Священник Максим Козлов заявил о "невозможности передачи заразы через причастие"

В связи с коронавирусом православные богослужения никак не изменили

Начавшийся Великий пост добавил горячих тем для обсуждения в связи с нынешними коронавирусными страхами. Будут ли переходить храмы Русской православной церкви на какой-то особый антиэпидемиологический режим отправления церковных обрядов и служб? Об этом корреспондент «МК» спросил священнослужителей.

В связи с коронавирусом православные богослужения никак не изменили

Предстоящие семь недель Великого поста, по традиции, — период особой активности верующих. Людям в этот период рекомендуется чаще посещать церковные богослужения, причаститься — желательно не менее двух раз (в том числе и на Страстной неделе). Но ведь храм с его большим скоплением прихожан — это место повышенной опасности передачи инфекции. Кроме того, ряд церковных обрядов и традиционных действий верующих также могут показаться, по крайней мере со стороны, рискованными с точки зрения соблюдения правил санитарной безопасности.

Например, устоявшийся обычай прикладываться к иконам, а при благословении и миропомазании – целовать руку священника.

Исполнение обряда причащения также может не воцерковленному человеку показаться «чреватым». Ведь десяткам человек священник кладет в рот порцию хлеба и вина (претворившихся во время таинства евхаристии в частицы тела и крови Спасителя) одной и той же ложечкой – лжицей, а затем дьякон промокает каждому рот одним и тем же платком – платом. Вдобавок, согласно канону, после принятия Святых Даров верующий должен запить их небольшим количеством особого напитка – теплоты. Металлические чаши с ним служительницы храма наполняют и дают по очереди всем причащающимся: один выпил, чаша тут же наполняется для следующего, без всякого промежуточного ополаскивания.

Получается, для коварного коронавируса — полное раздолье?

— Подобные рассуждения приходится слышать не в первый раз, но исходят они от людей, далеких от православия, — поясняет председатель Учебного комитета Русской православной церкви, настоятель храма преподобного Серафима Саровского на Краснопресненской набережной в Москве протоиерей Максим Козлов. — Принцип нашей веры заключается в том, что через причастие невозможно получить какую-то заразу. Точно так же — и относительно целования церковных святынь. Однако это не означает, что верующие в храме вовсе защищены от эпидемических явлений и могут не заботиться о сохранении здоровья — своего и окружающих. Следует проявлять доброе христианское здравомыслие. Если человек почувствовал недомогание, ему правильнее воздержаться от посещения храма. И уж, по крайней мере, использовать медицинскую защитную маску. Уверяю вас: никто из служителей церковных его не осудит.

— Совсем недавно появилась информация о том, что Казачий совет атаманов России издал приказ о запрете целовать иконы и руки священнослужителей в целях борьбы с распространением коронавирусной инфекции...

— Такое впечатление, что казачьи руководители являются большими специалистами в области борьбы с инфекцией. Думается, что давать какие-то указания в данной области имеют право только специалисты-профессионалы. На мой взгляд, мера присутствия коронавируса в информационном пространстве сейчас на порядок выше его физического существования. Не нужно разгонять волну паники. Но если у кого-то все-таки есть внутренний страх перед этой инфекцией, можно воздержаться от привычного целования икон. Тут следует помнить, что для христианина истовая молитва куда более важна, чем тактильные взаимоотношения со святынями.

Как подтвердил глава Синодального отдела РПЦ по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Владимир Легойда, «никаких распоряжений, касающихся внесения изменений в порядок проведения богослужений, богослужебной практики нет».

В то же время священнослужители пояснили, что, исходя из опасной эпидемиологической ситуации, сложившейся в некоторых регионах Италии, и объявленного там временного закрытия католических храмов для массовых богослужений, подобную же меру предосторожности предписано соблюдать и православным храмам.

ИСТОРИЧЕСКИЙ ФАКТ

В русской истории был очень трагический момент, связанный именно с временными церковными запретами во время разгула опасной эпидемии. Речь о так называемом Чумном бунте, случившемся в Москве осенью 1771 года. Во время вспышки эпидемии чумы, пришедшей в русскую столицу из Северного Причерноморья, среди горожан укрепился слух, что от «моровой язвы» помогает чудотворная икона Боголюбской Божией Матери, висящая над Варварскими воротами Китай-города. Перед этим чтимым образом стали проводить молебны, на которые собирались толпы верующих. Опасаясь, что скопление людей может способствовать распространению инфекции, московский архиепископ Амвросий объявил запрет на проведение молебнов, а затем икону и вовсе убрали. Подобные профилактические меры вызвали взрыв недовольства у простого народа. В итоге по Москве прокатилась череда стихийных погромов. Разъяренная толпа разгромила Чудов и Донской монастыри, разогнала установленные в городе чумные карантины и лекарские пункты. Во время бунта погибло более тысячи человек.

Сюжет:

Пандемия коронавируса

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28209 от 4 марта 2020

Заголовок в газете: Вирус вере не помеха