Родные погибшего Героя России Григория Ширяева рассказали о его подвиге

«Успел уничтожить террористов, но и сам получил четыре смертельных ранения»

08.12.2019 в 18:24, просмотров: 23861

Ежедневно на вечерней поверке в отряде спецназа войск национальной гвардии РФ «Вятич» называют имена погибших бойцов. Один из тех, кто зачислен навечно в списки личного состава армавирского спецназа, — капитан Григорий Ширяев с позывным «Студент».

Родные погибшего Героя России Григория Ширяева рассказали о его подвиге
Спецназ на занятиях зимой.

Он погиб 4 февраля 2010 года во время операции по блокированию боевиков в Урус-Мартановском районе Чеченской Республики. 32-летний заместитель командира группы обошел блиндаж, где засели террористы, и вступил с ними в неравную схватку. Вызвав огонь на себя, он дал возможность бойцам — «вятичам», среди которых были раненые, — выйти из-под ураганного обстрела.

За проявленное мужество Григорию Ширяеву было присвоено звание Героя России.

О том, каким он был бойцом, командиром, наставником и братом, рассказали «МК» его сослуживцы и сестра Мария.

«Моя честь — верность»

— Мы родом с Алтая, жили в небольшом селе Леньки, откуда до райцентра — 50 километров, до Барнаула — все 270, — рассказывает сестра Григория Ширяева Мария. — Потом переехали в соседнюю Кулунду. Военных у нас в семье не было. Папа был железнодорожником, мама — врачом. Интерес к военной профессии Грише привила преподаватель истории Любовь Андреевна Сергеева, которая служила в армии. Они много с братом беседовали на эту тему.

Решив закалить характер, Григорий стал активно заниматься спортом, обливаться холодной водой.

— Школу брат закончил в 16 лет. Учился хорошо и без труда поступил сразу в два вуза — Омский институт инженеров железнодорожного транспорта и в Новосибирское высшее военное командное училище. Родители хотели, чтобы у Григория была гражданская специальность. И он уступил. А может быть, еще не был готов стать курсантом. Еще до присяги он ушел из военного вуза.

Учеба давалась Григорию легко, он ни разу не остался без стипендии. Успевал и сессию сдавать, и заниматься карате, и с парашютом прыгать. Но, проучившись пять лет, когда оставалось только защитить диплом, он вдруг принял решение уйти из института и отправиться служить рядовым в спецназ.

— К тому времени он уже четко понял, что его призвание — армия. С ним беседовали и родители, и преподаватели, уговаривали его окончить институт, получить диплом. Но брат был непреклонен, он принял решение, и его уже было не сломить.

В 1999 году он попал в армавирский спецназ, отряд специального назначения внутренних войск «Вятич». Это была его стихия.

— Мы вместе с Гришей пришли в 1999 году служить по призыву, были простыми бойцами-срочниками, — рассказывает Олег Тапио. — Я с Урала, он с Алтая. Как раз произошла серия террористических актов. Боевики в Буйнакске, Москве и Волгодонске взорвали жилые дома. Через два месяца после нашего призыва произошло вторжение в Дагестан отрядов боевиков, которыми командовали Шамиль Басаев и Хаттаб. В Чечне «правили бал» ваххабиты. Мы реально понимали, что, выдвигаясь на задание, идем на войну. Были готовы к мгновенной атаке и к мгновенной защите. Слабых духом в «Вятиче» не было, недаром девиз отряда — «Моя честь — верность».

Григорий Ширяев и Олег Тапио занимались рукопашным боем, спецподготовкой. Оба выдержали все испытания и получили краповые береты.

— У брата все складывалось отлично. После срочной службы он подписал контракт, — рассказывает Мария. — Гриша пошел в гору, у него был коричневый пояс по карате, много наград и грамот за участие в соревнованиях. И тут встал вопрос, что для получения офицерского звания ему не хватает высшего образования. Он написал рапорт, взял отпуск и поехал восстанавливаться в институте.

Диплом защитил за два месяца. Причем работа у Григория Ширяева была настолько серьезная, что его диплом занял второе место в конкурсе среди выпускников всех железнодорожных вузов страны.

— Гриша получил высшее образование, стал дипломированным инженером-электромехаником, у него сразу начался рост по службе. Когда он ездил учиться, сослуживцы в шутку прозвали «Студент». Это стал его позывной. Даже когда стал заместителем командира группы, его по-прежнему в эфире все знали как «Студента».

В 2000-м в семье случилось несчастье: Григорий и Мария потеряли отца. Виктору Алексеевичу Ширяеву было 44 года. Он скоропостижно скончался от кровоизлияния в мозг. Сказалась давняя травма головы, которую он получил в автокатастрофе.

— Гриша был на боевой операции и не успел приехать на похороны папы. Пришел уже на его могилу. Для всех нас его смерть стала потрясением. У меня вообще жизнь пошла под откос. Пропало желание учиться, меня отчислили из Современной гуманитарной академии. Брат приехал и сказал: «Собирайся, тебе надо сменить обстановку, поехали ко мне». И я отправилась к нему в Армавир.

фото: Из личного архива
Гриша Ширяев.

Григорий Ширяев снял двухкомнатную квартиру.

— Помню, он купил для меня шкаф, я прихожу, открываю дверцу, а там лежат цветок и открытка. Это картина до сих пор стоит у меня перед глазами, — вспоминает Мария со слезами на глазах.

Григорий познакомил сестру с отрядом. А на одного парня попросил обратить особое внимание.

— По мнению Гриши, мы с его прапорщиком Женей очень подходили друг другу. С Евгением мы три раза сходили на свидание, а через месяц он переехал к нам жить. Когда мы с Женей расписались, брат подарил нам видеокамеру, сказав при этом: «Снимайте, пусть счастливые моменты жизни останутся на память».

Сам Григорий не успел встретить свою вторую половинку, бывало, шутил, что женится в 33 года, когда достигнет возраста Иисуса Христа.

— Брат весь отдавался работе. Уходил рано утром, приходил поздно вечером. За годы службы участвовал более чем в тридцати спецоперациях по поиску и уничтожению боевиков. Также они сопровождали воинские колонны по различным районам Северного Кавказа. Брат серьезно занялся альпинизмом, стал отличным инструктором, готовил военнослужащих к работе на предстоящих Олимпийских играх 2014 года в Сочи. Но в последнее время все чаще стала давать о себе знать спортивная травма. Выступая на соревнованиях, Гриша серьезно повредил ногу, ему удалили мениск. Брату было тяжеловато, он пил обезболивающие, втирал в колено разные мази.

— Себя он не щадил. И к другим был требовательный. У Григория на все был план, в том числе как воспитать спецназовца, — рассказывает Арсен Луговец, который в то время был лейтенантом. — В каждом он видел личность. При этом замечал каждую мелочь, вникал в проблемы каждого, досконально разбирался.

За полгода до гибели Григория Ширяева Марии с Евгением, в семье которых подрастали уже сын Витя и дочь Влада, предложили однокомнатную квартиру в общежитии. Но Маша наотрез отказалась переезжать от брата.

— Думала, ну как я оставлю одного Гришу? Он привык, что у него все всегда постирано, выглажено, ужин приготовлен, квартира убрана. Но выяснилось, что эту квартиру на самом деле выделили Грише, а он отказался от нее в нашу пользу. Отдельное жилье в части в первую очередь предоставляли офицерам. А у меня муж был прапорщиком. Тут уж пришлось соглашаться. Другого такого случая могло больше не представиться.

фото: Из личного архива
По физо — «отлично».

«Связь со «Студентом» оборвалась»

4 февраля 2010 года отряд участвовал в спецоперации в Урус-Мартановском районе.

— Обычно операции планируются за неделю, за несколько дней, а тогда задача была поставлена вечером, в полночь уже выдвинулись в обозначенный район, — рассказывает Арсен Луговец.

Согласно разведданным, в районе села Чишки планировалась сходка как минимум двух банд. Там же, как предполагалось, находилась база боевиков. Григорий Ширяев на той спецоперации, где также принимали участие уфимский и нижнетагильский отряды специального назначения, разведбат и специальный моторизованный батальон из Грозного, исполнял обязанности командира группы. «Вятичам» была поставлена задача заблокировать район, не пропустить прохода противника.

— Григорий Ширяев лично распределил людей на позициях. Не успели мы еще окопаться, как началась стрельба, — рассказывает Арсен Луговец. — Уфимский 29-й отряд прижал боевиков, они начали уходить. Наткнулись на соседнюю, 4-ю группу, поняли, что там не пройти, и пошли на нас.

Там был один непонятный момент. Мы работали с батальоном «Север» — это чеченское подразделение. Когда услышали в эфире речь на чеченском языке, вышли на командование, сообщили об этом. После паузы нам сказали: подождите, не стреляйте, может быть, это наши работают.

Пауза была роковой. Боевики стали прорываться через позиции наших спецназовцев. Их оказалось гораздо больше, чем было по разведданным.

— Когда дали команду стрелять, они практически уже впритык подошли к нашему подразделению. Завязался бой, Григорий Ширяев находился на крайней позиции — справа от меня. Он вышел по связи и сообщил, что у него ранило снайпера. Со стрелком-санитаром я стал выдвигаться к нему на позицию. Бежали с бойцом по хребту, наткнулись на группу боевиков, вступили в бой. Меня ранило в ногу. Я был в белом маскхалате, посмотрел, он весь в крови. Как только бой затих, мы с санитаром отошли назад на свои позиции. Я перетянул жгутом ногу.

Боевики залегли в блиндаже, поливая огнем наступающих уфимцев.

— Нам с огнеметчиком поставили задачу попробовать уничтожить этот блиндаж, — продолжает рассказывать Арсен Луговец. — Когда мы подползли поближе, по нам открыли шквальный огонь, прижали так сильно, что невозможно было поднять голову. Чтобы отползти, я вышел на связь с Григорием.

Олег Тапио был на правом фланге, на возвышенности.

— Приподнявшись, я увидел, что в лощину входит разношерстная группа около 30 человек. Одни были одеты в маскхалаты, другие — в камуфляж. Только выпустили ракету, как на нас обрушился шквал огня. Первую атаку мы отбили, четверых боевиков уложили, — рассказывает Олег. — У нас был тяжело ранен снайпер Степан Селиванов. Когда началась новая атака, волна огня прошла по всему его распластанному телу…

Помочь Степке уже было нельзя. А потом и у меня оказалась прострелена рука. Боли не чувствовал, настолько много в бою выбрасывается в кровь адреналина. Только было ощущение, будто током дернуло. Не успел я дух перевести, как получил ранение в левую часть головы, у меня была пробита височная доля. Вспомнил о сыне Косте, он у меня только родился. Это и мотивировало. Собрался, действовал на автомате.

Помню, как перевернулся, перемотал себе кисть руки, а потом и голову. Не переставая стрелять, краем сознания отметил, что снег валит огромными хлопьями. В этот момент вся жизнь промелькнула перед глазами, как кадры в кинохронике. Когда Гриша ко мне подполз, мы с ним попрощались. Я понимал, что с такими ранениями в такой ситуации могут не успеть меня вытащить. А задачу выполнять надо. Поэтому сказал: «Все, брат, иди, там ребята необстрелянные, надо дать им возможность перегруппироваться». Сам остался прикрывать их.

Григорий Ширяев принял решение с огнеметом обойти блиндаж по дуге с другой стороны. Хотел сжечь засевших в укрытии наемников. И отвлечь силы боевиков на себя, чтобы его бойцы смогли выйти из-под ураганного обстрела. А потом связь со «Студентом» оборвалась…

Перестрелка продолжалась до шести вечера. Боевики через зону ответственности боевой группы капитана Ширяева не прошли.

— Когда стемнело, чуть поутихло, кого-то из бандитов еще добивали. К нам подтянулась соседняя группа из нашего отряда, — рассказывает Арсен Луговец. — Собрали в одном месте раненых, в десять вечера началась эвакуация. Ребята вытаскивали нас на плащ-палатках к технике всю ночь. В пять утра мы услышали знакомый рев БТРов.

Где командир Григорий Ширяев, до конца в отряде не знали.

— Потому что никто не видел, как его убили, — говорит Арсен Луговец. — Когда в 10 утра я оказался в госпитале в Грозном, он еще числился без вести пропавшим. Ночью в горах выпал снег. Григория долго искали, как вдруг под ботинком одного из бойцов что-то заскользило. Он поднял пустой автоматный рожок. Стали в этом месте расчищать снег. Нашли трех боевиков с бородами и Григория.

Капитан лежал с широко открытыми глазами. Командир вел прицельный огонь, находясь всего в нескольких метрах от наемников. До последнего патрона… Успел уничтожить террористов, но и сам получил четыре смертельных ранения.

Тогда же ребята вспомнили, что Григорий как-то упомянул, что бабка ворожея нагадала ему, что он найдет смерть в горах.

фото: ru.wikipedia.org
Президент РФ Дмитрий Медведев вручил «Золотую Звезду» маме погибшего героя Людмиле Ивановне Ширяевой.

«Брат и во сне продолжает меня опекать»

А дома Мария, поглядывая на часы, ждала возвращения брата.

— Вечером мужу позвонили и спросили: «А что у вас случилось в отряде?» У меня сразу все закружилось перед глазами, — рассказывает Маша. — Кинулась звонить Грише — он не отвечает. Спать уже не могла. Весь следующий день не находила себе места. А вечером муж пришел с работы, встал на пороге, я на него глянула и сразу поняла, что случилось непоправимое. Но все повторяла и повторяла: «Скажи, что он жив, скажи, что он жив». Женя ответил: «Нет».

— Никто не знал, как в тот день будут развиваться события. Для боевиков устроили ловушку, гнали их, как зверей, на нужные рубежи. А они рванули не туда, где их ждали. Основные силы пошли на группу отряда «Вятич», где не было большого усиления.

Гроб с телом Григория Ширяева доставили в Алтайский край, в родную ему Кулунду. Капитан вернулся на родину, к маме. Навсегда.

— Когда хоронили Гришу, был страшный мороз, под сорок градусов. Ребятам из «Вятича», которые приехали проститься с братом, приготовили валенки, боялись, что они в берцах отморозят ноги. А замполит отряда, который держал речь, рассказывал о Грише, у его гроба не стал переобуваться в валенки. Отдал дань брату в форменной обуви и одежде.

Григория Ширяева похоронили рядом с отцом.

— У них и памятник общий. Только с папиной стороны около портрета — железнодорожная эмблема, а у Гриши — эмблема отряда спецназа «Вятич».

За проявленное мужество Григорий Ширяев был посмертно удостоен звания Героя России. «Золотую Звезду» вручили маме капитана, Людмиле Ивановне Ширяевой.

Она осталась жить на Алтае, а Мария с семьей переехала в подмосковную Балашиху, куда перевели служить ее мужа Евгения, теперь уже офицера Росгвардии. А в шкафу у нее по-прежнему висит рубашка брата.

— Мне так легче. Будто Гриша рядом. Один раз приснился покойный папа, стал звать меня с собой. Тут же появился во сне Гриша, сказал: «Я ее не отпускаю». Потом он мне привиделся еще раз. Мне приснилось, что я иду по лесу, вдруг вижу на опушке много людей в военной форме, а среди них — Гриша. Я такая радостная, машу ему рукой, он бежит ко мне. Мы встретились, обнялись. Потом он говорит: «Мне пора, а ты иди». Я пошла по тропинке, обернулась, а на опушке уже никого нет.

Мария хотела родить третьего ребенка, мальчика, и назвать его в честь брата Гришей. Но на свет появилась не менее любимая дочь Вера.

Старшему ее сыну Виктору, с которым так любил нянчиться Григорий, сейчас уже 13 лет. Как отец и дядя Гриша, он мечтает стать военным.

В этом году 7 декабря Григорию Ширяеву исполнилось бы 42 года. Но он так и останется 32-летним.

Читайте также: Находку «базы ГРУ в Альпах» прокомментировал экс-генерал ФСБ