Врач после голодовки: "Нельзя молчать, начнем погибать один за другим"

У медиков и их начальства своя правда

События, происходящие в Центральной районной больнице городка Клетня Брянской области, тянут на детектив. Здесь есть и главный герой – терапевт и кардиолог Владимир Перлухин с 28-летним стажем, запертый в холодной больнице безо всяких удобств после контакта с больным коронавирусом и объявивший голодовку. И противостояние сторон на фоне сложной эпидемиологической обстановки. И контрольные снимки, которые делали полицейские два раза в день.

У медиков и их начальства своя правда
Фото: vk.com/Владимир Перлухин

- Городок Клетня находится в ста километрах от Брянска. А в нашей Центральной районной больнице работает около 25 человек, - рассказывает терапевт и кардиолог Владимир Перлухин. – Когда в стране началась эпидемия коронавируса, нашему главному врачу дали предписание открыть на базе больницы госпиталь. Хотя у нас нет ни инфекционного отделения, ни врачей-инфекционистов. Да и сама больница с проходным отделением для этого не предназначена.

Были установлены пластиковые двери, по палатам развели трубочки для подачи кислорода. На этом вся подготовка и закончилась.

Средств защиты, по словам доктора Перлухина, не хватало. Он предлагал всех поступающих больных разделить на два потока. Несколько врачей при этом принимали бы тех, кто поступил с температурой, другие – всех остальных. Чтобы два этих потока не пересекались.

-А всех, кто температурит, предлагал сразу отправлять для выявления пневмонии на КТ, - рассказывает Владимир Владимирович. – В ответ услышал: «Тебе, что, больше всех надо? Самый умный? Ты и так больше всех получаешь – на четырех ставках - тридцать тысяч рублей». 

20 апреля в терапевтическое отделение поступил пациент с пневмонией из поселка Мирный. Мужчине некому было дома ставить уколы с антибиотиком.

- Я сразу заподозрил у него коронавирус, предложил, чтобы у пациента взяли мазок. Тест проводить не хотели, но я настоял. 22 апреля пришел результат. И он оказался положительный. Это был первый случай заражения коронавирусом в Клетнянском районе.

Больному сделали компьютерную томографию и отправили в госпиталь Брянской областной больницы.

- Два дня COVID-положительный пациент лежал у нас в отделении. Кроме меня, с ним общались другие врачи, медсестры, которые делали ему капельницы и уколы, санитарки, а также представители администрации больницы. Наше терапевтическое отделение проходное, там две двери. Проходили по коридору и больные, и сотрудники хирургического, детского отделений, а также бухгалтерии…

Доктор Перлухин предложил всем, кто контактировал с этим пациентом, остаться в больнице на карантине. Пока не придут результаты тестов, самоизолироваться в отделении.

- К моим советам не прислушались. Посоветовали не паниковать. Администрация сказала медикам, что можете идти домой. Потом собрали всех в отделении, кто контактировал с поступившим в больницу 20 апреля пациентом из Мирного. Собралось в одном помещении человек двадцать. У всех взяли мазки и распустили по домам.

23 апреля Владимир Перлухин вышел на работу. И заподозрил у еще одной больной коронавирусную инфекцию. Отправил ее в Брянск на КТ, откуда ее увезли в госпиталь, где у нее подтвердился COVID-19.

А сам доктор получил на руки постановление временно исполняющего обязанности главного санитарного врача по Брянской области. Из документа следовало, что ему и кастелянше следует остаться в стационаре «до особых распоряжений».

- Предписание было от 22 апреля, а мне вручили его 24-го. Из распоряжения следовало, что 16 человек из 18, кто контактировал с зараженными пациентами, будут находиться на самоизоляции дома. А нас вдвоем с кастеляншей, которая раздавала и меняла белье, заперли в больнице, где, на мой взгляд, не была в надлежащей мере проведена дезинфекция. Ординаторскую, например, вообще не обработали.

В отделении, по рассказам доктора, было холодно. Так как уже была весна, на носу май, отопление работало уже не на полную мощность.   

- Мы находились в холодном отделении, с нами было еще несколько больных. Каждый взял по несколько одеял. Так и спали. Наутро начали все кашлять и хрипеть. Еды горячей не было. Питались «передачами». Вода из крана бежала еле теплая. Присоединили в срочном порядке бойлер. Но и в этом случае помыться без риска простудиться было невозможно.

Фото: vk.com/Владимир Перлухин

Владимир Перлухин не выдержал, рассказал об инциденте в официальной сетевой группе оперштаба Брянской области. А также выложил обращение в соцсеть, где честно рассказал об эпидемиологической обстановке в Клетнянском районе, о четырех заболевших и предположил, что к понедельнику их может стать намного больше. Список контактных большой. О том, что нужно закрывать на карантин также поликлинику.

- Я звонил в областной департамент здравоохранения, в приемную брянского губернатора. Удалось связаться с главой администрации Клетнянского района, который сказал, ты убери свою заметку из соцсети, а я разберусь.

Высокое начальство, по рассказам медика, обещало приехать в субботу, но визит не состоялся.

- Зато в больнице появились средства защиты, маски, перчатки. Хотя до этого мы их не видели, просто мыли руки с мылом, - рассказывает врач. - Никто не приехал. И я снова выставил свою заметку в соцсеть. И завертелось…

В это время, в субботу, 25 апреля, как раз пришли результаты тестов.

- Выяснилось, что мы не больные, у нас нет коронавируса. Тем не менее, нас решили оставить в изоляции в стационаре положенные 14 дней. Наказать за строптивость за то, что подняли шум в прессе. 

В знак протеста доктор Перлухин объявил голодовку. Собирался пить только воду и сладкий чай. Но вскоре медику стало плохо, у него подскочило давление, случился гипертонический криз. Он вынужден был обратиться за помощью к коллегам. Ему сделали ЭКГ, его осмотрел терапевт.

Сказались переживания всех предыдущих дней. По рассказам доктора Перлухина, дважды в день к окошку терапевтического отделения подходил полицейский, просил их выглянуть, чтобы сделать «контрольные» снимки.

- Представляете, сначала для контроля к окошку подходила кастелянша, потом я. Нас фотографировали. Как каких-то преступников, изгоев…

Больницу снаружи никто не запирал на замок.

- Конечно, мы могли бы выбраться, но там кругом стоят камеры, дежурила полиция. Штрафы за нарушение предписания Роспотребнадзора не маленькие.

Поздно вечером Владимиру Перлухину разрешили продолжить самоизоляцию в домашних условиях.

- Мне принесли предписание на мою фамилию, но по другому больному, которого я в глаза не видел. Я должен был находиться на карантине по Горлову (фамилия изменена), а мне принесли предписание по Жарикову (фамилия изменена). С последним больным, у которого тоже подтвердился COVID-19, контактировал другой доктор, который работает. А предписание составлено на меня. Все перепутали. Потом, когда поняли, что подсунули липу, составили другое предписание, но никто мне его не передавал. Все эти бумаги я отправил в прокуратуру.

Сейчас, по рассказам Владимира Перлухина, он находится дома, его по-прежнему стережет полиция.

- Я по их приказу выхожу на лестничную площадку, меня фотографируют. На улицу выйти не могу, только на балкон. Я не понимаю свой статус. Если я нахожусь на карантине, будет ли мне выписан больничный лист? У меня мазок - отрицательный, но я до сих пор не могу получить эти результаты на руки. Мне их не отдают. Поэтому пришлось обратиться в прокуратуру. 

Я хочу, чтобы медики не молчали, чтобы не вели себя, как страусы, которые прячут голову в песок. Так нельзя. Надо отстаивать свои права, инфекция – серьезная, мы же начнем погибать сейчас один за другим. У нас молодой врач в одном халатике ездила смотреть больного, у которого подтвердился коронавирус. А у нее двое детей…

У главврача Клетнянской районной больницы своя правда. Местным СМИ она сообщила, что Владимир Перлухин ночевал в стационаре только одну ночь. Причем в ординаторской, где стоит диван. Там отдыхают на дежурстве врачи-терапевты. В заточении его никто не держал. Больница закрывалась на ночь исключительно изнутри.

В отделении, по рассказам главврача, был установлен водонагреватель на 50 литров. Этого достаточно, чтобы одному человеку помыться. Дезрастворы, как хлорсодержащие, так и антисептики, были закуплены еще до эпидемии. Это может подтвердить любая санитарка. Маски, которых не хватало, шили из марли. Если чего-то одноразового не хватало, все стерилизовали.  

Доктору Перлухину сейчас вменяют то, что он сам нарушил алгоритм. Пациента с воспалением легких из Мирного отправил в отделение. Тогда как нужно было его послать на КТ в диагностический центр.

Также доктору ставят в вину демонстративное поведение на изоляции в больнице. Когда ему стало плохо, у него подскочило давление, он не стал звонить по внутреннему больничному телефону и обращаться за помощью. А набрал сразу «Службу спасения», чтобы поднять шум. Вспомнили доктору и то, что он избирался в депутаты районного совета от партии коммунистов. Отсюда, мол, и тяга к публичности.

Коллеги Владимира Перлухина сейчас работают по 12 часов. И как подчеркнула главврач Центральной районной больницы, рекламы из этого не делают.

Фото: vk.com/Владимир Перлухин

Сюжет:

Пандемия коронавируса