"Просветленные" русские затравили москвичку на Бали

"Ощущение, что меня тупо сожрут"

22.05.2020 в 14:14, просмотров: 7761

«Мне нужна помощь. На вилле, где я живу, есть другие люди. И вот эти другие люди меня дружно травят. Угрожают напрямую физической расправой. Обзывают. Насмехаются.

Причина простая – я держу границы. Не сливаюсь. Не даю собой помыкать. Не подстраиваюсь. Чтобы держаться подальше, я практически не выхожу из своей комнаты, но, когда выхожу, начинается буллинг. Повод подходит любой. Я не понимаю, что делать, потому что снова попала в кольцо насилия. Ощущение, что меня тупо сожрут. Да, мне страшно. Представьте себе стаю шакалов, окруживших жертву…»

Ника Кошар

Жертва – автор поста в соцсетях, московская журналистка, астролог Ника Кошар. А "стая шакалов" – наши соотечественники из разных регионов России и бывшего СССР, которые вместе с ней пережидают карантин на вилле, расположенной в живописном месте на индонезийском острове Бали.

Ника не планировала застрять в этом райском уголке почти на полгода, но коронавирус диктует свои жёсткие правила. Со своими мучителями она познакомилась в местном чате. Они тоже искали желающих снять вскладчину виллу – так дешевле. Пять комнат на шесть человек. Большая кухня-столовая, терраса, бассейн и до моря 10 минут пешком. Правда, пляжи пока закрыты из-за карантина.

- Буквально с первого дня у них начались вечеринки, – рассказывает Ника. – Никто не думал о соблюдении карантина. Тут целые толпы людей тусили. Когда я высказалась, что это опасно и меня тоже надо спрашивать, мне сказали: «Тебя никто не приглашает! Сиди в своей комнате и не отсвечивай».

Я постоянно боялась, что подхвачу инфекцию. Когда люди начинают жить коммуной, им кажется, что если есть общая кухня, то «всё вокруг колхозное, всё вокруг моё». Вечеринки мне не интересны, их в моей жизни было предостаточно.

Ника из тех, кто любит путешествовать в одиночку. Такие поездки для неё – не только способ перезимовать в тёплом климате, но и возможность поработать. Она пишет книги, рисует акварели, составляет прогнозы. Для соседей по коммуне Ника оказалась белой вороной, чужеродным элементом. А, как известно, кто не с нами, тот против нас.

Войну Нике объявила Настя, директор турагентства в Сочи.

- Она возит на Бали людей, обещая им просветление и абсолютное счастье, – говорит Ника. – Настя ставит их на гвозди. Рассказывает, что гвозди заменяют психотерапию. Предполагаю, что она увидела во мне конкурентку. Я же занимаюсь астрологией и психологией. Может, испугалась, что клиентов её буду переманивать.

На своей странице в Инстаграм Настя действительно именует себя «мастером гвоздестояния и йогиней от сердца». Вот она в позе лотоса, вот – в ванне из лепестков, вот – в струях водопада. Фигура модели, рентгеновский взгляд. Фотографии сделаны на Бали. Там Настя проводит ретриты.

Для тех, кто не в теме, ретрит – это поиск «просветления», смысла жизни и перемен. «Просветлённых» на тропическом острове немало. Интерес к  медитации, духовным и телесным практикам гуляет по Бали, как ветрянка. И желающих превратить унылую реальность в сказку хоть отбавляй.

Впрочем, на русской вилле было не до возвышенного. Бесконечные вечеринки, горы немытой посуды – казалось бы, мелочи, но они делают жизнь невыносимой.

- Все мусорят, но никто не может помыть за собой стакан, – делится Ника. – Настя пыталась перевесить эти обязанности на меня. Я объяснила, что за собой убираю и вообще ем в кафе. Тогда они наняли домработницу, которая будет мыть посуду, а платить должны все поровну. Я отказалась в этом участвовать. Не из-за денег, на Бали это очень дёшево, здесь дело принципа.

Началась откровенная травля. Все попытки Ники вести диалог, как-то договориться только усиливают конфронтацию. Глеб из Одессы слушает электронную музыку днём и ночью.

- Работать невозможно, – признаётся Ника. – Я вежливо попросила убавить звук, попыталась объяснить, что мы здесь не отдыхаем, а живём и работаем. Это такая же жизнь, как в Москве, Казани или в Одессе. В ответ меня грубо посылают.

Когда живёшь в одном доме, пересечения неизбежны. Есть места общего пользования, которые трудно миновать, если ты не человек-невидимка. Дошло уже до того, что Ника в последнее время даже не выходит из своей комнаты. Но её соседей это распаляет ещё больше. Агрессия усиливается.

- Так делают все абьюзеры, – констатирует Ника. – Настя не приходит, не смотрит мне в глаза и не говорит ничего. Но до меня доносится её голос: «Что, опять хочет, чтобы музыку выключили? Опять выделывается? Давно не получала!» «Заткнуть её просто!» – вторит Данила, подручный Насти.

Как может человек, проповедующий любовь и просветление, заниматься травлей? Она ведь «гуру» и должна «держать лицо» –  выглядеть позитивной, но у таких людей всегда есть кто-то, кто делает за них неприятную работу. Эту функцию и выполняет Данила, кажется, он ищет повод, чтобы спровоцировать меня и разжечь конфликт.

По ощущению Ники, до недавнего времени он вёл себя вполне дружелюбно, но потом «постоял на гвоздях» под Настиным руководством, и, видимо, «просветлился».

Напряжённость на вилле растёт день ото дня. Жить становится невыносимо. Насмешки, обидные слова, колкие шуточки в чате, пассивная агрессия, которая в любой момент может вылиться в открытое столкновение. И угрозы уже прозвучали.

- Работать не могу. Сегодня весь день прорыдала, – делится она.

Все говорят на русском языке, но не понимают друг друга. У них нет ничего общего. Они совершенно чужие люди с разным воспитанием и несовместимыми ценностями.

- Настя носит на запястье браслет со свастикой. Я ей говорю: «А ты знаешь, что это за символ для нас, русских людей?» Она смотрит пустыми глазами: «А здесь же это символ солнца!» Но как может быть свастика символом солнца для нас, чьи деды погибли на войне? Наверное, мои слова звучат патетически, но это вшито в подкорку, впитано с детства. Это – другое!

Наверное, на её месте многие повели бы себя иначе. Кто-то бы подчинился, кто-то бежал бы, куда глаза глядят, кто-то бы молча глотал слёзы. А Ника не хочет молчать:

- Я написала пост, чтобы обезопасить себя. Так нельзя со мной. Нельзя просто травить человека за то, что он на тебя не похож. Они должны знать, что можно получить отпор за свои действия. Я уеду, но на виллу придёт кто-то другой.

Её провоцируют, откровенно выживают, хотят, чтобы она уехала. Но оплачены ещё две недели, а это немалые деньги. Увы, нельзя просто сесть в самолёт и улететь из рая, превратившегося в ад.

Она бы сделала это хоть завтра, но эвакуационных рейсов пока нет. Ника подала заявку в консульство и готова сорваться в любой момент. Но сейчас ей некуда бежать. И никто не поможет. Друзья далеко, а здесь она одна против всех.

Остров Бали откроется для иностранных туристов в октябре 2020 года при условии улучшения эпидемиологической обстановки. Здесь шутят: из иностранцев остались одни русские.