «Колесом дорога!». Но это стратегия полета. Для отлета в дальние края журавли обычно выбирают погожий день, когда с полей поднимаются потоки теплого воздуха. На них они парят, поднимаясь по спирали вверх. Там вытягиваются в несколько клиньев и летят параллельно друг другу. Если по ветру, то скорость может достигать 40–60 км в час.

По поводу жарких дней. Погода, как мы видим, в столичном регионе резко испортилась, уже переживают и сотрудники заказника. Одна надежда, что журавли о погоде знают лучше, чем наш Гидромет, и если еще сидят на болотах, значит, есть у них время.

Все хотят знать точную дату отлета, звонят из газет, телевидения...

Вы не поверите: в заказнике знают точный день! Но уже в самый последний момент.

— Если вечером журавли, как обычно, с полей не потянутся на болота и останутся на ночевку в поле, будут всю ночь гомонить, значит, завтра утром полетят...

Сейчас в урочище 708 журавлей, ближе к концу месяца (к самому отлету) их будет гораздо больше, начнут прибывать птицы из северных регионов страны — Вологды, Заполярья. Соберется тысячи 1,5–2. Подмосковье — последний рубеж перед дальними странствиями, где есть привычные болота, места гнездования, традиционный корм. Дальше — рывок через Дмитровскую гряду, потом Москва и далее почти без остановок...

Но откуда такая точность у сотрудников заповедника — 708? Не считают же журавлей по головам!

Но именно по головам раз в неделю и считают! В момент перелета птиц с мест кормежки на гнездовья журавли хорошо видны. С полей они поднимаются в определенное время, летят небольшими стаями по 30–50 «человек». Таких точек, где караулят наблюдатели-волонтеры, в округе несколько. Такой простенький мониторинг не дает сбоя больше 40 лет. Отработана система, чтобы два раза не посчитать одну стаю.

В заказнике рассказывают, что журавли очень хорошо видят и слышат. Подойти к ним незамеченным, а уж тем более схватить, чтобы окольцевать и следить за перелетами, невозможно. Но в Талдоме удалось это сделать! На грант Евросоюза на лапку маленького журавленка Рыжика прикрепили радиопередатчик, теперь фиксируют его перемещения по всему белому свету.

фото: Владимир Чуприн
Директор заповедника Ольга Гринченко.

■ ■ ■

Рыжик — первый и пока единственный окольцованный журавль в Московской области. Здесь им очень гордятся, он в базе данных всех орнитологических служб мира. Передатчик посылает координаты нахождения на спутник, эсэмэски поступают на сотовые вышки, и на специальном сайте высвечивается точка, где в данный момент находится птица. Сейчас — в Смоленской области, скорее всего, оттуда и полетит.

Да, что касается Рыжика, то можно с уверенностью сказать, что старость его дома (в Талдомском районе) не застанет. В свои неполные два года он уже побывал на Украине, в Турции, Израиле. Оттуда отправился тусоваться в Эфиопию, вернулся снова в Израиль и уже весной со своей стаей помчался к родным пенатам...

Теперь о передатчике. Их, 10 штук, заповедник «Журавлиная родина» выиграл по гранту Евросоюза. Можно сказать, за выдающиеся заслуги в международном журавлином движении. Поскольку Россия не член ЕС и к тому же со всех сторон обложена санкциями, то такие награды перепадают нечасто.

Рыжик еще молодой. Взрослым он будет считаться аж... после 5 лет. Что, казалось бы, странно. Ведь грозные тигры становятся взрослыми в 3 года. А здесь журавль, птица!

Но это так. Во-первых, журавли долго живут — примерно столько же, сколько человек, а то и больше. Есть прецедент в Японии: 92 года! Во-вторых, они набирают вес и становятся на крыло хоть и быстро (через полгода в составе стаи уже отправляются на зимовку), но до 5 лет остаются еще несмышленышами. За ними глаз да глаз.

По части журавлиного интеллекта у науки точных сведений нет. Самыми умными считаются попугаи, потом идет отряд врановых (вороны, галки, сороки), за ними совы.

Предполагается, что журавли в «табели о рангах» где-то на 4–5-м месте.

Но все это, конечно, относительно. «Люди проводят тестирование исходя из своей человеческой логики. А что на душе у птицы — кто знает? Насколько она умна своим птичьим умом, говорить трудно», — считает Ольга Сергеевна.

Ну так вот, о маршрутах перелета Рыжика. На прошлую зимовку вместе со своими собратьями (ими могут быть и 100, и 300, и даже 1000 журавлей в стае!) из талдомских болот он прилетел сначала на Украину, в заповедник «Аскания Нова». Там птицы отдыхали и отъедались неделю. Затем сделали две «остановки» на территории Турции в районе озер. А уже зиму провели в Израиле.

Подмосковный серый журавль традиционно зимует на Святой земле.

— Но ведь там сплошные пустыни и голые камни! Откуда кормовая база? — удивляюсь я.

— Какие камни, пустыни? — возражает директриса заказника. — Там высокоразвитое сельское хозяйство, как-никак — истоки Нила. Национальный парк «Хула» — болота и торфяники. История с ними, как у нас в Шатуре. Сначала осушали и добывали торф, потом обводняли. Там всегда много перелетных птиц, единовременно может находиться до 60 тысяч журавлей.

Ориентируются журавли по ландшафту и магнитным полям. В последние годы магнитные полюса Земли смещаются, и иногда это служит недобрую службу журавлям. А вот глобальное потепление на планете — скорее во благо для таких птиц. Если раньше журавли возвращались в Талдомский район 7–10 апреля, то сейчас в 20-х числах марта. Они раньше гнездятся, раньше выводят потомство, и у малышей больше времени окрепнуть перед дальними странствованиями.

К тому же, считают ученые, из-за изменения климата на планете приблизились места зимовки. Раньше журавли из Западной Европы улетали в Западную Африку. А теперь «бросают якорь» в Испании, значительно сократив перелет. По этой причине популяция серых журавлей в мире заметно увеличилась.

— В Европе очень любят журавлей, — продолжает Ольга Сергеевна. — Например, венгры выстраиваются в цепочку по всей стране, провожая журавлиные стаи. У нас такой традиции пока нет...

фото: Владимир Чуприн
Профессор Андрей Щербаков.

■ ■ ■

Государственный природный заказник «Журавлиная родина» в Талдомском районе был организован в 1979 г. Хотя сама охрана журавлей здесь началась еще в 60-е годы прошлого столетия, когда сюда впервые приехала Дружина по охране природы студентов биофака МГУ.

Заказник состоит из двух участков: Апсаревского урочища и Дубненского болотного массива. Здесь на общественных началах собрана целая команда ученых: ботаники, зоологи, охотоведы, почвоведы, болотоведы, студенты-орнитологи.

На территории заповедника запрещена не только охота, но даже сбор грибов и ягод. Вездесущие птицы об этом как-то узнают по своим каналам. И после того как журавли покидают этот край, на их место тут же прилетают дикие гуси из тундровой зоны России. Они знают, что здесь им не грозит никакая опасность, несколько дней отдыхают и тоже отправляются на юг — но зимуют не в дальних странах, а в Ростовской области.

И вообще, свято место пусто не бывает. Поскольку Московская область — не самый холодный регион на земле, то вслед за улетевшими гусями прилетают другие птицы из северных широт России. Скоро появится мохноногий канюк, из тундры и лесотундры. Для него в Талдомском районе как бы настоящее лето. Иногда в наших краях коротают зиму полярная сова, северные снегири, чечетки.

Своеобразный круговорот птиц в природе.

■ ■ ■

Понятно, что места эти дивные и экологически чистые. Неужто в наш век наживы и чистогана не находятся дельцы, которые бы не пытались сделать этот край еще более «дивным»?

Мне отвечают, что такие попытки, разумеется, были, приезжали разные люди и даже комиссии. Но сейчас их нет, как рукой сняло.

Магическое действие на таких визитеров оказывает фотография, которая для «Журавлиной родины» крепче любой брони. Двоих узнаю сразу: Владимир Путин и министр по природе Дмитрий Кобылкин.

— А кто третий? — интересуюсь я.

— Александр Сорокин, он москвич, но занимается стерхами на Дальнем Востоке. И еще — большой друг нашего заказника.

В общем, история с вымирающими стерхами известна. Поскольку в ней участвовал Президент РФ, то о ней несколько лет назад сообщали все СМИ. Сорокин активно просвещал ВВП по теме стерхов перед его историческим «Полетом надежды» на дельтаплане на Ямале. И просил его взять под контроль восстановление популяции вымирающего вида.

Все состоялось как нельзя лучше. Фотографию исследователь стерхов подарил своим единомышленникам в Талдоме. И теперь, когда возникают «терки», чиновникам невзначай показывают это самое фото. И интерес к «освоению» края резко пропадает.

Наоборот: проблемами «Журавлиной родины» интересуется губернатор Московской области Андрей Воробьев, который здесь бывал и подарил заказнику автомобиль «Нива».

— Для нас это имеет огромное значение, — говорит Гринченко. — Как президент привлек внимание к стерхам, так губернатор привлек внимание к серым журавлям в Подмосковье.

Почему, собственно, стерхи (большие белые журавли) оказались на грани исчезновения?

Как и у серых журавлей, у них рождается по два птенца. По закону природы один сильнее, а другой слабее. Вот тот, кто сильнее, в борьбе за место под солнцем убивает того, кто слабее, — закон джунглей, хотя обитают стерхи в Якутии, на Дальнем Востоке и в Западной Сибири.

Кстати, иногда такое случается и с серыми журавлями — если не хватает кормовой базы, то тогда выживает сильнейший.

У стерхов сегодня популяция вроде бы налаживается. Одно яйцо орнитологи сразу забирают в питомник, там «цыпленка» обучают специалисты и выпускают в живую природу.

Что касается серых журавлей, то в семейных отношениях они верны друг другу, пара создается на всю жизнь. Но если кто-то погибает, вторая «половинка» может найти себе вдовца или вдову — никто из соплеменников за это не осудит. Детишек воспитывают вместе, в семье традиционно двое птенцов: одним занимается папа, другим мама.

Возникает вопрос: почему бы перелетным птицам навсегда не осесть в той же Африке, где тепло, где яблоки? Лететь тысячи километров, да еще и при смещении магнитных полюсов...Дело в том, что наши журавли там находятся, когда в Африке зима, когда там есть вода и кормовая база. Летом все эти прелести становятся страшным дефицитом.

Уж лучше вернуться на родные болота и спать, как говорится, спокойно.

■ ■ ■

С профессором биофака МГУ Андреем Щербаковым отправляемся на верховые болота, где «богатый растительный мир и где вьют гнезда журавли». С тем расчетом, чтобы к ним никто не подступился — ни человек, ни зверь. На болотах я никогда не бывал, после «Собаки Баскервилей», где подробно описаны и богатый растительный мир, и топи, в такие места меня никогда не тянуло.

Мне говорят, что верховые болота в отличие от низинных не опасные. К тому же на пожертвования частных лиц они оснащены деревянными настилами для передвижения.

Сказать по правде, «не опасное верховое болото» мало чем отличалось от тех, что мы видели в фильме «А зори здесь тихие». Хотя и шли строго по настилу из досок.  К тому же где-то рядом зловеще ухала выпь...

Я специально поставил ногу в сторону от досок — проверить надежность почвы. И сапог тут же провалился в густой зеленый мох, над которым тут же появилась водяная кашица.

Андрей Викторович сделал замечание: с доски не сходить, болотный покров нужно беречь! Оказывается, кислород на планете создают не леса (они его сколько вырабатывают, столько же сами и потребляют!), а Мировой океан и… болота!

В общем, после экскурсии на болота на низинные черноольховые топи я уже не поехал. Понял, что лучшего места для гнездования и защиты от хищных зверей и не найдешь.

Другое непонятно: откуда у нас такая грусть, когда в высоком небе замечаем журавлиный клин?

В заповеднике предполагают, что нахлынувшие чувства идут от народов Азии, где считается, что журавли сопровождают души умерших на небо. «Кроме того, в эти минуты мы не только провожаем птиц, но и встречаем осень, наша природа засыпает...»