Следователи нашли «реабилитацию нацизма» в фэнтези калининградского блогера

Статья о литературе

14.01.2020 в 19:08, просмотров: 1981

Новыми трудовыми победами встречают отечественные правоохранители 75‑летие Победы. Год только начался, а российские пинкертоны уже разоблачили матерого реабилитатора нацизма. Учитывая невысокую частоту применения соответствующей статьи (354.1) — выполнили практически годовой план. Впрочем, критерии злодеяния столь расплывчаты, что блюстителей закона скорее можно упрекнуть в нерадивости, чем в чрезмерном усердии.

В начале января в отношении калининградского блогера Николая Горелова, творящего под псевдонимом Николай Кириченко, возбуждено уголовное дело по факту преступления, предусмотренного упомянутой выше статьей 354.1 УК РФ — «Реабилитация нацизма». А именно: деяния, описанного в третьей ее части: «Распространение выражающих явное неуважение к обществу сведений о днях воинской славы и памятных датах России, связанных с защитой Отечества, а равно осквернение символов воинской славы России, совершенные публично».

Делом, по имеющейся информации, занимается Следственный комитет. В случае обвинительного приговора Горелову грозит штраф в размере до трехсот тысяч рублей, либо обязательные работы на срок до трехсот шестидесяти часов, либо в худшем случае исправительные работы на срок до одного года.

Теперь — о самом преступлении. Хотя, строго говоря, писать об этом почти нечего. Во-первых, пост во «Вконтакте», послуживший причиной преследования, благоразумно удален автором. Да и сам профиль Горелова-Кириченко закрыт ныне от посторонних любопытных глаз. Во-вторых, даже если бы криминальное чтиво сохранилось в публичном доступе, цитирующий его рисковал бы «заработать» ту же самую 354.1.

Вот уж воистину «не читал, но осуждаю». Впрочем, в наше время эта формула нередко оборачивается своей полной противоположностью: «не читал, но оправдываю». Не будем торопиться ни осуждать, ни оправдывать. Обратимся к фактам.

Факт №1: Горелов облек свои высказывания в форму, как он сам выразился, «сатирического литературного произведения на тему Второй мировой войны», в котором «поднимались всякие темы, которые нелицеприятны с точки зрения нашего государства, в том числе и про насилие над мирным населением со стороны Красной Армии». О последнем, судя по всему, вещает такой «литературный персонаж», как изнасилованная советскими военнослужащими немка.

Среди прочих протагонистов — Сталин и Гитлер, жарящиеся в адском пекле. Фюрер, к примеру, говорит массу обидных для своих победителей слов. Мол, русским нечем гордиться, кроме победы над ним. Ну а его усатый оппонент хвастается тем, что, отдавая свои жизни за Родину, советские солдаты укрепляли его режим.

Кому-то этот сюжет, безусловно, покажется обидным. Но если исходить из того, что гореловское фэнтези тянет на уголовную статью, то с тем же гамбургским счетом следует по логике подходить и ко всем прочим литературным произведениям на схожую тему. А равно к их хранителям и распространителям.

Давно пора, например, привлечь к ответственности издателей, библиотекарей, книжных продавцов, школьных и вузовских преподавателей литературы, которые распространяют «выражающие явное неуважение к обществу сведения» в виде романа Василия Гроссмана «Жизнь и судьба». Для тех, кто забыл: смысловой кульминацией этого произведения является разговор старого большевика Мостовского, попавшего в немецкий концлагерь, с гестаповцем Лиссом.

Поскольку это произведение еще не попало в список экстремистских материалов, осмелюсь его процитировать: «Лисс посмотрел на него, пожевал губами, продолжая говорить: «На нас сегодня смотрят с ужасом, а на вас с любовью и надеждой? Поверьте, кто смотрит на нас с ужасом — и на вас смотрит с ужасом... Мы форма единой сущности — партийного государства... Сталин многому нас научил. Для социализма в одной стране надо ликвидировать крестьянскую свободу сеять и продавать, и Сталин не задрожал — ликвидировал миллионы крестьян. Наш Гитлер увидел — немецкому национальному, социалистическому движению мешает враг — иудейство. И он решил ликвидировать миллионы евреев...»

А какой богатый материал для охотников на «реабилитаторов» представляет собой солженицынский «Архипелаг ГУЛАГ»! Пальчики оближешь! «Ничего бы не стоил наш народ, был бы народом безнадежных холопов, если б в эту войну упустил хоть издали потрясти винтовкой сталинскому правительству, упустил бы хоть замахнуться да матюгнуться на Отца родного...» Это, между прочим, о власовцах и иных примкнувших к немцам соотечественниках. И к тому же не какой-то вымышленный персонаж, а самолично Александр Исаевич.

Да что там «литературный власовец» Солженицын! Мелкоячеистый фильтр статьи 354.1 и ее применителей не прошли бы и похождения штандартенфюрера Отто фон Штирлица — если бы за них взялись как следует, без снисхождения. Там ведь тоже много разных интересных диалогов и монологов. Почему не берутся? Не будем судить борцов с крамолой слишком строго: у них так много работы с современностью, что до истории и художественной литературы руки, похоже, пока по-настоящему не дошли. Но, возможно, всё впереди.