Идея Путина закрыть «вузы-пустышки» испугала экспертов

Омбудсмен от образования: Как бы эта борьба не переросла в крестовый поход против вузов

Борьба с «вузами-пустышками», провозглашенная накануне президентом Путиным на заседании президиума Госсовета и Совета по науке и образованию, не должна стать ни широкомасштабной, ни суперкровопролитной по одной простой причине: львиную долю учебных заведений этого сорта в нашей стране давным-давно закрыли. Но тем не менее заявление главы государства вызвало серьезный переполох в вузовском сообществе. Там ожидают нового «крестового похода» против образовательных организаций.

Омбудсмен от образования: Как бы эта борьба не переросла в крестовый поход против вузов

Так уж сложилось исторически, что с отечественным образованием всегда и все у нас непросто. В полной мере это относится и к закрытию учебных заведений, метко прозванных в народе и образовательном сообществе «будками по продаже дипломов».

Казалось бы, позакрывать такие «конторы» — святое дело. И 5–6 лет тому назад власти и в самом деле занялись им всерьез, сократив в итоге количество российских высших учебных заведений более чем вдвое — с 2,5 тыс. тогдашних до менее 1 тыс. нынешних.

Но вот незадача! При ближайшем рассмотрении далеко не все жертвы этого «большого террора» оказались паршивыми овцами, позорящими славную семью отечественного образования. Некоторая часть некачественных вузов без проблем пережила трудные времена. «Вовремя догадались занести нужные суммы нужным чиновникам, — констатирует омбудсмен в сфере образования Амет Володарский. — А вот многие хорошие, реально работающие вузы раздербанили».

Особенно, по его словам, пострадали от этого процесса не столицы, а регионы, ведь там вузы и филиалы до своего закрытия служили своеобразными спасательными кругами, позволявшими удержать дома молодежь. А когда поступать на малой родине стало некуда, абитуриенты рванули в столичные города. И там, получив дипломы, а затем и работу, благополучно остались навсегда, вложив свои «5 копеек» в запустение родных городов и весей. Вот такая вот рокировочка, как говаривал незабвенный Ельцин.

Трудно сказать, для кого этот урок оказался более горьким — для губернаторов, лишившихся тысяч рабочих рук, или вузов, оказавшихся на острие удара. Но вот результат: если 5–6 лет назад вузовское сообщество само настоятельно просило власти очистить образовательную среду от торговцев дипломами, то сейчас новый вузоборческий призыв «сверху» поверг его в шок.

Образованцы тут же вспомнили об исполнительском раже чиновников — бессмысленном и беспощадном. А пуще того — об их неистребимом желании отчитаться «о проделанной работе» цифрами, по возможности максимально впечатляющими: дескать, закрыли столько-то университетов и филиалов, отобрали лицензии у стольких-то, аккредитации — у стольких-то и т.д. и т.п.

Правда, в той же речи Путин призвал подходить к закрытию вузов «качественно и ответственно» и заявил, что «задача стоит шире и сложнее», а потому речь скорее идет не о закрытии, а об объединении вузов и консолидации их ресурсов. Кроме того, в силу демографических причин число студентов в нашей стране начало расти, а потому количество бюджетных мест с каждым годом будет не сокращаться, а также расти, пообещал он. А все это, вместе взятое, вроде бы исключает массовое закрытие вузов.

Увы, все эти доводы не сильно успокаивают профессиональное сообщество:

— Как бы чиновники теперь не восприняли сказанное на заседании Госсовета как объявление нового крестового похода против вузов! — вздыхают его представители, опасаясь худшего.

Оно и понятно. Это лишь в Англии, как в свое время сетовал Черчилль, «директора учебных заведений обладают такой властью, какая премьер-министрам даже не снилась». У России, как известно, свой путь.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28190 от 8 февраля 2020

Заголовок в газете: Вузы ждут «крестового похода»