Профессия повара в России оказалась естественно-научной

Гримасы российского среднего профтехобразования

27.02.2020 в 19:40, просмотров: 15107

За последние годы популярность среднего профобразования (СПО) в народе заметно подросла. Между тем, как выяснилось на слушаниях в Совете Федерации 27 февраля, находят работу лишь 62% выпускников колледжей; преподавателей, способных работать на суперсовременном оборудовании, там катастрофически не хватает; сама отрасль отчаянно недофинансируется; а программы, по которым учат ребят, вызывают недоумение.

Профессия повара в России оказалась естественно-научной

Как с гордостью заявил на слушаниях замминистра просвещения Виктор Басюк, «систему среднего профобразования удалось не только сохранить, но и развить». И он прав. Несмотря на отеческую (и материнскую) заботу прежних глав ведомства, система подготовки кадров среднего звена не только не склеила ласты, но выжила и даже кое-чего добилась.

Допотопное учебное оборудование и еще более допотопные программы обучения потихоньку стали меняться на современные. Повысился престиж отрасли, и в нее пошли какие-никакие средства. Переломилось и отношение населения. Если раньше самым точным синонимом ПТУ было слово «отстой», то сейчас в колледжи двинулись миллионы. В общей сложности среднее профобразование в России получают более 3 млн человек, причем если выпуск едва дотянул до 700 тыс., то прием составил 1 млн человек, а конкурс кое-где составил 15–20 человек на место. Это ли не размах?

Впрочем, нерешенных проблем в отечественной системе СПО гораздо больше, чем решенных. Да, обучение по невостребованным специальностям прекращается (например, по таким, как сушильщик или изготовитель эмалированной посуды). Однако обновили Федеральные государственные образовательные стандарты в соответствии с требованиями времени лишь по 50 самым востребованным и новым профессиям! По остальным же учат вопреки современным трендам и даже здравому смыслу: к примеру, профессия повара отнесена к естественнонаучному профилю — со всеми последствиями для содержания и качества учебных программ.

Остро не хватает системе СПО и учебной практики. По нынешним стандартам ее положено не более 20% от общего времени обучения, а нужно не менее 30%, напомнил директор Федерального института развития образования РАНХиГС Максим Дулинов. Гибкая, вариативная часть программ обучения также крайне мала. А чтобы хоть чуть-чуть осовременить обязательную ее часть, нужны годы. Вот подготовка кадров и не поспевает за стремительным развитием мира.

Много претензий и к преподавателям системы СПО. В общей сложности с мастерами по стране их сейчас порядка 227 тыс. Однако найти из их числа способных работать на суперсовременном оборудовании в новейших мастерских, устроенных в рамках нацпроекта по развитию СПО, не удается: те, кто есть, не тянут, а пригласить производственников, работающих на этом самом оборудовании, не получается — уж очень велики были бы потери в зарплатах.

Тревожит и тот факт, что трудоустраиваются лишь 62,2% выпускников системы СПО — и это притом, что до 80% всех занятых в российской экономике являются рабочими и специалистами среднего звена. Может, все как раз оттого, что их плохо учили? Вот и выходит: вкладывалось-вкладывалось государство в обучение этих кадров (в отличие от вузов подавляющее большинство наших колледжей учат за бюджетные деньги), и все зря — кадров этих оно не получит.

Особенно обидны эти пустые траты в условиях дефицита средств, отпускаемых на развитие среднего профобразования. Денег из федерального бюджета на эти цели сейчас идет меньше, чем в «тучные» 2012–2013 годы, констатировала директор Института образования ВШЭ Ирина Абанкина. Бизнес в подготовку кадров вкладывается мало. В регионах средств нет — там не знают, как наскрести хоть что-то хотя бы на демонстрационные экзамены выпускников колледжей, хотя признают, что дело это хорошее — куда уж им вкладываться в обновление всей системы! Дополнительный приток средств в СПО обеспечивают сегодня только семьи, обучающие детей за свой счет. Но этого мало. А «без увеличения объема финансирования мы не обеспечим подготовку кадров высокой квалификации», — подытожила Абанкина.