Развеян миф об опасности гексафторида урана

Эксперты подтвердили ценность этого ядерного сырья

Обедненный гексафторид урана (ОГФУ) – это ценное сырье или радиоактивные отходы? Исчерпывающий экспертный ответ на этот принципиальный вопрос дала видеоконференция, организованная Общественным советом Госкорпорации «Росатом» и Эколого-правовым центром «Беллона». Ее участники – экологи, инженеры-физики, юристы, блогеры, официальные представители ГК «Росатом» – сумели за неполных два часа ликвидировать тот информационный вакуум, тот острый дефицит знаний, который сложился в области обращения с ОГФУ. Подведена черта под непростой и порой болезненной дискуссией, во многом связанной с возобновлением в 2019 году транспортировки ОГФУ с немецкой уранообогатительной фабрики в Гронау на предприятия «Росатома» в нашей стране.

Эксперты подтвердили ценность этого ядерного сырья

На обывательском, дилетантском уровне ядерные технологии зачастую воспринимаются как некий потенциальный бич, угроза для человечества. Причем - с сомнительной пользой. Однако опасное – не значит бесполезное, и, наоборот, полезное – не значит опасное, рассуждает Алексей Екидин, ведущий научный сотрудник Института промышленной экологии Уральского отделения РАН.

«Электрическая энергия, бесспорно, полезна, но одновременно и опасна, если нарушаешь правила обращения с ней. То же самое можно сказать об автомобильном транспорте. ОГФУ не является исключением», - говорит Екидин.

Обзорный доклад под названием «Обедненный гексафторид урана (современная ситуация, вопросы безопасного обращения и перспективы)» подготовлен с целью разобраться в вопросе обращения с ОГФУ и развеять мифы вокруг страхов, существующих в обществе.. Работа над ним потребовала экспертных усилий очень многих организаций – образовательных, научных, экологических. В подготовке участвовали и активисты тех регионов, на территории которых хранится и перерабатывается ОГФУ. Авторы в максимально доступной форме постарались объяснить, что собой представляет и откуда берется обедненный гексафторид урана, какими свойствами он обладает, с какой целью его завозят, как используют и хранят на предприятиях атомной отрасли, а также какие нормы и технологии применяются при обращении с этим веществом. По сути, как заметил Алексей Едикин, авторам удалось не только собрать буквально по крупицам достаточно сложную информацию, но и адаптировать ее под уровень понимания широкой общественности.

Основной момент, вокруг которого не утихают страсти: что такое ОГФУ – полезное сырье или радиоактивные отходы? В последнем случае претензии тех, кто заявляет о незаконности ввоза ОГФУ из-за рубежа в Россию, оказались необоснованы. Дело в том, что согласно Федеральному закону от 21.11.1995 № 170-ФЗ «Об использовании атомной энергии» радиоактивными отходами являются «не подлежащие дальнейшему использованию материалы и вещества, содержание радионуклидов в которых превышает уровни, установленные в соответствии с критериями, установленные Правительством Российской Федерации» (п. 8. ст. 3). ОГФУ же является сырьем в рециклинге атомной отрасли и подлежит дальнейшей переработке.

Если сугубо по-научному, то гексафторид урана – это соединение шестивалентного урана и фтора (UF6). При нормальных условиях он пребывает в твердом состоянии (в 1,7 раза выше плотности свинца) и принимает разные формы – от частиц наподобие каменной соли до сплошной твердой массы. А если совсем по-простому, это ядерный материал, побочный продукт обогащения урана.

«ОГФУ – ценное сырье, и это признают не только российские, но и зарубежные специалисты. В частности, гексафторид урана нашел применение в разных отраслях промышленности. Он служит источником фтора для химической индустрии», - рассказывает инженер-физик, член Общественного совета ГК «Росатом» Олег Муратов.

Более того, по словам Муратова, отечественная газоцентрифужная технология дообогащения урана настолько эффективна, что позволяет использовать ОГФУ как вторичный ресурс при изготовлении топлива для АЭС с реакторами на быстрых нейтронах. Речь идет об обедненном уране с увеличенным по сравнению с природным ураном содержанием изотопа 235U. Что касается интересующего многих вопроса хранения ОГФУ, то на сегодняшний день в мире накоплено более 2 млн тонн этого вещества, в том числе свыше 1 млн тонн в России. Подавляющая часть этого объема хранится в специальных герметичных стальных контейнерах на открытых площадках разделительных заводов. Хранение признано учеными, специалистами и экологами совершенно безопасным.

В России это четыре предприятия разделительно-сублиматного комплекса топливной компании «ТВЭЛ»: в АО «Уральский электрохимический комбинат» (г. Новоуральск, Свердловская область), АО «Производственное объединение Электрохимический завод» (г. Зеленогорск, Красноярский край), АО «Сибирский химический комбинат» (г. Северск, Томская область) и АО «Ангарский электролизный химический комбинат (г. Ангарск, Иркутская область).

В случае разгерметизации контейнера главную опасность представляет утечка ОГФУ в окружающую среду: вступая в реакцию с влагой воздуха, он становится токсичным веществом. Между тем, за последние 45 лет известно примерно о десяти ЧП с контейнерами, содержавшими твердый гексафторид урана. Большинство происшествий было вызвано коррозией. Значимых последствий, то есть, гибели людей или обширного загрязнения территорий, не последовало. Радиационной опасности ОГФУ не представляет.       Для развития отечественной экономики ОГФУ важен еще и потому, что у нас урановых месторождений очень мало, либо они чрезвычайно дорогие, отмечает советник генерального директора АО «Техснабэкспорт» Олег Козин. И, конечно, резюмирует он, гекасафторид урана – это никакие не отходы, а уникальное сырье, крайне востребованное в целом ряде отраслей. Вообще-то ввоз радиоактивных отходов в Россию запрещен даже не одним, а тремя законами, и с 1990-х годов в нашу страну не попало ни одного грамма, говорит, в свою очередь, член Общественного совета ГК «Росатом» Валерий Меньшиков.

Участники конференции сошлись также во мнении, что при решении вопросов безопасного обращения с ОГФУ необходимо создать все условия для общественного контроля связанных с этим процессов. Речь может идти о таких его формах, как общественная экспертиза, мониторинг, экспертиза. В-общем, нет предела совершенству. А пока нам удалось сделать важный шаг навстречу людям – максимально простыми словами рассказать о том, что такое гексафторид урана, подытожил разговор генеральный директор Эколого-правового центра «Беллона» Александр Никитин.

Полный текст доклада доступен здесь.