Голунову не дали стать потерпевшим: суд отклонил жалобу на бездейстиве СК

Уголовное дело до сих пор не возбуждено

02.12.2019 в 16:20, просмотров: 2897

Басманный суд Москвы не удовлетворил жалобу журналиста издания «Медуза» Ивана Голунова на искусственное затягивание проверки в отношении полицейских, проводивших его задержание минувшим летом, во время которого журналисту, как он утверждает, были подброшены наркотики. На заседании, проходившем в помещении Московского городского суда, представитель прокуратуры заверила, что «дело рассматривается своевременно». Ранее адвокат Голунова Сергей Бадамшин подал в суд жалобу на бездействие следователя, расследующего действия полицейских. В отношении них до сих пор не возбуждено уголовное дело, что же касается Голунова, то он по-прежнему числится свидетелем, а отнюдь не потерпевшим, расследование проводится под грифом «секретно». В суд журналист прибыл в сопровождении двух охранников в балаклавах — он находится под государственной защитой. К журналистам вышел только его адвокат.

Голунову не дали стать потерпевшим: суд отклонил жалобу на бездейстиве СК

Напомним, что автора криминальных расследований Ивана Голунова задержали в Москве 6 июня, как утверждала полиция, с наркотическим веществом мефедроном. Его арест вызвал широкий общественный резонанс, вероятно, поэтому вскоре уголовное преследование Голунова было свернуто «в связи с недоказанностью его участия». Сам корреспондент настаивает, что наркотики ему подбросили, и требует наказания виновных.

О прекращении уголовного дела в отношении Голунова заявил лично министр внутренних дел России Владимир Колокольцев. Он уволил двух генералов полиции - главу управления по борьбе с наркотиками ГУМВД по Москве Юрия Девяткина и начальника УВД по ЗАО Андрея Пучкова.

Несколько позже на эту болезненную тему высказался президент Владимир Путин, во время прямой линии он заявил о необходимости провести следственные действия, которые позволят определить всех виновных по делу Голунова.

Тем не менее, Басманный суд Москвы на выездном заседании признал действия следователя по делу о подброшенных журналисту наркотиках законным. Судья настаивала на том, что «на этой стадии не вправе обязывать следователя совершать какие-либо процессуальные действия». Таким образом суд согласился со следователем и прокурором, утверждавшими, что расследование идет своим чередом, и в отношении полицейских, предположительно подбросивших Голунову наркотики, ведется проверка, но знакомить с ее материалами самого Голунова пока «нецелесообразно».

Вероятно, нецелесообразным суду представляется и требование защиты поменять его статус со свидетеля на потерпевшего. О том, что материалы уголовного дела о наркотиках, изначально возбужденного против самого Голунова, содержат государственную тайну, выяснилось на предыдущих судебных заседаниях. Ранее сам Иван Голунов утверждал, что его общение со следователями оборвалось на стадии обсуждения вероятных заказчиков.

В беседе с «МК» адвокат журналиста Сергей Бадамшин сказал:

«Сегодня суд утверждал, что следствие на месте не стоит, а всячески работает. У меня и у всех возникает вопрос: если за полгода что-то наработано, то где результат? Его в настоящее время нет. Суд обошел стороной также вопрос о признании Голунова потерпевшим. Суд спрятался за формулировкой о том, что следователь является лицом процессуально самостоятельным и сам определяет ход расследования.

На протяжении всего расследования Следственный комитет практически хранит молчание, как и представитель Генеральной прокуратуры. Есть ощущение, что могла быть дана команда или существует договоренность о соблюдении режима молчания по этому делу.

Со своей стороны мы всячески содействуем следствию, но у Ивана есть вопрос: что делать с его квартирой? Ему хотелось элементарно переставить мебель, но на начальном этапе следователь просил оставить все как есть, для того чтобы провести следственные действия — проверку на месте, осмотреть «местность», то есть квартиру. В данный момент следователь сказал, что квартира Ивана ему «не нужна» и удалился из зала судебного заседания. Мы, конечно, рады, что квартира Голунова не нужна следователю, но хотелось бы получать ответы в более корректной форме.

Как я говорил на сегодняшнем заседании, к сожалению, прокуратура несколько лукавит, целенаправленно. Представители прокуратуры не могут не понимать разницы между процессуальным статусом свидетеля и заявителя. Статус заявителя шире, чем статус обычного свидетеля, который пришел, рассказал о том, что видел, развернулся и ушел от следователя. А заявитель имеет право на ознакомление с материалами проверки сообщения о преступлении, в том числе обжалования. У нас есть и вопрос о признании Голунова потерпевшим. Он, как и некоторые другие, остался без внимания».

Адвокат пообещал, что решение суда будет обжаловано, и в этом нет никаких сомнений. Сомнения, точнее вопросы, возникают по поводу того, насколько правомерно расследование дела предполагаемых обидчиков Ивана Голунова под грифом «секретно»? И насколько вероятно «перевоплощение» бывшего обвиняемого из свидетеля в заявителя?

Комментирует управляющий партнер Московской коллегии адвокатов «Юрасов, Ларин и партнеры» Владимир ЮРАСОВ:

«Насколько мне известно, если правоохранительные органы государства в лице уполномоченных лиц вводят гриф государственной тайны, это может обжаловаться. Но на моей практике вероятность того, что гриф будет снят после соответствующих заявлений стороны защиты или иных лиц, невысока. Высока вероятность того, что в деле журналиста Голунова этот статус сохранится. Как свидетелю в рамках уголовного дела под статусом грифа «секретно», ему могут предоставляться только те материалы, которые предусмотрены Уголовно-процессуальным кодексом, и только по окончанию следствия, и то в ограниченном количестве документов.

На данной стадии Иван Голунов, к счастью, не является подозреваемым. Его права, как свидетеля, на мой взгляд, не нарушены. Но он может только свидетельствовать, быть допрошенным, и обязан ответить на вопросы. Других прав у него нет.

Мы не можем оценивать, насколько обоснованным является введение государственной тайны в этом процессе, потому что государственный уполномоченный орган, присваивающий этот гриф, как правило, не комментирует подробно, в связи с чем он его ввел. Это тот орган, который расследует уголовное дело, например, Следственный комитет, Федеральная служба безопасности и так далее, с учетом специфики.

Но под государственной тайной надо понимать не только то, что относится к национальной безопасности страны, под государственной тайной следует понимать в том числе и методы, способы оперативной работы по отношению к конкретному человеку. Нельзя исключать, что в отношении Голунова проводилась оперативная разработка сотрудниками подразделений — скрытая видеосъемка, скрытое прослушивание и так далее. Все это предусмотрено федеральным законом об оперативно-розыскной деятельности. Соответственно, методы и способы могут - с учетом определенной специфики дела - подпадать под государственную тайну.

Я не знаю, кто производил разработку дела Голунова, впоследствии признанную незаконной. Но сейчас мы не можем делать выводы о том, насколько правомерно был присвоен гриф секретности».