Психолог оценил суд над воспитательницей детсада за трактовку "Конька-Горбунка": нелепость

Судья же счел ее объяснение детям слов «посадил на кол» «психическим насилием»

10.10.2019 в 21:32, просмотров: 13405

Увольнением для воспитательницы таганрогского детсада обернулась попытка разъяснить малышам непонятные слова в сказке Ершова «Конёк-Горбунок». Она как раз читала детям вслух, когда один из воспитанников спросил, что значит «сажать на кол» (этим выражением в сказке грозит царь). Экскурс в историю стоил специалисту по дошкольному воспитанию рабочего места.

Психолог оценил суд над воспитательницей детсада за трактовку

Речь идет вот об этих строчках:

«Ну, так царь меня отправил,

Чтобы я ее доставил

В три недели во дворец;

А не то меня, отец,

Посадить грозился на кол».

На вопрос мальчика педагог пояснила (ее дословный ответ фигурирует в материалах суда): «Человека посадили на кол, кол проходил через его тело, и потом человек умирал».

А уже на следующий день родители любознательного малыша написали руководству детского сада жалобу с требованием наказать воспитателя за слишком подробное описание казни. Мол, именно из-за этого рассказа их сын не хочет больше идти в садик, у него «истерика и навязчивый страх смерти». Руководство сада от греха подальше, не откладывая, уволило «неблагонадежную» воспитательницу. Оскорбленная педагог пыталась восстановиться на работе через суд, однако Таганрогский городской суд ей отказал, признав, что ее объяснения ребенку являются «психическим насилием» над ним. Основанием послужило психологическое заключение, предоставленное родителями пытливого мальчика. Оно утверждало, что «нежелание идти в сад, резкие перепады настроения, истерики, навязчивый страх смерти и тревожность» появились у воспитанника именно после прочтения злосчастного «Конька-Горбунка» и разъяснения воспитательницы, что значит «посадить грозился на кол».

- Во все времена в детских сказках присутствовал элемент насилия, как олицетворение зла, - уточняет семейный психолог Денис Токарь. - Трудно даже припомнить народный фольклор, где бы не фигурировали угрозы злых героев «отрубить голову», «бросить в кипящий котел» или «в пасть к чудищу, питающемуся добрыми молодцами и девицами». Сказки знакомят ребенка не только с понятиями любви, дружбы, взаимовыручки, доброты, но и с тем, что такое смерть, горе, болезнь и как вести себя в экстремальных ситуациях. Маша оказалась наедине с медведями, Мальчика-с-пальчик задумали убить его собственные родители, бабушку Красной Шапочки съел волк и т.д.

Отдельно и тоже во все времена существовал особенный детский фольклор — так называемые «страшилки». Их вспомнит любой взрослый: каждый в детстве увлеченно слушал и пересказывал про «черную-пречерную комнату», «красное пятно», «кровавую руку» и т.д. Неужели это все относится к «психическому насилию» над неокрепшей психикой ребенка?! Конечно, нет! Ребенок не обучится безопасному поведению, если его искусственно ограждать от любой негативной информации. Это все равно что держать его в абсолютно стерильной лаборатории, где его организм не встретит ни единого микроба, вируса или бактерии и, соответственно, за ненадобностью не будет формировать иммунитет. А когда он, наконец, вырвется из стерильных условий, его свалит с ног первый же малейший микробчик, естественной-то защиты нет! Также и с нашим сознанием: не зная зла, невозможно определить, где добро. А что до поползновений убрать из детской литературы все пугающее и «демотивирующее», то по западным странам они прокатились еще в прошлом веке и постепенно заглохли, как нелепые. Теперь смешно слышать, но «Карлсона, который живет на крыше» пытались запретить на его собственной родине как слишком хулиганистый образец для подражания шведским малышам.

Читайте также: «Психолог объяснила ошибку воспитательницы, уволенной за фразу из «Конька-Горбунка»