Двухлетняя Маруся умерла в Москве с признаками синдрома Кавасаки

Мама малышки предупредила об опасности медиков и родителей

01.06.2020 в 20:29, просмотров: 80341

Врачи всего мира бьют тревогу о синдроме у детей, который связывают с коронавирусом. Признаки похожи на уже известный синдром Кавасаки - правда, его возбудитель раньше так и не был выявлен... Двухлетняя Маруся умерла в московской больнице. У девочки были все признаки синдрома Кавасаки, уносящим жизни малышей. Мать Маруси рассказала нам о трагедии.

Двухлетняя Маруся умерла в Москве с признаками синдрома Кавасаки
«Марусе было два года и пять месяцев».

«Мы таких детей ждали только в июне», - так мне сказала ревматолог в больнице, куда мы 18 мая поступили с Марусей, - рассказывает Анна П. - Я хочу рассказать о течении нашей болезни, чтобы это могло кого-то предостеречь, мне сейчас пишут мамочки, спрашивают о том, как именно болела дочка, какие признаки, чего следует опасаться.

Возможно, то, что произошло с нами, сможет помочь и врачи обратят внимание на опасные симптомы раньше, а не так, как произошло у нас, когда было слишком поздно...»

На Западе таких случаев уже сотни. Медики ничего не понимают. Так как изначально всех успокаивали, мол, дети младшего возраста переносят коронавирус очень легко. И вдруг примерно с апреля, спустя полтора-два месяца после прихода массовой эпидемии, по всему миру начали регистрировать случаи странного заболевания именно среди малышей. Средний возраст от 0 до 5 лет, но есть и старше.

Сначала всех госпитализировали с подозрением на синдром Кавасаки - редкая болезнь с высоким уровнем летальности, вызывающая некротизирующее поражение артерий, одно из самых первых проявлений - сыпь на стопах и ручках, напоминающая аллергию. УЗИ сразу же показывает изменения в сердечной мышце. Болеют дети обоих полов, мальчики и девочки.

«Первый признак нового синдрома - странная сыпь на ручках и ножках».

Когда подобных эпизодов стало много, учёные предположили, что это все же не «Кавасаки», а, вероятно, очень похожее на него тяжёлое осложнение COVID-19, которое, как теперь думают, иногда может наступить у детей даже после бессимптомно перенесённой инфекции. Есть мнение, что это тоже цитокиновый шторм, как и у пожилых людей, ураганоподобная реакция иммунной системы, но, в отличие от стариков, отсроченная во времени. Это всего лишь версия, точно никто ничего пока сказать не может.

Во Франции скончался ребенок, трое — в США. У всех впоследствие обнаружили положительный тест на коронавирус. До этого, по словам родителей, дети ничем особенным не болели.

В американском штате Нью-Йорк за последние месяцы были зафиксированы 102 похожих случая, а всего по стране на конец мая их насчитали 164 в 17 штатах.

«Первый признак нового синдрома - странная сыпь на ручках и ножках».

Мама двухлетней москвички Маруси П. рассказала «МК», что привело к смерти ее дочери и на какие признаки необходимо сразу же обратить внимание: «Если врачи заранее были предупреждены, что такое может начаться и в России, если специально проводились конференции по ZOOM со специалистами из других стран, которые уже столкнулись с этим страшным синдромом, то почему в приемном покое не насторожились и не распознали, что это может быть?»

По словам Анны, как таковым коронавирусом Маруся не болела. Однако, за три с половиной недели до случившегося у ребёнка на несколько дней поднялась температура до 39-40 градусов, потом все прошло. «Меня тоже три дня знобило, я просыпалась ночью от того, что просто начинало трясти... Списала все на нервы из-за болезни дочки. Мы сдавали мазок незадолго до этого, я со старшим сыном делала КТ - ничего не показало. У Маруси тоже все было чисто».

Ребёнок поступил в московскую детскую больницу вечером 18 мая. На тот момент симптомы были следующие: 7 дней лихорадка 37,5-39,5. Последние сутки температура сбивалась плохо, диарея, опухшие покрасневшие глаза, яркие губы, и самое основное - подозрительная сыпь на ладошках и стопах.

Вот как описывает происходившее дальше Анна.

«В приёмном покое осматривал врач, на мой прямой вопрос, похоже это на синдром Кавасаки или нет, мне сказали: нет, это аллергия. У вас высокие лейкоциты.

За сутки до этого сдавали кровь. Лейкоцитов ещё не было. Взяли мазок на COVID-19. Положили в инфекционное отделение. Пришёл дежурный врач... Она не исключила «кавасаки», назначила сразу аспирин, пошла смотреть уровень тромбоцитов. К огромному сожалению, смена подошла к концу рано утром, и она ушла домой...

От меня отмахивались. Что вы хотите? У ребёнка температура, у неё энтеровирусная сыпь, мы капаем вам антибиотики, успокойтесь уже. Сделали УЗИ сердца. УЗИ было хорошее. Мы, полные надежд, ушли обратно».

Анна говорит, что долго ждали ревматологов, но тех не было. Их просто сразу никто не позвал. Хотя это именно те специалисты, которые лечат болезнь Кавасаки.

«Сыпь расползлась по всему телу.

Я опять побежала искать врача. К тому моменту со мной общалась уже заведующая инфекционным отделением. На вопрос, почему ребёнок так дышит, ответ был: повыше положите на подушку. Но у неё была дикая одышка уже!

«Анна провела с дочерью в больнице в «чистой зоне» несколько страшных дней».

На вопрос о кровавом носе педиатр сказал брызгать промывающим средством. К этому моменту у ребёнка лопались сосуды и кровь шла в желудок. Кавасаки это или нет, я спрашивала сто раз на дню. Ответ был: Кавасаки девочки не болеют (увы, это не так - «МК»).

Позвали наконец ревматологов. Не устану благодарить этих людей. Врач, посмотрев на малышку, сразу заподозрила Кавасаки, и в итоге к ночи нам назначили иммуноглобулин. Низкий поклон медсестре, которая не спала всю ночь и каждый час меняла заряд лекарства.

Доктор сказала отслеживать любые изменения на теле. Ночью стало легче. Но, увы, и смена медсестры подошла к концу, в 7 утра она уехала. Дальше началось не понятно что.

Ребёнку перестали капать иммуноглобулин в 6 утра, и медсестра сказала, что в 9 утра продолжат. Ни в 9 утра, ни в 10, ни в 11 ни в 12 ей не делали ничего! Ровным счетом ничего! Более того, ей становилось все хуже, и я бегала по коридору, искала хоть одного медработника. 

Мне сказали, что я тут не одна, и, прежде чем нам ставить капельницу, надо всем остальным детям взять кровь, в итоге мы были последними. 

Мой ребёнок задыхался... Наконец нас решили перевести в ревматологию. Сделали УЗИ, там были функциональные небольшие изменения... Было решено положить на ночь в реанимацию. Оттуда она уже не вернулась.

Врач реанимации, который ее принимал - это гениальный врач, который ещё и человек с большой буквы. Который все время был рядом, объяснял, поддерживал и лечил. Я думала, все будет хорошо, но и его смена закончилась...»

Отеки достигли невероятных размеров, медсестры бесконечно вливали все новые капельницы. Марусю забрали на подготовку к гемодиализу. «Уносили тяжёлого ребёнка, который ещё хоть что-то мог сказать и даже стал держать бутылочку, а вернули через 40 минут почти бездыханное тело...»

Дальше интубирование, седация, сутки в этом состоянии и смерть.... Анну к умирающей дочери не пустили - у матери не было мазка на коронавирус.

Незадолго до конца она отъехала домой - поспать и поесть впервые за несколько суток, обещали, что ее без проблем пропустят обратно, но.

«Она ушла без меня... У всей этой истории много вопросов. Я надеюсь, что врачи сделали все возможное. Но! Дайте четкие инструкции приемному покою, почему я, не имея медицинского образования, говорила про синдром, а врач назвал это аллергией? Я умоляла о помощи... Я явно указывала на непонятные дикие симптомы».

Как потом сказали Анне, у Маруси в крови были обнаружены антитела к коронавирусу IgM - судя по всему, в острой фазе заболевания. Подозревается, что именно COVID-19 мог запустить тот самый поствирусный синдром, напоминающий Кавасаки.

«Мы забрали из больницы историю болезни, и там - правда, есть информация об антителах к COVID-19. Главный вопрос и моя боль. Почему, если западные коллеги предупреждали о возможном появлении таких детей, если о подобном было известно, ничего не сделали? Возможно, кому-то эта информация поможет, спасёт, но не мою Марусю...»

На своей странице в соцсети Анна написала, на что следует обратить пристальное внимание:

«Я хочу рассказать именно о симптомах, которые были у Маруси.

Врач сказала, что эта болезнь проходит у все по-разному. Но есть определённый набор, с которым, очевидно, надо бить тревогу.

Сыпь. Любая сыпь пусть вызовет вопрос. У нас началась со стоп и ладошек. Потом распространилась намного сильнее и ярче.

Красные отёкшие глазки. Яркие губы, яркий язык. Воспалённые лимфоузлы. У Маруси были на шее.

Возможен понос. Ну и температура. Температура больше 4-5 дней. Она жарила и жарила, эта температура.

Потом добавляются симптомы такие, как бесконечно воспалённые десны, слизистая носа и т.д. Одним словом, если температура держится более 4-5 дней, не ждите дальше, просите анализы, рассматривайте ребёнка через лупу. В анализах надо смотреть на тромбоциты. Они увеличиваются, хотя тут уже лучше показывать все анализы медикам». 

P.S. По сведениям «МК», в Москве в данный момент в больницах находится несколько детей с похожими симптомами. Однако, официальных подтверждений этого пока нет.

Читайте материал "Итальянские врачи сообщили о самоуничтожении коронавируса"


|