В Саранске отец борется за право встречаться с ребенком

Битва за дочь

02.12.2019 в 15:15, просмотров: 2184

Уже больше года москвич Дмитрий Юрлин почти постоянно живет в Саранске, куда его бывшая жена увезла их общую четырехлетнюю дочь. Девочку отцу дают повидать редко, за право общаться с ребенком Юрлину приходится сражаться в судах, причем, не только с бывшими родственниками, но и с представителями закона и власти. Это история не только о том, как отец, не отказывавшийся от своего ребенка, уже два года почти безуспешно пытается увидеть дочь. Но и, судя по всему, о том, как можно безнаказанно препятствовать исполнению законных решений.

В Саранске отец борется за право встречаться с ребенком
Маленькая Эльмира с удовольствием проводила время с папой.

Суд «за решение суда»

3 декабря в Саранске начнется судебный процесс, на котором Дмитрий Юрлин намерен оспорить бездействие местных приставов. 19 октября 2019 года Юрлин пытался повидать свою четырехлетнюю дочь Эльмиру (имя изменено), которая после развода родителей осталась жить с матерью. В тот день, согласно решению суда, отец мог провести с дочерью время до 20 часов. Дома, по словам Юрлина, находилась его бывшая теща. Она заявила, что ребенок болен ОРВИ и спит, поэтому увидеться с ней не получится. Но в тот же вечер примерно в 20 часов (когда закончилось «время папы») Юрлин с удивлением увидел, как его бывшие тесть и теща куда-то уезжают вместе с якобы больным ребенком. На вопросы отца, женщина заявила, что они едут в магазин. Эльмира была весела и выглядела вполне здоровой.

23 октября 2019 года Юрлин пришел повидать дочь с судебным приставом. Но дома никого не было. Поскольку подобное случалось уже неоднократно, Юрлин обратился к саранским приставам с просьбой возбудить против бывшей супруги административное дело за неисполнение решений суда, установившего порядок общения отца и дочери. Приставы отказали «за отсутствием состава правонарушения». И тогда Юрлин пошел в суд.

Процесс, безусловно, обещает стать любопытным. Тем более что он не единственный: спор Дмитрия с бывшей супругой Динарой Мухамадиевой тянется вот уже больше года. Отец хочет общаться с ребенком, бывшая супруга ему в этом препятствует. При этом, судя по всему, женщину поддерживают и местные судебные органы, и чиновники, и даже саранские врачи.

Москва Саранску не указ

В Мордовию Дмитрий Юрлин приехал летом 2018 года, когда его бывшая жена увезла в Саранск общую с Юрлиным тогда трехлетнюю дочь. Мужчина очень хотел продолжать участвовать в воспитании ребенка, поэтому, был готов ездить за 600 километров ради встреч с девочкой. Но оказалось, что у бывшей родни Юрлина мнение другое. Как утверждает мужчина, видеть ребенка ему не давали. Органы опеки и полиции уверяли, что бессильны. Тогда Юрлин пошел к судебным приставам: ведь у него на руках было решение московского суда, в 2017 году определившего порядок встреч и общения Юрлина с Эльмирой. Но приставы возбуждать исполнительное производство отказывались.

- Между тем, своим знакомым сторона бывшей жены хвасталась, что в Саранске «умрет» любое дело. Так и случилось, - рассказывает Юрлин.

Через суд Юрлин обязал приставов принять исполнительный лист. Но кардинально ситуацию это не улучшило. По словам Дмитрия, фактически Эльмира живет в Саранске не с матерью, а с ее родителями. Еще в 2017 году, по словам Дмитрия, Динара оформила «генеральную доверенность» на своих родителей, наделив их максимальными полномочиями в отношении Эльмиры, а после обращалась в органы опеки Саранска с просьбой оформить опеку над дочерью в пользу бабушки.

Динара Мухамадиева работает преподавателем в московском вузе, и, как уверен Юрлин, вообще бы не возвращалась в Саранск, если бы он не настаивал, что после редких встреч с дочерью возвращать ее он будет только матери, а не бабушке с дедушкой.

- Я неоднократно предлагал Динаре помощь в совместном воспитании дочери и даже предлагал взять все обязательства по воспитанию Эльмиры на себя, поскольку девочка фактически отдана бабушке и дедушке. Но каждый раз слышу отказ, возмущается Юрлин. – А ведь ребенок должен жить с родителями.

Сезонный панкреатит

После того, как приставы Саранска были вынуждены начать обеспечивать встречи отца с дочерью, появилось новое препятствие. Эльмира якобы начала часто болеть. При этом каждая вирусная инфекция становилась причиной для того, чтобы отменить запланированную встречу. Хотя согласно действующему законодательству, болезнь ребенка не лишает отца права видеть дочь (а морально – даже обязывает навестить ребенка).

«Болеет» Эльмира, как рассказывает Юрлин, регулярно, болезнь длится дней по 10 – 20 дней, иногда – больше месяца. При этом, по его наблюдениям, Эльмира бегает, веселится, ездит с бабушкой на работу в магазин, владелицей которого она является. Любопытно, что, бывает, справки о болезни Эльмиры выдаются врачами без посещения девочкой поликлиники. Но приставы такими вопросами не задаются. Возможно, это и означает, что «в Саранске умрет» любое дело»?

Есть еще любопытный момент. По решению московского суда каждый август отец имеет право забирать Эльмиру жить к себе. И вот уже два года подряд как раз к началу августа девочка серьезно заболевает. Так, согласно выпискам из инфекционной больницы Саранска (есть в распоряжении редакции), 31 июля 2018 года девочку доставили в больницу на скорой с инфекцией по типу гастроэнтерита. 10 дней ребенок провел в больнице, а затем до 3 сентября того же года Эльмира получала лечение в дневном стационаре. В 2019 году девочка, согласно выписке из детской поликлиники № 1 республики Мордовия, 1 августа 2019 года схватила ОРВИ, а затем у нее случился реактивный панкреатит. До 30 августа 2019 года Эльмиру лечили в дневном стационаре. Ни в августе 2018-го, ни 2019-го отцу не удалось увидеть дочь ни на одну минуту.

- Каждый август начинается панкреатит. И сама главврач делает осмотры и ставит диагнозы, - возмущается Дмитрий Юрлин. - В настоящий момент, некоторые из профильных врачей детской поликлиники, с кем я беседовал о странных диагнозах моей дочери, среди которых уже и «Нарушение центральной нервной системы», и «Панкреатит» у трехлетнего ребенка, не могли даже толком подтвердить поставленные ими же диагнозы, более того, уверяют, что чаще всего эти диагнозы ставились не на основании проведенных исследований и анализов, а на основании слов бабушки или мамы.

Складывается ощущение, что представители различных органов власти Саранска не просто игнорируют решения московских судов, но и создают все условия, чтобы их безнаказанно не исполнять. Почему так происходит? Может быть, по чьей-то просьбе?

Странная поездка

По мнению Дмитрия Юрлина, странное поведение приставов и выдача справок о болезни без посещения врача происходят по одной причине: мать бывшей супруги Юрлина Наиля Мухамадиева тесно дружит с одной из высокопоставленных чиновниц Саранска, отвечающей за медицину и социальные вопросы. Именно из-за нее, кстати, между Дмитрием Юрлиным и Наилей Мухамадиевой и возникло недопонимание. Еще в 2016 году теща пожелала, чтобы дочь и внучка поехали с ней в ОАЭ. По словам Дмитрия, в этой стране как раз намеревалась отметить юбилей упомянутая чиновница. Предполагалось, что теща, жена и дочь будут ее сопровождать в этой поездке. По мнению Дмитрия, такое путешествие должно было укрепить взаимоотношения чиновницы и тещи и помочь наладить дела в бизнесе последней.

Дмитрий возражал против участия его супруги и дочери в этих мероприятиях. Тем более что у него самого в ноябре день рождения и семья планировала поехать в отпуск. Это, по его словам, вызвала бурю недовольства со стороны тещи.

Спустя несколько дней Дмитрий заболел и, чтобы не заразить семью, временно переехал на другую квартиру. Вернувшись, он обнаружил пустой дом. Телефон Динары был отключен. Юрлин стал искать родных и позвонил тестю. Тот сообщил, что Динара и Эльмира улетели в ОАЭ. Как удалось вывезти ребенка из страны без согласия отца, до сих пор остается загадкой.

После возвращения из Эмиратов Динара, по словам Юрлина, извинилась и пообещала мужу, что больше без его разрешения увозить ребенка никуда не станет. Об истинных причинах этой поездки она так и не сообщила мужу. Но затем Юрлин уехал в командировку, и родители супруги, с ее, очевидно, согласия, увезли полуторагодовалую Эльмиру к себе в Саранск. Вернувшийся отец возмутился, на что родители жены поставили ему условие: мол, вернут ребенка только после того, как Динаре будет обеспечена домработница, а дочери – престижный частный детский сад. После этого случая Дмитрий с супругой расстались, а затем и развелись.

Удивительный процесс

Одно из последних «сражений» за ребенка завершилось в Саранске буквально пару недель назад. Мать девочки Динара Мухамадиева подала просьбу пересмотреть порядок общения Юрлина с девочкой, который еще в 2017 году назад был определен судом Москвы. По подведомственности все вопросы, касающиеся этого решения суда, должны были бы рассматриваться в Москве. Но судья Саранска, очевидно, этого закона не знала, потому что почти полгода заявление истицы рассматривалось в суде Саранска: проводились судебные заседания, опрашивались стороны и даже была проведена психологическая экспертиза Эльмиры. Она, кстати, показала, что девочка привязана одинаково к обоим родителям, но чаще всего видит не их, а бабушку.

Как рассказывает адвокат ответчика Юрлина Ирина Кравченко, процесс был, мягко говоря, удивительным. Возражения адвоката не принимались к сведению. Затем судья ввела ограничительные меры в общение отца с дочерью.

- Динара Мухамадиева подала еще одно заявление, попросив приостановить исполнение решения московского суда (того самого, уже определившего порядок встреч). Мотивация была удивительной: женщине якобы стало непонятно, как исполнять решение от 2017 года, хотя прошедшие два года таких вопросов у нее не возникало, - рассказывает адвокат Ирина Кравченко. - И судья Надежина согласилась дело приостановить, удовлетворив эту просьбу.

Затем судья отменила свое решение. А после многочисленных жалоб ответчика и вовсе заявила, что иск она не принимала и не примет, а значит, рассматривать ничего не станет.

– Просто не суд, а бюро добрых услуг для избранных, - возмущается Дмитрий. - Вместо того, чтоб воспитывать и уделять время своей дочери, я должен противостоять произволу должностных лиц, которые уже сплотились против меня. Ответственные за все это бесчинство должностные лица не могут не осознавать, что все их действия не только аморальны, но и противозаконны. Ведь, в первую очередь, чиновники, которые должны стоять на защите прав детей, нарушают права моей дочери, не позволяя видеться ей с отцом, препятствуя мне заботиться и воспитывать дочь.

Дмитрий – человек напористый, у которого есть силы, время и возможности постоянно ездить из города в город, отстаивать свои права в судах, бороться за свою дочь с различными саранскими чиновниками, некоторые из которых будто повязаны круговой порукой. Дмитрия не остановило даже «сфабрикованное» полицией против него дело по обвинению в побоях бывшей тещи, ни наезд на Дмитрия автомобилем под управлением бывшего тестя, после которого нашему герою пришлось оперировать коленный сустав. Другой бы, оказавшись на месте Дмитрия, уже давно бы опустил руки, но Дмитрий борется за право не просто называться отцом, а быть им, быть рядом со своей дочерью, видеть, как она растет, и заботиться о ней.

«МК» попытался получить комментарий у саранской чиновницы, которая, по словам Дмитрия, ездила вместе с его дочерью, женой и тещей в Арабские Эмираты. Секретарь обещала связать ее с корреспондентом, однако к моменту публикации времени побеседовать у чиновницы пока не нашлось.

Обращалась редакция и к Динаре Мухамадиевой с просьбой предоставить свое видение ситуации, объяснить, почему она препятствует общению Дмитрия с дочерью. Тем более - если она сама, по словам бывшего мужа, большую часть времени с ней не проживает. На момент публикации ответа от Динары редакция не получила.

Сейчас Дмитрий Юрлин готовится к новой серии судов, а также обратился к уполномоченному по правам ребенка в республике Мордовия. Он надеется, что аппарат детского омбудсмена сможет обеспечить Эльмире реализацию права на встречи с родителем. Ведь кто-то же должен все-таки подумать и о ребенке, которому необходимо видеть отца.