Сломалась соломинка Ольги Богуславской

Вспоминая коллегу и друга

27.11.2019 в 19:39, просмотров: 13280

Ольга Богуславская... Наша Олечка... Она проработала в «МК» почти 40 лет. Несгибаемый журналист, любимая коллега... Ее больше нет. Ольга Богуславская умерла в ночь на 27 ноября после долгой, мужественной борьбы со страшной болезнью.

Она неистово боролась за жизнь, никого не делая заложником своих страданий. Со всей силой и мощью своего железного характера. Продолжая при этом работать — без журналистики она не жила.

Мы все поддерживали ее.

Верили и надеялись.

Но...

Все мы ходим под Богом...

Сломалась соломинка Ольги Богуславской

Печальная новость о смерти Ольги Богуславской стала огромным горем для всех, кто работает или когда-либо работал в «МК», потому что Ольгу любили буквально все. За ее честность. За справедливость. За несгибаемость. За то, что не отказывала никогда и никому. Ольга могла пробить любую стену, ей удавалось помогать людям даже тогда, когда разводили руками власти предержащие. Она вела потрясающие по силе и смелости журналистские расследования. Она была газетным корреспондентом в самом высоком смысле этого слова — человеком, который зачастую является последней надеждой для униженных, оскорбленных, обреченных. Она очень высоко несла знамя нашей профессии. Для всех в «МК» Богуславская была примером, как надо работать! Не уступая ни пяди, не выгорая ни на минуту, часто забывая о себе самой, ориентируясь только на справедливость, честность и доброту.

Информационное пространство сегодня наполнено горестным сочувствием и в то же время самыми нежными воспоминаниями об Ольге ее коллег.

— Оля ушла. Одна из самых любимых в газете. На ее пятидесятилетие ей предложили: «Оль, справляй у нас, в редакционной столовой, что ты какие-то кабаки будешь искать по городу. Мы мешать не будем, зови героев своих репортажей».

И зачарованно смотрели через дверь в зал, наполненный людьми, которых она вытащила из-под следствия, из тюрьмы, из зоны, из каких-то афер.

После каждой картинки к ее тексту она мне звонила и говорила, мол, какая блестящая иллюстрация, саму статью можно и не читать...

— Оль, да ладно тебе, бывали и лучше.

— Ты ничего не понимаешь!

…Пишу и не могу до конца понять, что именно о ней. Об Ольге Богуславской, которую знаю вечность.

Прощай, Олечка.

 

 

— Когда я больше четверти века назад наивной провинциальной девочкой пришла работать в «МК», больше всего хотела увидеть Ольгу Богуславскую. Я ею безмерно восхищалась, помнила ее публикации буквально наизусть. Она писала, как пишут поэты, — хотя это были судебные, очень смелые даже по тем временам расследования... А она все не приходила, потому что работала «в полях».

— Подожди! Вот будет летучка, и ты сразу узнаешь Богуславскую...

И вот она, летучка. Встает женщина и начинает рубить сплеча: критикует работу коллег, невзирая на имена, говорит, что у нас из рук вон, и как это надо исправить. Жестко так говорит... А Павел Николаевич Гусев ее внимательно слушает... Я спрашиваю шепотом: «Кто это?» А мне в ответ: «Да это же Богуславская!» — «А что, так можно? Вот так говорить, как она?» А мне парируют: «Если ты — Богуславская, то можно!». 

С этого самого момента Ольга стала для меня символом духа, царящего в «МК»: говори все, что думаешь, пиши все, что считаешь необходимым.

Конечно, если ты — настоящий журналист. Такой, как Ольга Богуславская.

 

 

— Как-то за обедом мы с Ольгой Богуславской оказались за одним столом, и Ольга Олеговна вдруг заговорщически мне шепчет: «Ты представляешь, моя мечта детства сбудется. Я проеду по Южной Америке маршрутом детей капитана Гранта — пересеку материк по 37-й параллели!» И вид у нее был такой, что я понимал: именно так выглядит простое человеческое счастье.

Это ее маленькое хобби — увидеть мир, самые его потаенные и фантастические уголки — оказалось длиною в целую жизнь. Уверен, это была та отдушина, которая помогала ей держать душевное равновесие в работе журналиста, занимавшегося судебными расследованиями.

 

 

— Говорят, врачи-профессионалы, спасающие десятки жизней, умеют «выключать душу», чтобы от переживаний не сгореть самому. А вот Оля Богуславская, своими первоклассными выступлениями спасшая не одну человеческую жизнь, все пропускала через себя. Ни разу не утратила способности чувствовать и переживать чужую боль как свою.

Наверное, именно поэтому долгие годы она работала настоящим... Волшебником. Это Ольга придумала рубрику «Соломинка», когда газетное слово становится последней капелькой Надежды, которая не умирает.

Оля моталась по приютам, квартирам, детским домам, где в нищете, одиночестве или болезни в данный момент находились взрослые или дети, узнавала их самые необычные сокровенные мечты и... исполняла их! Особенно под Новый год. Привлекая огромную читательскую аудиторию «МК».

Бросала клич — от детской инвалидной коляски-самоходки, пианино, чудо-протеза, куклы Барби до «постоять рядом и подержать за руку Дмитрия Нагиева»! Редакция была завалена читательскими подарками, которые четко направлялись адресатам, люди слали деньги, велосипеды, дорогие игрушки, деликатесы («попробовать хоть раз в жизни!»), устраивали встречу со звездой или выход на сцену — делали Чудо, в которое уже никто не верил! Кроме Ольги, которая верила в человеческое Добро. Ведь это так просто — сделать Чудо своими руками и стать самому от этого лучше, счастливее, мудрее...

Волшебник ушел, но его Душа осталась с нами.

 

 

■ ■ ■

— Ольга Богуславская была непростым человеком, но эта сложность оправдывалась делом. Ведь удобный человек не может быть беспощадным борцом за правду. А она боролась за правду до самого конца.

 

 

— Не раз задавала себе вопрос — разве может одна газетная статья переломить чудовищную ситуацию с прогнившей властью, коррупцией, мафией черных риелторов, наконец? В 2011 году Ольга ответила на мои вопросы небольшой заметкой «Маленькие рыбки» под рубрикой «Злоба дня». Прочитайте ее! Это нас всех касается... 

 

Не люблю фразу «уходят лучшие» — потому что уходят любые. Но вот Оля была действительно лучшей.

 

 

— У Ольги Богуславской можно было учиться не только писать, но и учиться быть человеком.

Ольга Демидова.

— Ангел завершил круг дел на земле и вернулся домой...

Ирина Красникова.

— Огромного тебе неба, наша Олечка Богуславская! Вечная память.

Коллектив «МК».

фото: Архив МК

И ЭТО ВСЕ О НЕЙ...

Армен ПОПОВ, генеральный директор Центра развития социальных проектов:

«ОНА ВЕРИЛА В СИЛУ НОВОГОДНЕГО ЧУДА»

Много лет мы делаем программу «Подаркотерапия». Детям, которые в Новый год остаются в больнице, особенно хочется праздника. Для некоторых этот Новый год может оказаться последним. Поэтому надо выполнить любое желание таких пациентов. Лет 20 выполняем.

Когда мы только начинали, так получилось, что помещения, куда можно собрать и разложить все подарки перед выездом в больницы, не оказалось. Это было 31 декабря, к тому же воскресенье. Ольгу это не смутило. Она предложила все свезти прямо в редакцию «МК». Свезли. Подарки на 200 детей — целая «Газель». Оказалось, что в это время все помещения уже закрыты, кроме приемной и кабинета главного редактора. Надо было видеть, как проникновенно Оля убеждала охранников выгрузить весь наш кукольный обоз именно там. «Понимаете, — говорила она, со значением произнося каждое слово. — Это же самый! Настоящий! Дед Мороз! С подарками! Больным детям!». И нас пропустили. Когда в пустынной редакции появился главный редактор, войдя в свой кабинет, он только развел руками. Там орудовала банда новогодних оленей, сортирующих подарки, под Ольгиным руководством.

Она абсолютно верила в силу новогоднего чуда. Верила, что, получив подарок, ребенок быстрее выздоравливает. И верила не зря! Она шла по больничным палатам вместе с Дедом Морозом в смешном костюме волшебницы со старомодным фотоаппаратом, смеялась и шутила. Раздавала подарки, о которых дети просили в письмах. Раздавала счастье.

Потом были другие Новые года, другие дети и другие подарки. В конце декабря я опять надену костюм Деда Мороза, мы пойдем по больничным коридорам и будем продолжать делать то, что так любила делать Оля. В ее память.

■ ■ ■

Татьяна СТАРИКОВА, адвокат:

«ХРАБРЫЙ ЗАЩИТНИК»

Блестящий судебный журналист, она не была адвокатом, она была храбрым защитником и настоящим воином. Сколько людей, прошедших круги ада в попытке доказать свои права и отчаявшихся найти защиту, обращались к ней за помощью и эту помощь обретали.

Ольга сама признавалась, что иногда тратила на подготовку материала для публикации по два месяца. Она изучала материалы судебного дела порой лучше адвокатов, находя в них такие «изюмины», которые впоследствии облекались в ключевые аргументы судебной защиты. В случае сомнений проводились самостоятельные расследования, которые провоцировали и угрозы в ее адрес и реально опасные ситуации.

Как она писала! Для Ольги Олеговны каждое слово было на вес золота, оно подбиралось, перепроверялось, заменялось, так могут работать только фанаты своей профессии. «Вы, адвокаты, уже не замечаете, что разговариваете не человеческим языком, а сыплете сплошными канцеляризмами», — частенько вменяла она нам.

В декабре 2012 года Федеральная палата адвокатов Российской Федерации проводила конкурс журналистских работ, посвященных проблемам правосудия и защиты прав организаций и граждан «ПРАВО ЗНАТЬ». В номинации «ЗАЩИТИТЬ ЧЕЛОВЕКА» за лучшее освещение проблем в области соблюдения прав, гарантированных Конституцией РФ и Конвенцией о защите прав человека, Ольга Богуславская, журналист «Московского комсомольца», была признана победителем. Во время вручения важной для адвокатского сообщества награды адвокат Лев Бардин отметил работу Ольги Богуславской: «Именно из подобных статей читатели получают информацию, дающую им «право знать». В то же время такая публикация вполне может быть основанием как минимум для прокурорской проверки изложенных фактов».

■ ■ ■

Христо ТАХЧИДИ, офтальмохирург, директор Научно-исследовательского центра офтальмологии РНИМУ им. Н.И.Пирогова:

«ЭТО БЫЛ КОСМОС»

«Оля была представителем особой, очень редкой в наши дни категории людей, которые честны перед собой, перед профессией, которые очень светлые и чистые. Я расскажу вам, как мы с ней познакомились, — и вы сразу все про нее поймете.

Один из наших общих знакомых привел ее ко мне, я тогда был гендиректором МНТК им. Федорова. И вот она входит в мой кабинет и с порога говорит: «А вы знаете, у меня очень негативное отношение к вашей клинике!» — «С чем оно связано?» И тут Ольга рассказывает мне историю одной ее знакомой, пожилой женщины, которую в МНТК плохо встретили, она осталась недовольна, как ее обследовали... «Я считаю, с ней поступили не по-человечески», — заявила мне Ольга.

Такое заявление, по существу, моментально характеризует человека как открытого и честного, со своей позицией. Мы ведь тогда впервые в жизни увиделись, я никогда не знал и не слышал о ней, но сразу понял, с кем имею дело.

И предложил ей: «Сейчас я иду в операционную. А вы переносите операционный зал? Есть те, кто падает в обмороки». — «Нет проблем», — ответила Ольга. 

...Я делал сложную операцию внутри глаза, современную, эндоскопическую. Она прильнула к микроскопу ассистента — и всю операцию не дышала. «Это был космос!» — сказала она мне потом восхищенно.

С этого дня у нас сложились близкие человеческие отношения, и мы дружили до последнего момента. Я, сколько мог, помогал ей в ее беде.

Ольга до последних дней оставалась правдивым, добросовестным человеком, не допускавшим никакой фальши ни в отношениях, ни в публикациях. Который никогда не путал профессию с материальными благами. Таких, как она, единицы. В моей жизни было два-три человека, которые выдерживают такой высокий градус человечности».

Прощание состоится в пятницу, 29 ноября, в 12.00—13.00 в Николо-Архангельском крематории (Московская область, г. Балашиха, мкр. Салтыковка, ул. Окольная, вл. 4).

Читайте также: Памяти Ольги Богуславской: «Невыносимость чужого бытия была для неё важнее»