Цирковые артисты рассказали о своих приметах и амулетах

Запашному помогает шляпа

Это чувство знакомо нам с детства — предвкушение чуда. За магической атмосферой и волшебством мы отправляемся именно туда — в цирк. Но если на арене нам открывается только лишь иллюзия, то истинное чудо спрятано за кулисами. Речь о поразительных артефактах, которые в свое время перешли артисту по наследству или были изготовлены под заказ. Они и по сей день хранят свои секреты. С этими вещами связаны особые ритуалы, а некоторые предметы уже давно стали талисманами звезд цирка и в каком-то смысле их волшебными палочками. «МК» попробовал узнать то, чего еще никто не пытался выяснить. Что является и оберегом, и реликвией, и реквизитом, и кнопкой «помощь» для самих циркачей.

Запашному помогает шляпа

Винтажный гардероб

— Росгосцирк мог сшить костюм артисту раз в 10 лет. Остальные вещи — модненькие и красивенькие — мы шили себе сами и возили вот в таких тяжелых кофрах, чтобы они не помялись, — рассказывает заслуженная артистка РФ Елена Бараненко. — В то время, если удавалось ухватить кусочек блестящей ткани, это была уже фантастика.

Старинный кофр достался Елене в наследство от бабушки. Все три поколения артистов в ее семье так его берегли, что во время гастролей обкладывали фанерками и перевязывали веревками как дорогой подарок. Лишь бы он не получил повреждений.

Конечно, сейчас уже нет никакой надобности в этой громоздкой конструкции, однако Елена не собирается с «бабушкой» расставаться. Она хранит кофр как семейную реликвию, и если когда-нибудь откроется музей цирка, будет готова его туда передать.

Пошью костюмчик новенький

Самая большая ценность для артиста — его первый костюм. А если он пошит в советское время, да еще и с пайетками, которых тогда невозможно было отыскать днем с огнем, то значимость его существенно выше. До сих пор бережет как зеницу ока свой старинный костюм народный артист РСО — Алания Олег Танделов.

— 40 лет назад я сам сделал его эскиз и написал сценарий для своего первого циркового выступления, — рассказывает Олег. — Белый цвет выбран неслучайно: я как ангел предков исполняю танец на лошади в центре манежа. А сшила мне этот костюм когда-то известная на всю Осетию мастер национальных костюмов Изольда Гагичаева. Весь Кавказ у нее шил. Помню, когда я заехал к ней за готовым костюмом, выяснилось, что у меня на него не хватает денег. Никогда этого не забуду. Изольда мне говорит: «Мне ничего не надо. Забери и работай. Ты же Осетию прославляешь». Столько лет прошло, а этот костюм для меня по-прежнему как счастливый билет в цирковую жизнь.

Еще у Олега есть свой национальный инструмент — доул — подобие барабана, — сделанный из чинара. Он был изготовлен много лет назад осетинским мастером. Во время джигитовки этот инструмент придает национальный колорит.

— Животное слышит доул и готово работать, — говорят сыновья Танделова. — Для него эта барабанная дробь — стрессотерапия. Четкие знакомые ритмы дают лошади понять, что все идет по плану.

Во время репетиций животных, как цирковых артистов, приучают к яркому свету и шуму. Поэтому включают попеременно разные прожекторы и... стучат ведрами, чтобы крики «браво» и аплодисменты, возгласы и звуки ударов хлыстов не пугали и не отвлекали их.

— Есть лошади талантливые, а есть симулянты, — объясняет Олег. — Это можно даже понять по тому, как животное кушает. Жадно ест — значит, трудится в поте лица. Но мы всех приучаем к работе, и доул — как раз тот инструмент, который не позволяет сбиться с ритма. Ни в одном цирке ни одной страны мира такого нет!

Настоящий ковбой!

Мало кто знает, что директор Большого Московского цирка Эдгард Запашный является фанатом Майкла Джексона. Шляпа поп-короля, приобретенная им на аукционе, хранится у Эдгарда в его кабинете.

На вопрос, что бы он спасал в первую очередь, если бы, не дай бог, в кабинете начался пожар, он, не задумываясь, ответил: «шляпу!» Конечно, этот реквизит не связан с его профессиональной деятельностью, однако он хранит память о кумире, которому Эдгард всегда старался подражать: в работе выкладываться на 100% и быть благотворителем.

— Это та вещь, за которой я охотился и с которой не расстанусь, — уверяет Эдгард.

А еще с особым трепетом он хранит ковбойский костюм своего отца, в котором тот посватался к его матери. Этот костюм Вальтер Запашный привез из Австралии, где принимал участие в первых австралийских гастролях Московского цирка. Два месяца он сопровождал животных на корабле в одну сторону. Потом столько же возвращался.

— Город Калинин — нынешняя Тверь, 1975 год, — рассказывает Эдгард. — Сначала он познакомился с ней просто на улице. Потом узнал, где она учится, и договорился с руководством института о творческой встрече. И пришел туда с тигром на поводке. На маму это произвело впечатление. Но поскольку у них была очень большая разница в возрасте, конечно, ее родители не были в восторге, что достаточно взрослый мужчина обратил внимание на юную девушку. Поэтому ему нужно было произвести впечатление не только на нее, но и на них. Однажды он надел на себя австралийский костюм и приехал к ней в гости на лошади. Теперь уже они не смогли устоять и позволили ему с ней видеться. Так что этот костюм сыграл не последнюю роль в их романе, и мы с братом в каком-то смысле обязаны ему своим рождением.

Счастливый бант самой умной ослицы

— 42 года было нашей девочке, когда она умерла, — вспоминает свою любимую питомицу заслуженная артистка РФ Ирина Левицкая.

— Михаил Багдасаров подарил ее моему папе, когда Баронессе было 3 года. С тех пор она стала нашим талисманом. Во-первых, воспитала всех детей у нас — то есть козочек, которых мы покупали. Они прятались у нее под животом, и она никому не давала их трогать. Представляете? И вот так они росли.

Оказывается, дрессировщикам парнокопытных всегда тяжело покупать маленьких дублеров для выступлений, поскольку в стаде их стремятся забить как самых беззащитных и слабых. А вот Баронесса брала новобранцев дрессировщицы под свою опеку.

После смерти Барочки Ирина бережно хранит ее костюмы, сшитые мужем Левицкой, Геннадием Спиридоновым. Особенно дорог красный бант, в котором та часто выступала. И теперь право надеть этот бант иногда выпадает рогатым артистам, которых ждет особенно ответственное выступление.

Чемодан как почтовый ящик

— В этом году у нашего семейного чемодана юбилей. Моя мама впервые ездила с ним в Америку в 1970 году, — рассказывает заслуженная артистка РФ Елена Петрикова.

— Такой вот скромный винтажный Луи Виттон. Сейчас я храню в нем свои старые костюмы. Но когда мне еще приходилось с ним путешествовать, однажды случилась удивительная вещь. Между кармашком и подкладкой я нашла... старинную открытку.

Открытка исписана мелким почерком. Все послание от начала до конца на английском языке. Оно было адресовано ее матери. В нем руководство американского цирка благодарило ее за профессионализм. Рисунок самой карточки — Гранд-Каньон в Аризоне.

Сейчас Елена не расстается с этой открыткой. Чемодан уже давно не ездит на гастроли, а открытка путешествует с артисткой повсюду.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28330 от 6 августа 2020

Заголовок в газете: Дело — в шляпе от Майкла Джексона