Пандемия породила странную моду: чем хуже выглядишь, тем лучше

Кому нужен болезненный внешний вид

На подиумы, представляя новые коллекции ведущих модных брендов, вместо привычных красоток в последнее время все чаще выходят модели с заметными изъянами внешности – плохой кожей, лишним весом, с откровенно болезненным «луком» - видом. Эксперты моды говорят об «атипичной» красоте – новом ее прочтении. Потребители же не на шутку встревожены: уж не «бьютифобия» ли нас накрыла – избегание демонстрации красоты как способа дискриминации менее красивых?!

Кому нужен болезненный внешний вид

В причинах и возможных последствиях явления «МК» разбирался вместе со специалистами.

«Мир, что с тобой происходит?! – задается вопросом опубликовавшая в соцсетях фото с показов этого года от известных кутюрье актриса Елена Анищенко. - В моде «нетипичная красота» и уже даже не унисекс… Дамы все безлики, волосы с эффектом немытости, липкие и неухоженные, грудь впалая, лица угрюмые, уставшие, озабоченные или болезного вида, будто живые мертвецы, ходят зачем-то косолапо… Но самое удивительное – это мода на некрасивость, которой подиум бравирует! И это самые дорогие модели, которые закрывают показы, которые являются лицами мировых брендов!»

Айрин – голливудская актриса российского происхождения, в свободное от кино время работает на фэшн-съемках и в курсе всей подноготной этого бизнеса.

- Кто следит за показами от-кутюр, тот знает, что на подиуме уже появлялись и возрастные модели, и полненькие. Это дань модной сейчас идее равенства – никакого эйджизма (дискриминация по возрастному признаку – авт.), никакого бодишейминга (осуждение в связи с несовершенством фигуры – авт.). А сейчас на волне пандемии и BLM сделали еще один шаг вперед, уравняв красивых и не очень, здоровых и не слишком.

- Вы считаете, что для индустрии красоты это шаг вперед?!

- Ив Сен Лоран когда-то первым вывел на подиум черную модель, что по тем временам казалось неслыханным экспериментом! А теперь это в норме вещей. Да, мода в первую очередь индустрия, бизнес, поэтому те, кто у руля, просто не могли не воспользоваться новым полем, которое открыли им пандемия и движение за всеобщую идентичность, понимаете? Мода пусть гротескное, но отражение реальности. Как цинично ни прозвучит, но в моду стремительно вошли страшненькие и несчастненькие, потому что сейчас их больше, чем цветущих и счастливых.

- То есть, из-за пандемии дизайнеры решили вывести в тренд «больной лук», а из-за BLM этих странных пятнистых людей?

- Белые пятна на коже – это болезнь, называется витилиго. На кастингах модели с витилиго сейчас очень востребованы. Кумир американцев – Винни Харлоу. Фанаты рисуют себе пятна на коже, как у нее, или накладывают трафарет, чтобы загореть пятнами на солнце или в солярии. Есть и так называемые «транс-блэк» - те, кто с помощью специальных инъекций становятся из белых черными. 30 лет назад Майкл Джексон делал все возможное, чтобы из черного стать белым, а теперь все наоборот.

Транс-ниггер - девушка, перекрасившая кожу в черный цвет с помощью инъекций.

- А почему модели с немытой головой и унылым выражением лиц? Ведь мода это все же праздник, шоу!

- На самом деле, волосы у них, конечно, чистые, а такой вид достигается за счет специального макияжа. Сейчас как бы создается новый «инклюзивный» образ красоты, с учетом реалий. Течение Inclusion (включение – авт.) подразумевает, что за бортом моды никто не остается, независимо от внешних данных. К примеру, на кастингах на фэшн-съемки раньше требовалась идеальная кожа, а теперь наоборот – приветствуются веснушки, шрамы, проколы, тату в самых невообразимых местах. Очень востребованы модели с не белым оттенком кожи – афроамериканцы, южноамериканцы, азиаты – это в угоду расовой идентичности. Полные модели – в поддержку людей с гормональным ожирением, таких в Америке очень много. Все для того, чтобы дети не росли с комплексами.

- Чтобы они не стремились похудеть и улучшить себя, а спокойно оставались толстыми?

- С детьми в США особая история. Считается, что навязывать диету толстому подростку неэтично.

- Выходит, вот это все – несовершенная кожа, унылый вид, лишний вес – наш сегодняшний общий портрет, который и отражает мода?

- Да, и такое происходит не впервые. Началось еще с Кейт Мосс с ее образом изможденной беспризорницы. В 90-е был стиль гранж и героиновый шик: модели были истощенные, с черными кругами под глазами. Когда Катрин Денев впервые увидела коллекцию Ив Сен Лорана, где на тощих девочек поверх комбинаций надели кожаные куртки, то чуть в обморок не упала, я своими глазами это наблюдала! Она всегда одевалась у Лорана и приехала на показ, а он ее убил этими комбинашками! Потом даже Денев привыкла. Так что все повторяется.

Что касается самих дизайнеров, то они в первую очередь художники. Коллекции от-кутюр – это полет фантазии, художественное виденье образа сегодняшней красавицы, как Пикассо рисовал своих женщин кубами. В магазины эти вещи в таком виде никогда не попадут. И образы моделей, спустившись с подиума в народ, утратят утрированные черты. Но общий смысл образа останется – сейчас мы не в самом цвету.

- Пандемия принесла новое понимание красоты, - подтверждает современный художник стиля концепт-арт Илья Смолин. - Это новый виток восприятия образов, который, войдя в моду и укоренившись в ней, станет новым эталоном естественности. На нашей памяти долгое время в топе была «гламурная» красота, некая ожившая барби, но так было не всегда. Вспомним Рубенса, Пикассо и множество других великих имен, у каждого из которых было свое виденье красоты и понимание прекрасного. В 19 веке воспевалась хрупкая болезненная – «чахоточная» - женственность – не только как своеобразный манифест против буржуазной «сытости», но и как отражение хворей и проблем того времени. Во все времена и люди, и искусство подстраивались под реальность, и сейчас происходит то же самое. Естественность может выглядеть болезненно, но это нисколько не умаляет ее природной красоты. Как и сама природа, она может быть как на подъеме, так и в упадке, но в любом случае самобытна и прекрасна.

Сюжет:

Пандемия коронавируса

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28327 от 3 августа 2020

Заголовок в газете: Кому на руку больной лук