Валерия Касамара высказалась о российских студентах: "Отторгают страх"

Непоротые и добрые

Как гласит народная мудрость, малые детки — малые бедки, большие детки — большие бедки. Вот педагоги и родители зачастую и жалуются на отсутствие взаимопонимания с современными детьми, причем особенно достается относительно взрослым детям — возрастной группе, куда можно отнести старшеклассников и студентов. Как только не называют эту группу: и «поколение Y», и «поколение Z», и «миллениалы». Но если говорить не о названии, а о сути, то большинство экспертов и родителей сходятся в одном: эти дети иные, чем были их сверстники, скажем, 20 лет назад. В чем состоит эта разница, насколько она велика и откуда взялась, а главное, что делать родителям, чтобы найти общий язык с такими непохожими на них самих в их детские годы дочками и сыновьями, попытался разобраться «МК».

Непоротые и добрые

Здравствуй, племя младое, незнакомое!

По оценке руководителя Всероссийской олимпиады студентов «Я — профессионал» Валерии Касамары, типичный портрет современного предвыпускника школы или студента вуза таков:

— Во-первых, это молодые люди, которые привыкли выбирать, и само наличие выбора для них принципиально важно. Во-вторых, это люди с обостренным чувством справедливости и в большинстве своем очень добрые. В-третьих, они отторгают страх как эмоцию, причем как внутри себя — т.е. страх личный, — так и снаружи — т.е. страх как социальное проявление. Так что нам, взрослым, надо иметь в виду: запугивать чем-либо таких детей — совершенно контрпродуктивно! Самый действенный механизм взаимодействия с ними — диалог! Родители должны не навязывать свое «единственно верное мнение и решение», а проявлять готовность слушать и слышать детей в ходе беседы и принимать решения после совместного обсуждения. Самое мудрое — сделать так, чтобы молодой человек потом сказал: «Я сам так и хотел!». И ни в коем случае не говорите ему: «Молодец, сделал все как мама сказала!» Напротив, надо подвести его к тому, чтобы он сказал: «Вот видишь, какое мудрое решение я принял!». Тогда все будет хорошо.

Повышенное свободолюбие — не единственное, что отличает современных подростков. В прежние времена — я хорошо помню это по себе! — дети хотели как можно быстрее подрасти, чтобы стать взрослыми. У нынешних этого нет и в помине, и, должно быть, поэтому, как подмечает Касамара, им больше нравится не работать, а учиться. Причем не просто учиться, а учиться, учиться и учиться, как в свое время призывал вождь мирового пролетариата.

— Мы видим очень много молодых людей, которые готовы учиться чем дольше, тем лучше, если, конечно, их жизнь не припирает и не выталкивает на работу, — говорит эксперт. — Правда, среди ребят четко просматриваются две группы. Первая будет учиться до упора, потому что это позволяет финансовое положение их семей. Вторая — где ребята вынуждены работать или подрабатывать чуть ли не с 1–2-го курса, поскольку у их родителей нет финансовых возможностей их поддержать. Первые имеют бóльший шанс оставаться инфантильными очень долго. Особенно когда родители провозглашают «до 30 лет пускай учится!», ведь на все это время «вечный студент» остается для них большим ребенком. Кстати, здесь они в чем-то догоняют европейских студентов, и мы, поколение родителей нынешнего студенчества, над такими прежде подсмеивались: вот, дескать, у меня в 30 лет уже двое детей было, а этот все еще студент! Зато вторая группа ребят активно идет во взрослую жизнь. Они воспринимают ее как данность и раньше встают на ноги, становясь полноценными взрослыми людьми.

Выходит, инфантильность, в которой зачастую так любят упрекать нынешнюю молодежь, — не врожденное, а благоприобретенное качество, уровень которого зависит от материального положения семьи? Нет! Важна не столько степень достатка родителей, сколько их позиция, заверяют специалисты.

Новорожденный — тот же, что и прежде; все меняется потом!

— Сейчас принято говорить, что современные молодые люди стали более инфантильными, что они не готовы брать на себя ответственность, не чувствуют потребности в зарабатывании денег и строительстве карьеры, а в основном ищут развлечений и ни за какие деньги не будут делать то, что им неинтересно. Но наши исследования подтверждают: эти ребята отличаются от представителей более зрелого поколения лишь психологически, — констатирует руководитель проекта тестирования претендентов на участие в волонтерской программе чемпионата мира по футболу (2018) и сочинской Олимпиады (2014) Светлана Симоненко. — Да, у людей более молодых хуже сформирована так называемая эмоционально-волевая сфера, — признает она. — Но происходит это потому, что организм в этом возрасте еще только развивается, идет гормональная перестройка, которая заканчивается, по разным данным, лишь к 22, а то и к 25 годам. Лишь по этой причине молодые люди более эмоциональны, более резки, что мы и видим по их поведению. Но все это определяют чисто физиологические особенности, ничуть не отличающиеся от тех, что давали аналогичные исследования 15 или 20 лет назад. Наши данные подтверждают: современная молодежь точно такая же, как десятилетия назад! Ничего в воздухе не изменилось — люди рождаются такими же, как раньше, и по своей природе молодежь тоже точно такая же, как раньше!

Впрочем, не все так просто, признает она:

— Физиология-то, конечно, осталась прежней. Но есть социальные изменения, которые нельзя игнорировать. Именно они формируют определенные установки и предпочитаемые типы поведения, причем формируют очень активно: человеку, особенно молодому, свойственно воспроизводить именно то поведение, которое является желательным. Это поведение мы и наблюдаем.

Итак, модель поведения современным детям диктует общество. Но ведь общество — это прежде всего семья, а по большому счету — все мы. Что же нужно скорректировать в наших действиях, чтобы привить детям правильные установки?

Чему мы учим своих детей

Как известно, основную информацию об окружающем мире современные молодые люди в первую очередь черпают из Интернета. Но какой тип социальной рекламы подает им Интернет, задается вопросом Светлана Симоненко:

— «Трудись, и будет тебе счастье»? «Терпение и труд все перетрут»? Ни в коем случае! «Живи легко!» — вот главный нынешний слоган и посыл. Причем заметьте — этот информационный фон, не думая о том, какое влияние он оказывает на наших детей, создают не молодые люди, а взрослые, представители предшествующих поколений. Чего же мы хотим от детей, растущих и формирующихся как личности на этом фоне?

Или взять отношение подростков к учебе, продолжает эксперт:

— Вот все кругом говорят, что наша система образования якобы устарела, что учителя некомпетентны. Грешат этим зачастую и сами родители. И какого поведения после этого они ждут от своих детей?! Дети все впитывают как губки и, как мы уже говорили, действуют так, как считают желательным.

Свою, причем немалую, лепту в формирование установок современного молодого человека вносят и работодатели: «Приходи, у нас весело» — так заманивают сегодняшние компании молодых сотрудников. А в итоге возникает взаимное непонимание, ведь вместо сплошного фана на рабочем месте на молодого человека обрушивается рутина и ответственность — все то, к чему он совершенно не готов.

Взаимоотношения нашего юношества с работодателями, конечно, отдельная тема. Однако современный мир таков, что о ряде их особенностей родителям обязательно надо знать. Многие наши подростки начинают работать на каникулах еще со школьной скамьи. Группа работающих студентов еще больше. Таким образом, многие мамы и папы если и не являются работодателями сами, то работают в связке с представителями молодого поколения, в то время как чьи-то другие родители точно так же связаны по работе с их собственными детьми. Лучшее понимание особенностей современной молодежи позволит обеим сторонам избежать многих проблем и недоразумений в производственном процессе, а родителям — заранее подготовить своих детей к работе, если те решили попробовать себя в деле. Итак…

Каков наш ребенок на работе?

— За два года, что я веду студенческую олимпиаду «Я — профессионал», мне стало очевидно: отношение молодежи к работе изменилось радикально, — отмечает Касамара. — Как относилось к работе поколение родителей нынешних миллениалов и их бабушек и дедушек? Ключевым для них было слово «ответственность». Но это с одной стороны. А с другой — тогдашняя жизнь не предполагала особого выбора: детский сад — школа — институт — рабочее место, на котором многие затем проработали всю жизнь. Был и страх увольнения, являвшегося тогда клеймом на всю жизнь. А сейчас все по-другому. Появились профессии, о которых прежде и слыхом не слыхивали. Ну что у нас было: учитель, врач, инженер. Ну еще подводные лодки. Сегодняшний же выбор очень широк. Миллениал вообще живет в парадигме «я выбираю», начиная с товаров, услуг и информации и заканчивая отношением к работе. Причем если еще недавно кого-то одного из десятка кандидатов выбирал работодатель, то сейчас ситуация обратная: из позиций с десятка сайтов компаний выбирает молодой человек. И непременно находит то, что хочет!

Новые тренды радикально поменяли отношение молодых людей к работе, отмечает эксперт:

— При такой вариативности сфер деятельности и при том, что выбор делает не столько работодатель, сколько молодой человек, миллениал не знает страха потерять работу. А потому, если ему что-то не нравится, увольняется с работы, даже не найдя другую: вначале уходит, а лишь потом думает, чем бы ему заняться. В отличие от «предков» современные ребята совершенно лишены страха не найти ничего другого или получить клеймо «прокаженного». С одной стороны, это даже хорошо, потому что не травмируется психика. Но с другой — работодателю хочется большей ответственности, лояльности сотрудников. А миллениалы приходят на работу неготовыми к этому.

Четко прослеживаются, по словам эксперта, и другие отличия молодых сотрудников:

— Чем у молодого человека лучше образование, чем он себя комфортнее чувствует и чем он конкурентнее, тем меньше он нацелен на работу в команде. Главным образом они зациклены на себе, и потому для них принципиально важен свободный график работы, чтобы «в конторе» было комфортно, красиво. Вообще, они большие визуалы, а отсюда повышенный запрос на среду обитания и желание, чтобы та соответствовала их представлениям, особенно в крупных городах, где уже есть такие офисы. Этот тренд так силен, что работодателям, думается, уже вскоре придется предлагать более гибкие графики работы, дабы поколение с новым чувством свободы не воспринимало компанию, где работают строго с 9.00 до 18.00, как «тюрьму народов». Для них это страшный сон!

Другой важный момент, отмечаемый работодателями и исследователями, — проблема у молодого поколения с работой «вдолгую». Как тут не вспомнить жалобы учителей на «клиповое мышление», не дающее ребенку возможности прочитать (уж не говорю — прочитать с удовольствием) крупное литературное произведение. Или мучения с задачками по физике с математикой, для облегчения решения которых родители сплошь и рядом предпочитают нанимать репетиторов! Все это, как выясняется, впоследствии сказывается на работе подросшего ребенка. И сказывается не лучшим образом. Работать над залогом будущей успешности сына или дочки надо, пока они еще учатся в школе. Иначе, по словам Касамары, получается так: «Миллениалы часто настроены на быстрый успех. Им гораздо проще решать короткие задачи, пусть непростые и креативные, но короткие! Если они быстро получают результат и, соответственно, поощрение, это их мотивирует к дальнейшим действиям. Но если сразу не получается, они бросают начатое. Как свидетельствуют наши исследования, они многое успели попробовать и бросить, ибо в какой-то момент столкнулись с трудностью, которую не стали преодолевать, а предпочли поменять сферу деятельности».

Вот такой неожиданный урок для мам и пап. Что еще могут посоветовать родителям специалисты?

Как растить современных детей?

— Роль родителей в воспитании детей ключевая! — не сомневается Светлана Симоненко. — Конечно, участвуют в этом процессе также школы и вузы, но скорее лишь как источник информации, на который ориентируется ребенок. Родители же — безусловный авторитет! В основе их отношений с ребенком всегда лежит любовь.

И вот тут, по словам эксперта, важно не совершить очень серьезную ошибку.

— В советский период, когда учились мы, все сдавали выпускные экзамены в школе, а потом шли в институт, где сдавали экзамены вступительные. При таком раскладе (хотя, конечно, существовали и подготовительные курсы, готовящие в определенный вуз) ребенок имел возможность в последний момент передумать и сдать документы, скажем, не на мехмат, куда собирался изначально, а на юрфак: поговорил с приятелем и перерешил — пошел подавать документы вместе с ним. Хорошо это или плохо — другой вопрос. Но фактически прежняя система провоцировала ребенка к принятию самостоятельных решений при выходе во взрослую жизнь. А что происходит сейчас?

Изменить в последний момент первоначальное решение о том, в какой вуз пойти, в наше время очень трудно, ведь на ЕГЭ надо записываться еще в феврале. А это значит, что родители должны помнить: если они не «сагитировали» свое чадо сдать несколько «запасных» ЕГЭ и тем самым создать своеобразную «подушку безопасности» на случай внезапно возникшего желания поменять свою постшкольную судьбу, эта дорога в текущем году для него будет закрыта!

Есть тут и другой подводный камень, предупреждает эксперт:

— Профильные классы сейчас начинаются уже с 8‑го класса, а где-то экспериментируют и с 5‑го. Это значит, что уже с этого возраста дети должны определиться, будут они юристами или физиками! И есть риск, что этот выбор возьмут на себя родители, что ребенку не на пользу. Другой риск — стремление родителей пристроить свое чадо хоть в какой-то профильный класс. Дескать, и учителя там посильнее, и учиться престижнее, да и вообще: сдал вступительный экзамен, стало быть, подтвердил свои способности, а остался в общем классе — вроде как никаких способностей и нет.

Такой подход — страшная ловушка, предупреждает эксперт:

— Фактически родители делают выбор за ребенка, а затем нанимают ему репетиторов и готовят непосредственно к какому-то ЕГЭ. И кому из них понравится, если в конце этого пути сын или дочка вдруг скажет: «Не хочу на экономфак, хочу быть дизайнером!»? Родитель, скорее всего, завопит: «Ты что, с ума сошел? Каким дизайнером? Мы же с тобой математику учим, и в это вложено столько времени, усилий и денег!» И будет настаивать на этом. А через какое-то время вдруг скажет: «Тебе теперь 17 лет, ты взрослый, тебе скоро поступать, готовься к взрослой жизни!» А какие взрослые решения он может принимать, о какой ответственности можно говорить, если родители сами отобрали у него все права, включая право на ошибку?! Он морально не подготовлен к ответственности: идет по указанной родителями дорожке в вуз, томится там несколько лет, а потом вдруг берет академический отпуск. В наши времена — а это было самое страшное время начала 1990‑х годов — «академок» практически не было. А сейчас это распространеннейшее явление. И берут их дети с хорошей успеваемостью, когда начинают понимать: им не нравится вуз, выбранный родителями!

Итак, родительское давление, оказанное пусть и из самых лучших побуждений, наносит ребенку существенный вред, последствия которого сказываются на его взрослой жизни. Помнить об этом необходимо. Но вот что любопытно: «силовой» способ воспитания все чаще дает осечку с современными детьми, предупреждает Касамара:

— Во времена моего школьного детства родители одноклассников буквально «задавливали» их, заставляя закончить, к примеру, музыкальную школу. Была установка на то, что если уж ты что-то начал, то, пожалуйста, закончи! А нынешних детей — я вижу это и по старшей дочке, и по средней — «задавить» не получается: это вызывает лишь еще большее отторжение. С современными детьми скорее надо быть друзьями-партнерами, пытаться понять их и ни в коем случае не переносить на них опыт своего детства, отношения своих родителей. Так получается только хуже, причем особенно я это замечаю по своей средней дочке. Сейчас ей девять с половиной лет, и это в чистом виде «поколение Z», для которого самое главное — мотивация. Родителям обязательно надо придумывать эту мотивацию, чтобы заинтересовать своего ребенка: иначе ему никогда не объяснить, почему это надо сделать! И это принципиальный момент.

Поколение «надо» и поколение «хочу»

Примечательно, что разницу между нынешним и предыдущими поколениями очень молодых людей Касамара определяет так: поколение «хочу» и поколение «надо». Причем эта разница в подходах к ощущениям себя как части огромного внешнего мира, по ее словам, — готовая почва для столкновений и взаимного непонимания как дома, так и в школе или на работе:

— Для людей, принадлежащих к поколению «надо», существует железная мотивация — преодолевая себя, делать то, что надо, и не зависеть от «хочу, не хочу» или «могу, не могу». А вот для современных ребят, в том числе только-только выходящих на рынок труда, это «надо» — абсолютно не довлеющее: они попросту не понимают, почему это вдруг что-то «надо». Кстати, в этом и миллениалы (ребята студенческого возраста), и «поколение Z» (школьники) очень схожи между собой: для них это самое «надо» не срабатывает, а только приводит к конфликту со взрослыми, ведь тех с этим самым их «надо» ребята попросту не слышат.

Впрочем, установить контакт с детьми и при таком раскладе несложно, не сомневается она: «Для того чтобы дети тебя услышали, надо переходить на совершенно иную систему мотивации: надо заинтересовывать их, возможно, надо вводить какие-то игровые моменты».

Правда, все это не должно заменять для родителей главного — постепенной подготовки детей к взрослой жизни со всеми ее тяготами, ответственностью, а подчас и рутиной. А вот с этим, по оценке Касамары, у многих мам и пап сегодня большая проблема. И ее причины кроются не в сегодняшнем дне:

— Нынешнее поколение родителей российских старшеклассников и студентов успело хлебнуть в своей жизни всего! Это поколение пережило распад Советского Союза. Оно помнит перестройку и необходимость принимать тогда тяжелейшие решения: то ли идти торговать на рынок, то ли продолжать учиться, то ли, окончив вуз в развалившейся стране, судорожно искать работу, которой нет, ибо предприятия встали. По большому счету это было поколение, у которого была очень непростая социализация. Но, возможно, как раз в силу этого в большинстве своем это люди состоявшиеся, эдакие тертые калачи с очень высокой социальной адаптивностью. Они смогли развить в себе все эти навыки, выжили, состоялись и вообще много чего умеют. Им ничего не страшно, у них на подкорке записано, как сажать картошку, солить огурцы, сшить, связать или реанимировать пришедшую в негодность обувь! Плюс к тому они еще научились и на рынке как-то себя находить. Так что они не сомневаются: наступи вновь тяжелые времена, они все это сделают снова и выживут при любых условиях.

Однако тут-то, как оказалось, и кроется подвох.

— Пройдя тяжелую школу жизни, многие из этих родителей твердо для себя решили: их дети ни в коем случае не должны вкусить всех этих «прелестей» и тягот! А решив это, со всем пылом души принялись выстраивать для своих отпрысков большую буферную зону, приговаривая как заклинание: «Ты еще успеешь наработаться в жизни, поэтому сейчас, главное, учись!» И это, как мне кажется, очень большая ошибка, ведь в итоге, вместо того чтобы предлагать своим детям плавное вхождение во взрослую жизнь и плавное приобретение своего собственного социального опыта, такие родители превращают этот процесс в одномоментный, лавинообразный. И, как следствие, возможно, серьезно травмирующий молодого человека, — предупреждает Касамара.

Отпустить ребенка в большую жизнь

Действительно, рано или поздно, но каждому ребенку придется выйти из тепличных домашних условий в большой окружающий мир с его скоростями, нагрузками, вызовами и правилами игры. А к этому надо готовиться заранее, готовиться с детства, подчеркивает эксперт:

— Мы же понимаем, что учимся все равно только на своих ошибках! Так что, сколько бы родители ни рассказывали своим чадам: мол, не делай того-то и сего-то, потому что будет плохо, — все равно, пока те сами не хлебнут жизни и не узнают, почем фунт лиха, на собственном опыте, они этого не поймут! Однако родители, вместо того чтобы устраивать плавное вхождение детей в жизнь, активно притормаживают этот процесс. И я, например, сплошь и рядом вижу, что у того или иного молодого человека механизмы социальной адаптации попросту не выработаны, а сам он постоянно находится в каком-то искусственном, парниковом состоянии, не попадая в такт жизни. Я убеждена, что это очень плохо в первую очередь для него самого!

Выход, по словам эксперта, только один: родители должны признать тот очевидный факт, что их ребенок вырос, и отпустить его во взрослую жизнь. Бояться этого шага не надо! Ведь именно он впоследствии убережет повзрослевшего сына или дочку от многих жизненных драм и трагедий, грозящих их сверстникам, лишенным слишком заботливыми родителями возможности получить собственный опыт и навыки разруливания сложных жизненных ситуаций, с которыми рано или поздно сталкиваются все:

— Родителям надо постоянно наблюдать за своим ребенком и по мере его психологической зрелости и готовности потихоньку начинать от себя отпускать. Но что мы видим на практике? Во многих семьях постоянно звучит эта фраза: «Мы боимся его от себя отпустить!» В ее подтверждение родители придумывают для себя многочисленные оправдания, вроде того что сейчас, дескать, не та ситуация, чтобы так рано отпускать ребенка, что кругом небезопасно и т.д. и т.п. А мне кажется, что это губительная позиция! Все это надуманные предлоги, за которыми кроется одно — желание, чтобы ребенок был рядом. Кстати, я думаю, что в значительной мере это происходит потому, что у нынешнего поколения родителей, как правило, всего один ребенок в семье. В те времена, когда он появился, рожали немного, моды на многодетность еще не было. Вот и получается, что еще сравнительно молодые родители, у которых всего один взрослый ребенок, продолжают считать его маленьким, хотя ему уже стукнуло 20 лет. И этот клубок тянется и тянется из нашего прошлого в сегодняшний день.

Счастливы вместе

Впрочем, будем справедливы и подчеркнем со всей ответственностью: любовь в семье в основном является залогом взаимных радостей ее членов, а не обрушившихся на них проблем. И наши дети, включая повзрослевших, как правило, отвечают на родительскую любовь взаимностью. А это ли не лучшая основа для урегулирования «конфликта родителей и детей» — вечно повторяющегося, но всегда при этом окрашенного новыми красками?

Так, при всей своей независимости — и это подтверждают результаты самых разных исследований — нынешние молодые люди, по словам Касамары, «сами говорят, что основную роль в принятии жизненно важных решений для них играют родители. Мнение родителей для них оказывается самым значимым — не друзей, не социальных сетей, не кого бы то ни было еще, а именно родителей. Просто для того чтобы сформировалась у ребят самостоятельность, чтобы они научились брать на себя ответственность, родителям надо подводить их к тому, что они сами принимают решения, что сами определяют свою жизнь, и с детства учить их брать на себя ответственность за выбранный путь».

К слову сказать, последние социологические опросы юношей и девушек моложе 21 года из всех округов нашей страны подтверждают: многие ответственные шаги в своей жизни молодые люди делают сейчас самостоятельно. Так, по подсчетам исследователей SuperJob, лишь каждому девятому представителю цифрового поколения в трудоустройстве помогают родители. Большинство же россиян 14–21 года от роду ищут работу или подработку самостоятельно (76%). И если 42% представителей «поколения Z» считают, что родители не должны помогать детям в трудоустройстве, то надеются на их помощь в поиске вакансий только 24% представителей этого поколения. При этом среди прочих вариантов участия родителей в трудоустройстве 4% молодых людей отмечали помощь советом, поддержкой и мотивацией. Правда, еще столько же респондентов считают, что родителям необходимо ходить вместе с ребенком на собеседования.

Вместо послесловия

Тенденции, о которых рассказывалось в этом материале, касаются главным образом юношей и девушек не старше 20 лет. Однако «все те же характеристики представлены и у следующего поколения, начиная с младших школьников. Причем представлены даже более ярко», предупреждает Касамара. Будем иметь это в виду, ведь дети вырастают так быстро!

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28114 от 30 октября 2019

Заголовок в газете: Непоротые, бесстрашные, добрые